ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

Миф десятый: опасны даже мизерные дозы радиации. Нет, малые дозы абсолютно безвредны

 

Сейчас мы рассмотрим вопросы важности чрезвычайной: ведь с малыми дозами радиации сталкивается каждый из нас. Мы живём в радиоактивном мире, причём именно в мире малых доз. Как же действуют малые дозы радиации, вредны ли они для здоровья? 

 

Сразу отметим: единого мнения не существует. Некоторые учёные, как и большая часть населения, считают опасными любые, сколь угодно малые дозы. Приводятся весомые доводы – результаты опытов по облучению мышей, многочисленные болезни ликвидаторов, статистика заболеваемости в «закрытых» городах, где расположены атомные предприятия и так далее.

Другая часть учёных столь же уверенно заявляет: малые дозы безопасны.

И, наконец, третья группа утверждает: облучение малыми дозами не только безвредно, а ещё и полезно. Доказательства тоже крепкие: многолетний опыт применения радоновых ванн, и… те же самые результаты опытов на мышах, а также статистика заболеваемости на атомных предприятиях и в «закрытых» городах.

Если вы, не будучи специалистом, попытаетесь разобраться в этом вопросе, то рискуете сойти с ума: обе точки зрения подтверждаются многими тысячами статей и сотнями книг. Если же вы специалист, выяснить истину будет ещё труднее. У вас уже сложилась своя точка зрения. Оказавшись в плену определённых теорий и источников информации, вы даже не захотите ознакомиться с книгами и статьями, где приводятся противоположные аргументы. Правильно, зачем тратить время на эту чушь?

Но мы всё же попробуем докопаться до истины. Вдруг да получится? Рассмотрим разные точки зрения, а выводы сделаем после.

Сперва уточним, о какой именно опасности идёт речь. Малые дозы не приводят к лучевой болезни, поэтому разговор пойдёт об отдалённых эффектах. И прежде всего о раковых заболеваниях. Вернёмся к уже знакомой зависимости эффекта (числа дополнительных раковых заболеваний со смертельным исходом) от дозы облучения (рис. 6.1). Только сейчас обратим взгляд на область малых доз, менее 0,25 Зв (250 мЗв).

Да, при больших дозах мы имеем прямую линию: чем больше полученная доза, тем выше вероятность заболеть раком. Закон пропорционального риска надёжно подтверждает статистика по хибакуси в интервале доз 0,5–4 Зв [1]. Но как идёт эта линия дальше, вернее, ближе к нулевой точке? Мы уже знаем, медицина не способна прямо определить вину радиации в заболеваемости раком. Ведь на фоне спонтанного рака уловить небольшой прирост за счёт радиации чрезвычайно трудно.

Чтобы оценить влияние малых доз, приходится проводить опыты на огромном количестве мышей. Не облучать же специально миллион человек! Но даже такие исследования не дают чёткой картины: результаты «скачут». И тогда возникают версии, гипотезы. Причём у каждого – своя. Данных много – выбирай на любой вкус! Вообще-то известны даже не две, а минимум четыре точки зрения. Коротко рассмотрим эти варианты: как зависит эффект, то есть частота радиационного рака (обозначим его буквой N) от дозы облучения (D).


i 049

Итак, вариант первый – беспороговый (рис. 10.1).

Мы уже знакомы с этой версией: прямую пропорцию, доказанную для больших доз, просто продолжают в нулевую точку.

Это беспороговая линейная зависимость «доза-эффект».

Логика здесь такая: мы не можем сказать точно, опасны малые дозы или нет. И потому будем осторожны. Считаем их опасными, но опасность, то есть вероятность смерти от рака, находится в прямой пропорции от дозы. Лишь полное отсутствие облучения гарантирует безопасность. Иными словами, беспороговая теория исходит из презумпции виновности малых доз.


 13

Рис. 10.1 Вариант 1 – беспороговый



Официальная точка зрения, принятая МКРЗ, основная версия, чуть сложнее. Она выражается не идеальной прямой линией. Считается, что при переходе от больших доз к малым риск умереть от рака в расчёте на единицу дозы снижается в два раза. Поэтому вводится понижающий коэффициент, равный двум [2, 3]. Таким образом, зависимость «доза-эффект» выражается в виде линии, имеющей перелом (рис. 10.2).


 14

Рис. 10.2 Вариант 1а – беспороговый откорректированный



Если в области больших доз число смертельных раков равно 0,1 случай на 1 чел. – Зв, то в области малых доз – в два раза меньше: 0,05 случая на 1 чел. – Зв. Много это или мало?

Представим группу населения в 1 миллион человек. Пусть в этой группе каждый человек ежегодно облучается дозой 1 мЗв (коллективная доза 1000 чел. – Зв). Такое облучение может привести в отдаленном будущем к возникновению рака у 50 лиц из облучённой популяции (что укоротит их жизнь в среднем на 15 лет). При этом, согласно мировой статистике, ожидаемой причиной смерти 200–250 тысяч человек из указанного миллиона будут такие же раки, но не связанные с облучением [4].

Аналогичные расчёты были проведены для оценки последствий чернобыльской катастрофы [2]. Для населения девяти загрязненных областей России, Украины и Беларуси (15 617 000 человек) ожидаемая коллективная доза облучения равна 192000 чел. – Зв. А расчётная, теоретическая смертность от всех злокачественных опухолей за счёт радиации Чернобыля возрастает на 0,6 % по сравнению со спонтанным уровнем. Здесь главная опасность заключается не в риске для конкретного человека, а в массовости облучения.

Мы уже говорили о принципиальном отличии малых доз облучения от больших. Не грех вернуться к этому сложному вопросу и взглянуть на проблему под другим углом. Для больших доз (если мы говорим об опасности ОЛБ) разница между 1 Зв и 5 Зв – всего в пять раз – это разница между жизнью и смертью. Либо лёгкая степень лучевой болезни, от которой выздоравливают без лечения, либо тяжёлая степень – верная смерть, если не лечить. Для тех же больших доз могут быть и отдалённые последствия, хотя для раковых заболеваний разница уже не такая резкая: 10 %-ная вероятность и 50 %-ная вероятность смерти в течение жизни.


Для малых же доз разница в опасности одного, десяти или ста миллизиверт почти незаметна: это мизерный прирост к риску «естественного» рака. Поэтому индивидуальный риск малых доз – понятие, которое почти не имеет практического значения.

В этом вся суть беспороговой теории: малые дозы радиации опасны вовсе не для конкретного человека, а только при массовом облучении больших групп населения. И еще: в области малых доз неправильно говорить «облучился» и «не облучился», делить дозы на чёрные и белые. Любые малые дозы – «чуть сероватые», если придерживаться беспороговой теории.

Повторим: именно вариант, показанный на рисунке 10.2, официально принят во всём мире.

Следующий вариант – пороговый (рис. 10.3).


 15

Рис. 10.3 Вариант 2 – пороговый



Логика здесь другая. Человек сформировался в условиях естественного радиоактивного фона. И не только человек, – все живые существа на Земле за миллионы лет наверняка приспособились к фоновым уровням радиации. Такие уровни безопасны, организм их просто не замечает. Опасность появляется, лишь начиная с какого-то порога. Поэтому к радиации надо относиться так же, как мы относимся к химическим загрязнениям: есть предельно допустимые уровни, предельно допустимые концентрации (ПДК). Всё, что ниже – безопасно.

Проблема тут вот в чём: никто не знает, где именно находится этот самый порог – один, десять или сто миллизиверт? А может, и все двести?

Ведь ни в Хиросиме, ни в Нагасаки не было зарегистрировано избыточных опухолей при облучении дозами ниже 200 мЗв [5]. Да и естественный радиоактивный фон в разных местах отличается в разы и десятки раз.

Сегодня мы знаем точно: рак от облучения – эффект отдаленный и вероятностный. А вот пороговый или беспороговый – большой вопрос.

Следующий подход – гормезис (рис. 10.4).


 16

Рис. 10.4 Вариант 3 – гормезис



Пусть вас не пугает незнакомое слово, образованное от греческого hormesic — стремление. Давно известное явление. Означает стимулирующее действие малых доз каких-либо факторов, вредных в больших дозах (не только радиации). Ещё Парацельс в XVI веке сформулировал гениальную догадку: «Нет ядов и нет лекарств; всё есть яд и всё есть лекарство, а действие определяется лишь дозой».


i 051

В повседневной жизни примеров гормезиса – тьма тьмущая:

– плавать в ледяной воде опасно, но закаливание – полезно;

– алкоголь в больших дозах – яд, но малые дозы способствуют снижению сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний;

– многие химические элементы – яды, но в малых дозах полезны; их в этом случае и называют уже не токсичными элементами, а микроэлементами: селен, цинк, медь, хром и другие;

– ультрафиолетовое облучение может вызвать ожоги кожи (пороговый эффект) и отдалённые последствия (снижение иммунитета, ускоренное старение кожи, рак кожи). Но умеренное ультрафиолетовое облучение полезно и даже необходимо. Оно способствует образованию витамина D в организме и повышает сопротивляемость к физическим и нервным нагрузкам.


Аналогично и радиация: большие дозы опасны, а малые полезны и даже необходимы. Малые дозы радиации усиливают сопротивляемость человека разным болезням. Поэтому радиационный гормезис часто называют радиационным закаливанием [6]. Облучение малыми дозами снижает частоту раковых заболеваний: ведь на рисунке 10.4 ось абцисс – не нулевой, а спонтанный уровень смертности от рака.

Радиационный гормезис подтверждается многими примерами. Давно известен оздоравливающий эффект радоновых ванн (подробнее о радоне – в главе 16).

В радиоактивных провинциях Китая, Индии, Ирана, заболеваемость и смертность от рака ниже, чем в других районах [7, 8]. Правда, лишь у коренного населения.


 17

Рис. 10.5 Заболеваемость лейкемией у японцев, переживших атомную бомбардировку [1]



Имеются данные, что при облучении хибакуси дозами от 5 до 100 мЗв наблюдается снижение, а не увеличение заболеваемости лейкозом [5]. Картина радиационного гормезиса у хибакуси показана на рис. 10.5 [1].

Существование радиационного гормезиса многими специалистами признаётся, но официально его практическое применение не рекомендуется. Ведь после краткосрочного усиления иммунитета могут проявиться негативные долговременные последствия [9].

Следующий вариант – синергизм (рис. 10.6).


 18

Рис. 10.6 Вариант 4 – синергизм



Синергизм (от греч. synergeia) означает сотрудничество, содействие. В нашем случае – усиление канцерогенного действия малых доз радиации при сочетании с другими повреждающими агентами (по научному – факторами риска). И здесь небольшие дозы облучения могут оказаться опаснее, чем большие дозы в «чистом виде»: не только размер имеет значение [10, 11]. Дополнительными факторами риска могут служить химические канцерогены, например, бензпирен (продукт неполного сгорания органических веществ, содержится, например, в табачном дыме). Так, совместное действие курения и облучения не удваивает, а сразу учетверяет смертность от рака [12]. Правда, усиливающий эффект зависит от количества выкуриваемых сигарет, что хорошо видно на рис. 10.7.



Рис. 10.7 Расчётная смертность от рака органов дыхания у шахтёров урановых рудников США [5]



Ионизирующие излучения в сочетании с курением намного опаснее, чем простое увеличение дозы облучения. Даже для рабочих урановых рудников!

Вы уже знаете, что психоэмоциональные стрессы усиливают канцерогенное действие радиации [14, 15]. При стрессах в организме сгорают витамины, в том числе те, что одновременно являются антиоксидантами (витамины А, С, Е). И в этом случае защита от избытка свободных радикалов резко слабеет. То же самое можно сказать о неправильном питании (дефицит витаминов, белка).

Синергизмом радиации и других факторов риска обусловлены, как мы знаем, и многие болезни ликвидаторов.

К сожалению, большая часть исследований посвящена изучению влияния радиации в чистом виде, иначе говоря – только величины дозы на частоту онкологических заболеваний.

Итак, мы рассмотрели четыре варианта, четыре точки зрения на опасность малых доз радиации. Вспомним особенность отдалённых эффектов облучения: невозможно предсказать, у кого опухоль проявится, а у кого нет. Только вероятность, только повышенный риск. Неопределённость результата воздействия малых доз радиации ещё выше. Здесь нельзя исключить даже снижения смертности от рака.

– Хорошо, – скажут читатели. – Но нам-то как относиться к радиации? То ли она опасна, то ли нет. А может, полезна? Что делать-то? Лечиться на радоновых курортах? Или задерживать дыхание, проезжая мимо атомной электростанции? Зачем нам четыре варианта? Где правда?

Я вас понимаю. Нас ещё в школе приучили: правильный ответ – всегда единственный. Тот, что в учебнике. И я так раньше считал. C годами стал допускать, что могут быть две точки зрения: моя и ошибочная.

И лишь сейчас пришло понимание: точек зрения может быть много, а неверной может оказаться и собственная.

Сегодня даже учёные не могут прийти к единой точке зрения. Но что интересно: специалисты определённого профиля почти всегда являются сторонниками конкретного варианта – одного из четырёх, что мы рассмотрели. Зная профессию автора статьи, саму статью можно не читать. Ага, это писал атомщик? Значит, приверженец пороговой теории. А здесь – активист-антиядерщик? Наверняка сторонник беспороговой теории либо синергизма. Так, а это у нас кто? Врач радонового курорта? Гормезис, однозначно.

В общем, скажи, где ты работаешь, и я скажу, что ты думаешь о малых дозах радиации. Иногда возникает ехидный вопрос: а зачем проводить исследования, коль результат известен заранее? Не будем спешить. Вы пока не готовы (простите великодушно) воспринять информацию непредвзято. Вы, читатель, кто бы вы ни были, тоже подсознательно склоняетесь к определённой точке зрения. Я вас понимаю.

Вы – пенсионер, вас часто обманывали, от вас часто скрывали правду? И я бы на вашем месте не верил ни слову про безвредность и тем более пользу радиации.

Вы – профессионал-атомщик? Коллега, я вас понимаю. Когда я читал лишь книги, выпускаемые Минатомом, тоже считал малые дозы безопасными.

Сейчас нам нужно сделать одну вещь: начать с чистого листа. Представьте, что вы ничего не слышали раньше об опасности (безопасности) малых доз радиации. Помолчим.



Медленно перевернем страницу…



Вы ещё не готовы?

Понимаю: трудно. А кто сказал, что должно быть легко?

Помедлим еще минуту.



Начинаем с чистого листа.

Вы правы, не могут быть верными разные точки зрения одновременно. Что-то здесь не так. Возможно, у разных учёных в их опытах была разная радиация? Нет, примерно одинаковая. А может, исследования проводили в различных условиях? Уже теплее.

Статистические данные по онкологии облучённых людей используются в разных теориях. Значит, чем-то отличаются эти люди. Чем же?


Чтобы это выяснить, автору пришлось перелопатить десятки книг и сотни статей. Вот уже – тихо шифером шурша, едет крыша не спеша – и вдруг «щелчок». Есть-таки отличие между теми людьми, которым (точнее, некоторым из которых) от радиации было плохо, и теми, кому – либо никак, либо хорошо! И в чём же оно? Самое главное: как именно действовала радиация? Изолированно, в гордом одиночестве? Или сочеталась с чем-то ещё?

Возьмём радоновые волны. На человека действует только радиация. Плюс вера в пользу радона. Догадались, что мы получим? Да, гормезис. Та же картина с профессионалами-атомщиками и особенно – учёными. Из вредностей только радиация. И часто – выраженная психическая компонента. Только не стрессовая, со знаком «минус», как у ликвидаторов, а со знаком «плюс»: увлечённость, вера в важность своей работы для страны, – вот откуда атомщики-долгожители.

Противоположный пример – ликвидаторы. Радиация плюс химическое загрязнение (особенно свинцовое), плюс нагнетание ужасов. Что имеем? Вариант синергизма. И дети Чернобыля – тоже синергизм, но немного другой. У них – более высокие дозы облучения (мизерная масса облучаемой радиоактивным йодом щитовидки) в сочетании с повышенной чувствительностью к радиации. Вот почему частота опухолей щитовидной железы у детей превышает ожидаемый для полученных доз уровень [11, 16].

Опыты на мышах? Радиация в чистейшем виде. Только радиация – и ничего кроме радиации! Мышки правильно питались, не пили и не курили, им не задерживали зарплату. А главное, они газет не читали, телевизор не смотрели, в Интернете не «шарили».

Итак, что же у нас получается? Если малые дозы действуют без вредного аккомпанемента, – они безвредны либо полезны. А вот в сочетании с другими повреждающими агентами – могут стать опасными. Но где вы встречали радиацию в изолированном виде? Разве что в опытах на мышах (к радоновым ваннам ещё вернемся).

Куда чаще мы имеем букет отягчающих обстоятельств. Это и химическое загрязнение биосферы (особенно в крупных и промышленных городах), и стрессы, и неполноценное питание. Эти вещи вредны и сами по себе, а вкупе с радиацией способны дать угрожающие сочетания. Синергия – вот ключ к пониманию канцерогенной опасности радиации.

Да, мы так привыкли: искать во всех бедах конкретного виновника, одного-единственного. Если инфекционная болезнь – виноват микроб, если рак, – ясное дело, – радиация.

На самом деле, когда речь идёт об онкологических заболеваниях, всё не так просто. От малых доз радиации рак не возникает. Да и большие дозы не обязательно приводят к раку. Они лишь увеличивают риск его появления. В случае же малых доз радиация редко играет главную роль. Куда опаснее химические загрязнители, курение, плохое питание и стрессы. А радиация, по одному школьному сочинению, – «последняя капля воды, которая переполнила бочку пороха».


Литература

1. Булдаков Л.А., Калистратова В.С. Радиоактивное излучение и здоровье. – М.: Информ-Атом, 2003. – 165 с.

2. Ильин Л.А., Кириллов В.Ф., Коренков Ю.П. Радиационная гигиена: Учебник. – М.: Медицина, 1999. – 384 с.

3. Публикация 103 МКРЗ: Рекомендации МКРЗ от 2007 г. «Обеспечение радиационной защиты профессионалов и населения от воздействия источников ионизирующего излучения». – Пер. с англ. – Изд. ФМБЦ им. А.И. Бурназяна.− М: Изд-во ООО ПКФ «Алана», 2009. – 344с.

4. Комментарий к Нормам радиационной безопасности НРБ-99 и Основным санитарным правилам обеспечения радиационной безопасности ОСПОРБ-99 / Под ред. Академика Г.Г. Онищенко. – М.: Минздрав России, 2005. – 126 с.

5. З. Яворовски. Жертвы Чернобыля: реалистичная оценка медицинских последствий чернобыльской аварии. – Медицинская радиология и радиационная безопасность, 1991, № 1. – С. 19–30.

6. Крещенко Е. Радиационное закаливание. – Химия и жизнь, 1997, № 7. – С. 12–16.

7. Булдаков Л.А., Калистратова В.С. Радиационное воздействие на организм – положительные эффекты. − М.: Информ-Атом, 2005.− 246 с.

8. Глазко В.И., Глазко Т.Т. Отбор на дурака. – Химия и жизнь, 2010, № 5. – С. 37–39.

9. Рекомендации-2003 Европейского Комитета по радиационному риску (ЕКРР-2003). Выявление последствий для здоровья облучения ионизирующей радиацией в малых дозах для целей радиационной защиты.− Брюссель, 2003; Москва, 2004. – 220 с.

10. Яблоков А.В. Миф о безопасности малых доз радиации: атомная мифология. – М.: Центр экологической политики России, ООО «Проект-Ф», 2002. – 145 с.

11. Гуськова А.К. Чернобыль и здоровье. Конец первого десятилетия. – Энергия, 1996, № 5. – С. 16–19.

12. Лебедев О. Облученный! Камо грядеши? – Изобретатель – рационализатор, 1993, № 10. – С. 16–17.

13. Радиация: Дозы, эффекты, риск / Перевод с английского. – М.: Мир, 1988. – 79 с.

14. Бурлакова Е.Б. и др. Действие малой дозы ионизирующего излучения и химических загрязнений на биоту. Программа «Оценка сочетанного действия радионуклидных и химических загрязнений». – Атомная энергия, 1998, том 85, № 6. – С. 457–462.

15. Василенко И.Я., Василенко О.И. Человек и малые дозы радиации. – Энергия, 2000, № 9. – С. 44–51.

16. Линдер Л. Чернобыль сегодня в сравнении с другими катастрофами. – Атомная техника за рубежом, 2000, № 11. – С. 27–30.

 

Поиск

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Поделиться

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru