ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

«ГРЕЧЕСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ»

znachРаскопки в Геркулануме и Помпеях придали мощный импульс развитию неоклассицизма второй половины XVIII — первой трети XIX в., формировавшегося под воздействием эстетики Просвещения. Значительное влияние на него оказало так называемое «Греческое возрождение» — волна энтузиазма, вызванная открытием в середине — второй половине XVIII в. археологических памятников в Восточном Средиземноморье.

В отличие от Италии, страны, входившие в состав Оттоманской империи, из-за «железного занавеса» ислама оставались почти неизвестными европейцам, но в последней трети XVII–XVIII в. поездки в этот регион участились.

Поиском греческих надписей и рукописей занимались военные, дипломаты, антикварии, художники, ученые-естествоиспытатели. В 1700–1702 гг. по поручению французского короля профессор ботаники при Королевском саде лекарственных растений, член Парижской академии Ж. Питтон де Турнефор (1656–1708) в сопровождении художника королевских садов К. Обри (1651–1743) и немецкого естествоиспытателя А. Гундесхаймера (1668–1715) путешествовал по Греции, Азии и Африке для изучения растений, попутно занимаясь естественно-историческими, археологическими и этнографическими наблюдениями. Экспедиция объехала острова греческого Архипелага, Малую Азию, берега Черного моря, Армению, Грузию и добралась до границ Персии. В «Сообщении о путешествии в Левант» (1717) помещены рисунки не только растений, но и скульптур, архитектурных фрагментов, надписей, а также впервые снятые планы ряда античных городов на островах Архипелага и в Малой Азии. Французский врач П. Люка (1664–1737) провел в путешествиях по Востоку и Греции четверть века, собирая коллекции для королевского кабинета и снимая эстампажи надписей, в том числе открытой Турнефором в Анкаре надписи «деяний» Октавиана Августа — так называемого Анкирского памятника (1701), но его описания изобилуют неточностями.

Немецкий математик К. Нибур (1733–1815) возглавлял научную экспедицию, посланную датским королем в Аравию, Персию, Сирию, Палестину и соседние страны (1762–1767), и единственный из пятерых европейцев вернулся домой. Он изучал остатки древних городов, в частности Персеполя, где скопировал ряд клинописных текстов, составил планы увиденных памятников и карты Красноморского побережья Аравии и всего Йемена. Подробные историко-географические сведения приводятся им в «Описании Аравии» (1772), «Описании путешествия по Аравии и другим близлежащим странам по собственным наблюдениям и сведениям, собранным на месте» (1774–1778) и посмертно изданном «Путешествии через Сирию и Палестину» (1837).

Несколько ранее (1737–1742) по Востоку путешествовал английский юрист, впоследствии англиканский епископ, член Лондонского общества антиквариев Р. Покок (1704–1765). В неоднократно переиздававшемся «Описании Востока и некоторых других стран» (1743–1745) им подробно, хотя и сумбурно, охарактеризованы руины древних сооружений и приведены рисунки, архитектурные чертежи и обмеры, планы городов не только Греции и островов Эгейского моря, но также Палестины, Ливана, Сирии, Месопотамии, Египта, Кипра, Крита и ряда стран Восточной Европы. Покок впервые издал сделанные по беглым наброскам чертежи величественных храмов Баальбека (1737) и изображения других памятников, в том числе находящихся в Афинах, многие из которых были разрушены. Для исследования монументальных памятников Пальмиры и Баальбека по следам Покока в 1750–1753 гг. Обществом дилетантов в Лондоне была отправлена экспедиция Дж. Даукинса (1722–1757) и Р. Вуда (1717–1771) в сопровождении итальянского архитектора Дж. Б. Борра. Ее результаты опубликованы одновременно на английском и французском языках в книгах «Развалины Пальмиры» (1753) и «Развалины Баальбека или Гелиополиса в области Сирии» (1757).

Ряд памятников классической Греции пострадал в ходе военных действий. Так, осада венецианцами Афин (1687) привела к существенным повреждениям скульптур Акрополя, которые в 1674 г. успел зарисовать фламандский художник Ж. Каррей (1649–1726), сопровождавший в путешествии по Греции французского посла в Порте маркиза де Нуантеля. В 1751 г. на средства Общества дилетантов в Афины прибыли живописец Д. Стюарт (1713–1788) и архитектор Н. Реветт (1720–1804), которые в течение трех лет проводили систематические раскопки, обмеры и зарисовки остатков архитектуры и скульптуры. В частности, они изучили исчезнувшие впоследствии памятник Фрасилла под Акрополем и ионийский храм на Плиссе, дважды обследовали Кикладские острова. Ими были изданы «Древности Афин измеренные и зарисованные» в четырех томах (1762–1830). В точных изящных увражах запечатлены не только все памятники афинского Акрополя, но и его ансамбль, представленный как гармоничное единство разнообразных элементов природного ландшафта и архитектуры. Француз Ж.Д. Леруа в книге «Развалины красивейших памятников Греции» (1758) издал собственные зарисовки, отстаивая тезис о первенстве греческого искусства над этрусским и римским.

Восточный фронтон Парфенона в Афинах. Гравюра с рис. Уильяма Парса. 1765 г.

Общество дилетантов снарядило и «Первую ионийскую» экспедицию (1764–1766) с участием Н. Реветта, Р. Чендлера (1738–1810) и рисовальщика У. Парса (1742–1782). Помимо дополнительного исследования памятников Афин (1765), экспедиция обнаружила остатки дорических храмов на мысе Суний и о. Эгина, изучила древности Малой Азии, Сирии и Палестины, вновь обследовала руины Пальмиры и Баальбека. Книги «Древности Ионии» (1769) и «Ионийские древности» (1812) фактически открыли миру ионийское зодчество Малой Азии на о. Самос, в Приене и в Дидимах у Милета.

В последней четверти XVIII в. французские миссии трижды получали разрешение снимать слепки со скульптур Парфенона. К концу столетия относятся путешествия по Греции и Турции посла Франции в Константинополе (с 1784 г.) графа М.Г.Ф.О. Шуазеля-Гуфье (1752–1817), члена Академии надписей и изящной словесности, впоследствии директора Императорских библиотек и президента Академии художеств (1797–1800) в Петербурге. По его поручению в 1788 г. французский консул Фовель попросту спилил блок подлинных скульптур с «Эргастинами» с восточного фриза Парфенона (ныне в Лувре). Не брезгуя подобными методами, Шуазель-Гуфье собрал большую коллекцию античных надписей и древностей, во многом утраченную из-за событий конца столетия (одна часть погибла во время пожара в Смирне, другая оказалась на захваченном англичанами судне и попала в Британский музей, третья была отправлена морем в Одессу, но дальнейшая ее судьба неизвестна). После смерти Шуазеля-Гуфье остатки его коллекции были проданы с торгов и попали в Лувр, музей Марселя и другие музеи Франции, а также разошлись по частным коллекциям.

В масштабном вывозе греческих подлинников в Западную Европу не отставали и англичане. Профессор минералогии Кембриджского университета Э.Д. Кларк (1769–1822) проехал всю Южную, Западную и Северную Европу, через Россию попал в Турцию, Грецию, Малую Азию, Сирию, Египет (1790–1802) и привез в Англию 183 ящика экспедиционных материалов, включая мраморы, надписи, рукописи, большинство из которых было вывезено нелегально, т. е. украдено не только в Оттоманской Порте, но и в России. Особенно отличился Т. Брюс, лорд Эльгин (1766–1842), английский посол в Турции (1799–1803), увлекавшийся коллекционированием древностей. На собственные средства Эльгин нанял итальянских специалистов для зарисовки памятников и снятия слепков, причем добился официальных фирманов для получения их доступа на афинский Акрополь за 5 гиней в день. Используя благорасположение султана и подкуп турецких чиновников, лорд получил разрешение на раскопки и снятие скульптур и сумел вывезти в Лондон 12 фронтонных групп, 15 метоп, 56 плит фриза Парфенона, скульптуру Коры с портика Эрехтейона, куски фриза храма Ники, а также надписи и скульптуры из различных мест Греции, большое количество слепков и рисунков. В Лондоне Эльгин, заклейменный лордом Байроном как варвар, разграбивший греческие святыни, организовал публичную выставку привезенных скульптур. В 1816 г. они были приобретены английским правительством для Британского музея.

В середине XVIII в. внимание антиквариев привлекли также древнегреческие памятники Италии — дорические храмы VI–V вв. до н. э. Пестума в Кампании, поразившие совершенством форм И.В. Гёте, и остатки зодчества Великой Греции на Сицилии. Первые описал Дж. Антонини (1745); серию рисунков опубликовал французский архитектор Ж. Суфло, посетивший Пестум в 1750 г.; книгу «Развалины Пестума» (1768) напечатал англичанин Т. Мейджор. Если знаменитый итальянский гравер и архитектор Дж. Б. Пиранези (1720–1778) в конце 40-х годов работал над серией гравюр «Виды Рима» и издал несколько томов с исследованиями и реконструкциями практически всех знаменитых античных построек в Вечном городе и его окрестностях, то в последние годы жизни он переключился на греческую архитектуру — выполнил обмеры и сделал зарисовки, ставшие основой для серии офортов греческих храмов Пестума. Памятники Великой Греции были изданы в увражах Ж.П. Уэля «Живописное путешествие на Сицилию» (1782) и аббата де Сен-Нона «Живописное путешествие в Неаполитанское королевство» (1781).

Одним из ярких представителей «Греческого возрождения» был член Академии надписей (с 1747) и Французской Академии (с 1789) аббат Ж.Ж. Бартелеми (1716–1795), долго живший в Италии. В своей книге «Путешествие юного Анахарсиса в Грецию в середине IV века до Р. X.» (1788) он попытался воссоздать в художественной форме картину древнегреческого мира на фоне рассказа о достопримечательностях Эллады. Книга получила небывалую популярность во многих странах Европы.

 

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru