ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

Миф одиннадцатый: российские нормы радиационной безопасности – самые мягкие в мире

Что такое нормы, когда речь идёт о радиации? Это такие дозы облучения, которые официально считаются безопасными. Многие полагают российские нормы недостаточно жёсткими, как говорится, «резиновыми». Таки нет!

С чем у нас в порядке, так это с нормами радиационного облучения. Они полностью соответствуют международным [1, 2]. И тоже регулярно пересматриваются. Взгляните, как это происходило – на примере норм для персонала, работающего с источниками излучения (рис. 11.1). С 1925 года нормы ужесточились в 78 раз!


 20

Рис. 11.1 Хронология изменения предела годовой дозы облучения персонала группы А (графическая обработка данных [3])



В 1912 году, когда никаких норм и в помине не было, французский учёный Жолио Кюри оценивал опасность на глазок. Подержав кусочек радия (самый популярный в то время радионуклид) в руке, он ждал: будет ожог или нет? И делал заключение: эритемная (то есть дающая стойкое покраснение и последующее коричневое окрашивание) доза на кожу не должна превышать 10 рентген в день. Лишь позднее, когда узнали об отдалённых последствиях облучения, стали вводить научно обоснованные ограничения. Со временем об опасности радиации узнавали всё больше, технологии работы с источниками излучения совершенствовались – и нормы периодически ужесточали.

Сегодня пределом дозы для профессионалов (атомщиков, медицинских работников и всех прочих, за исключением космонавтов) считается 20 мЗв/год. Правда, такая доза облучения допускается в среднем за любые последовательные 5 лет, а в течение одного года можно получать и до 50 мЗв.

А для нас с вами, для населения, установлены куда более жёсткие нормы. Так называемое техногенное облучение, например, от расположенного в городе атомного предприятия, ограничивается величиной 1 мЗв/год. Это мало, ниже дозы, реально получаемой за счёт природного фона (2 мЗв), о котором побеседуем чуть позже.

Отдельно ограничивают медицинское облучение. Для массовых рентгенорадиологических обследований практически здоровых лиц эффективная доза не должна превышать 1 мЗв/год.

Другое дело, если медицинская процедура, связанная с облучением, позволяет установить диагноз либо вылечить пациента. В этом случае доза не ограничивается каким-то пределом. Но должен соблюдаться так называемый принцип обоснования: польза от медицинской процедуры должна превышать возможный радиационный ущерб для здоровья [2].

Наглядно нормативы облучения показаны на рис. 11.2.


 21

Рис. 11.2 Нормативы облучения



Поскольку их значения отличаются в сотни раз, ось ординат построена в логарифмическом масштабе: равные отрезки шкалы соответствуют десятикратному увеличению.

А что насчёт природного облучения? Ограничивают его или нет? Да, но не всякое. Возьмём космическое излучение у поверхности Земли. Можем ли мы повлиять на получаемую дозу? Нет. А ещё есть такой природный радионуклид – калий-40. Этот изотоп, как мизерная примесь к стабильному калию-39, поступает в организм с водой и пищей. Способны мы повлиять на дозу облучения? Тоже нет. Логично, что эти виды природного облучения не регулируются.

Другое дело – радиоактивный радон в помещениях. Напрямую дозу внутреннего облучения за счёт вдыхания радона определить сложно, и потому ограничивают не дозу, а объёмную активность радона в воздухе помещений. Причём российские требования предусматривают не одно, а два предельных значения объёмной активности. При проектировании новых зданий – 100 Бк/м3, а в уже эксплуатируемых зданиях – 200 Бк/м3, поскольку множество старых помещений не укладывается в первую норму.

Кстати, в западных странах нормы по радону либо сопоставимы с нашими, либо мягче. В настоящее время в странах Европейского Союза экспертами по радиационной защите рекомендованы нормы концентрации радона в помещениях вдвое выше, чем у нас: 200 Бк/м3 – для новых жилых зданий и 400 Бк/м3 – для старых. А в Финляндии, где очень много радона в старых помещениях, нормативы ещё либеральнее: 200 Бк/м3 в новых домах и до 800 Бк/м3 – в эксплуатируемых [4].

Но мы привыкли оценивать опасность радиации по значению дозы. Как же связать концентрацию радона (Бк/м3) с дозой (мЗв/год)? Понятно, что получаемые дозы зависят от времени пребывания людей в помещениях. Исходя из этого для жилых помещений, где люди проводят 80 % времени, среднегодовая активность радона и годовая эффективная доза соотносятся так:

100 Бк/м3  1,5 мЗв/год.

Соответственно,

200 Бк/м3  3 мЗв/год [5].

Может возникнуть вопрос: а почему санитарная норма на радоновое облучение (3 мЗв/год) в три раза мягче, чем для техногенного облучения (1 мЗв/год)? Может, радон не так опасен, как выбросы атомных станций? Причина в другом: снизить радиационное воздействие вездесущего радона куда сложнее, чем облучение от атомных предприятий. А норма должна быть выполнимой, иначе она теряет смысл. Впрочем, радиоактивному радону мы посвятим целых две главы (мифы № 13 и № 14).

Очень хитро нормируется суммарное природное облучение. С одной стороны, ограничивать эффективную дозу для населения не имеет смысла: мы не в состоянии повлиять ни на внешний гамма-фон, ни на содержание радиоактивного калия-40 в организме. А с другой стороны, суммарное воздействие природной радиации может достигать опасных значений. Как быть? Вместо жёстких норм введены уровни облучения, которые позволяют оценить степень радиационной безопасности населения [6, 7]. В зависимости от значения эффективных доз облучения населения от всех природных источников (включая радон) установлены три уровня:

– менее 5 мЗв/год – приемлемый уровень;

– 5-10 мЗв/год – повышенное облучение;

– более 10 мЗв/год – высокий уровень.



Чтобы эти непростые вопросы лучше уложились в голове, цифры по ограничению радиационного воздействия сведены в таблицу 11.1.



Таблица 11.1 Ограничение радиационного воздействия на население России

i 055

Но почему допустимые дозы техногенного облучения персонала и населения так сильно разнятся – в двадцать раз? Если 20 мЗв уже безопасно, зачем предел для населения ограничивать одним миллизивертом?

Наверняка кто-то уже сообразил, в чём тут дело.

Во-первых, людей, которых мы называем населением, намного, в тысячи раз больше, чем атомщиков, рентгенологов и других профессионалов. По этой причине коллективная доза для населения выше – а значит, может увеличиться и число раковых заболеваний. Просто из-за большей массовости облучения. Это во-первых.

А во-вторых, население включает и детей, и беременных женщин, а также – больных и ослабленных. А, скажем, атомщики – взрослые здоровые мужики: других туда не берут. Поэтому и запас предельной дозы по отношению к предельным уровням облучения такой разный.

Мало того, что ионизирующее облучение нормируется, то есть ограничивается определёнными предельными дозами. В отношении радиации действует ещё и принцип ALARA, сформулированный в 1954 году МКРЗ. Нет, это не фамилия французского ученого, а сокращение английского выражения:



A  As

L  Low

A  As

R  Reasonable

A  Achievable



Переводится примерно так: «Настолько низкие (имеются в виду уровни облучения), насколько это разумно допустимо».

В Российской Федерации принцип ALARA известен как принцип оптимизации (а всего действуют три принципа радиационной защиты, включая уже известные вам принципы нормирования и обоснования).

Принцип оптимизации гласит: дозы облучения необходимо поддерживать не только ниже предельных норм (это даже не обсуждается), но на возможно низком и достижимом уровне. Это касается как индивидуальных, так и коллективных доз: последние можно уменьшить, снижая число облучаемых лиц. Так на практике реализуется беспороговый подход.

При этом российские нормы радиационной безопасности (так называемые «НРБ-99/2009» [2]) критикуют с двух сторон. Атомщики (имеется в виду администрация, а не работники) – за то, что нормы слишком жёсткие, иной раз трудновыполнимые. «Зелёные» – наоборот, за мягкость: ведь возможны угрожающие сочетания радиации с химическими загрязнениями, с табачным дымом и так далее [3].

Что тут можно сказать? Совсем «нулевые» нормы смысла не имеют: они будут нарушаться неизбежно. Мы уже имеем подобную картину в области экологической безопасности, точнее, при нормировании химического загрязнения рыбохозяйственных водоемов. Для большинства наших рек, озёр и водохранилищ ввели безумно низкие предельно допустимые концентрации отдельных химических загрязнителей в воде – меди, нефтепродуктов и других. Но эти нормативы повсеместно превышаются. Предприятия за это штрафуют, деньги переходят из одного кармана в другой, но вода-то чище не становится. И какой в этом смысл?

Да, радиация может давать зловещие сочетания с курением, с чем-то ещё. Но чья роль в этих сочетаниях важнее? Радиация никогда, если речь идёт о малых дозах, не является первой скрипкой. Главный виновник всегда другой. Например, табачный дым [8]. Это более сильный фактор риска, с ним и надо бороться. Чего ради бесконечно шлифовать то, что и так хорошо? Тут короткий тупик – быстро упрёшься.

Ведь ужесточение и без того жёстких норм означает резкое повышение расходов предприятий. Например, на дополнительную сверхмощную вентиляцию. Или же на сверхсильные средства защиты. Типа: «А давайте на всех рабочих наденем свинцовые трусы!». Но ведь свинец сперва надо выплавить – а это ухудшит экологию. А вдруг у тяжёлых трусов резинка лопнет? И останутся работники без пальцев на ногах. «Зеленые» сами же и шум поднимут: от радиации появились беспалые мутанты (шутка). Но главное, эффект будет мизерный.

А не лучше ли те же вентиляторы установить в комнатах для курения, да хорошенько просветить персонал на предмет вреда табачного дыма? А может, и стимулировать некурящих. Ведь «курилки» на многих атомных предприятиях – самые опасные помещения: там сочетается курение активное и пассивное. Но почти все, кого настигают какие-то хвори, объясняют их влиянием радиации. Не виновата она!

Так, о чём это мы? Ах да, радиационные нормы. Что же всё-таки можно сделать, если особо ужесточать их смысла не имеет?

Во-первых, на радиационно-опасных объектах вводятся, более жёсткие нормы – так называемые контрольные уровни. Да, да. Если какому-то атомному объекту удаётся поддерживать дозы облучения своих работников ниже нормы (тех самых 20 мЗв/год), то эти более низкие уровни утверждаются в качестве внутренних норм – в добровольно-принудительном порядке. Так сказать, планирование от достигнутого. Таким образом реализуется на практике принцип оптимизации.

А во-вторых, необходимо уделять внимание неблагоприятным сочетаниям радиации и других повреждающих факторов. Так видится с моей невысокой колокольни.

Кстати, подобным образом поступают в фармакологии. Пусть какие-то лекарства в сочетаниях (например, с алкоголем) дают побочные эффекты. И что, разве при этом снижают рекомендуемые дозировки препарата? Нет, делают совсем другое. В инструкцию по применению вводят специальные разделы: «Совместимость», «Предостережения», «Взаимодействие с другими лекарствами».

Итак, мы рассмотрели установленные пределы радиационного облучения. А какие дозы мы получаем реально? Ведь риск последствий возрастает при увеличении дозы, так? Тогда важно знать, где же мы получаем больше миллизивертов – и главное внимание направлять именно туда.

Пока мы знакомы лишь с дозами, полученными в нештатных ситуациях – Хиросима, Чернобыль. Будем надеяться, что впредь большие беды обойдут нас стороной. Но и обычная жизнь буквально напичкана ионизирующими излучениями. Как разобраться в их многообразии?

Для удобства все виды радиоактивного облучения делят на три большие группы: природное, медицинское и техногенное. В таком порядке мы и проведём наше расследование.



Литература

1. Международные основные нормы безопасности для защиты от ионизирующих излучений и безопасность обращения с источниками излучения. – Серия изданий по безопасности, № 115. – Международное агенство по атомной энергии, Вена, 1997.

2. Нормы радиационной безопасности НРБ–99/2009: санитарно-эпидемиологические правила и нормативы. – М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2009. – 100 с.

3. Яблоков А.В. Миф о безопасности малых доз радиации: атомная мифология. – М.: Центр экологической политики России, ООО «Проект-Ф», 2002. – 145 с.

4. Тихонов М.Н. Радон: источники, дозы и нерешённые вопросы. – Атомная стратегия, 2006, № 23.

5. Публикация 65 МКРЗ: Рекомендации МКРЗ «Защита от радона-222 в жилых зданиях и на рабочих местах». – Доклад МКРЗ от 1993 г. – Пер. с англ. М.В. Жуковского. – Ред А.В. Кружалов. – М.: Энергоатомиздат, 1995. – 78 с.

6. Основные санитарные правила обеспечения радиационной безопасности ОСПОРБ-99/2010. – Приложение к постановлению главного государственного санитарного врача РФ от 26.04.2010 г. № 40. – 55 с.

7. Санитарные правила и нормы СанПиН 2.6.1.2800-10. «Гигиенические требования по облучению населения за счёт природных источников ионизирующего излучения».

8. Ревич Б.А. Загрязнение окружающей среды и здоровье населения. Введение в экологическую эпидемиологию: Учебное пособие. – М.: МНЭПУ, 2001. – 264 с.

 

Поиск

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Поделиться

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru