ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

ОКЕАНИЯ

znach«ЗАТЕРЯННЫЙ МИР»

К началу XVIII в. Океания — совокупность около 10 тыс. островов в центральной и юго-западной частях Тихого океана — оставалась «затерянным миром», далекой от Европы частью Земли, где время как бы остановилось. Островные народы, предки которых совершили беспримерный подвиг, заселив острова и архипелаги, разделенные тысячами миль водных просторов, пребывали в полной или частичной изоляции от остального большого мира.

Океанийцы приспособились к жизни на островах, используя те скудные ресурсы, которые могла предоставить им природа. Они были умелыми земледельцами и рыбаками, строили большие парусные лодки-каноэ, умели ориентироваться в океане и находить пути к отдаленным островам по звездам, направлениям постоянных ветров и течений, полетам птиц. Были развиты ремесла: плотницкое дело, плетение циновок, изготовление материи-тапы из луба деревьев, сооружение домов. Высокого искусства достигли резчики по дереву, мастера татуировок, изготовители плащей и шлемов из птичьих перьев. При этом океанийцы не знали металлов и пользовались орудиями, изготовленными из камня, кости и дерева.

Изоляция способствовала консервации океанийских обществ на стадии первобытнообщинных отношений. Открывая острова Океании, европейские мореплаватели как бы совершали путешествие во времени. Родовой строй сохранялся у папуасов и меланезийцев на Новой Гвинее и других островах Западной Океании. Более сложные общественные отношения существовали у микронезийцев и полинезийцев. У них выделялись строго ранжированные общественные группы: наследственные вожди, каста жрецов, простые земледельцы-общинники, рабы из числа военнопленных. На наиболее продвинутых в социальном развитии островах, где разложение родового строя зашло достаточно далеко, возникли условия для создания государств. На Фиджи, Самоа, Таити и Гавайских островах появление европейцев совпало по времени с завершением процессов объединения племен под властью единого вождя — основателя «королевской» династии. В социальном регулировании большую роль играла система запретов-табу. Нарушители подвергались наказанию, вплоть до изгнания из общины. Для того чтобы стать полноправными членами общины, мальчики специально обучались, а затем проходили мучительные испытания-инициации.

«Старый Свет и Новый Свет на двух полушариях». Карта Р. Бонна. 1780 г.

Крайним разнообразием отличались религиозные верования океанийцев. У папуасов и меланезийцев существовал культ предков, обожествление сил природы (анимизм), тотемизм, когда родовые общины отождествляли себя с определенным животным или птицей. Полинезийцы веровали в существование многих богов-покровителей с верховным божеством Тангароа (Тангалоа) во главе, которому подчинялись другие боги более низкого ранга. Родословная вождей возводилась к божествам, а самые знатные вожди устанавливали свое происхождение от верховного божества. Были разработаны сложные церемониалы, иногда сопровождавшиеся человеческими жертвоприношениями. Выделялись места для поклонения богам (марае или малае), где ставились их изображения, вырезанные из дерева или камня. Особую известность получили каменные скульптуры острова Пасхи на окраине Восточной Полинезии; здесь же существовала и уникальная иероглифическая письменность (ронгоронго). У полинезийцев существовала особая каста жрецов, которая поддерживала связь с богами, организовывала ритуальные церемонии, хранила предания и родословные вождей. По мнению папуасов и меланезийцев, знахари и колдуны обладали тайным знанием, могли наслать порчу на человека и даже содействовать его смерти. Повсюду в Океании бытовала вера в таинственную силу мана, благодаря которой человек был способен на успешные дела в хозяйственной деятельности и ратном деле. Ее можно было увеличить, убив врага и съев его часть. Тогда мана убитого переходила к победителю. Обладателями сильной мана оказались европейцы, впервые появившиеся в Океании в XVI в.

 

ПОЯВЛЕНИЕ ЕВРОПЕЙЦЕВ: ИСПАНСКИЕ И ГОЛЛАНДСКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ XVI–XVII ВЕКОВ

За два столетия, прошедших до XVIII в. со времени открытия европейцами Тихого океана (1511 г. — А. д’Абреу; 1513 г. — В. де Бальбоа) и первого трансокеанского плавания (1521 г. — Ф. Магеллан), испанскими, португальскими, а с XVII в. и голландскими мореплавателями были сделаны многие важные открытия: проложены пути в страны Восточной и Юго-Восточной Азии через Тихий океан с востока, через Магелланов пролив; найдены некоторые острова и архипелаги Океании. В 1668 г. появилась первая колония, основанная Испанией на Марианских островах с центром на о. Гуам.

Осваивая Тихий океан, испанцы заботились о поддержании связей между своими колониями в Америке и на Филиппинских островах, разведывали морские пути в страны Азии, создавали на них опорные пункты. На разведанных ими маршрутах состоялись первые открытия островов Океании. Севернее экватора были найдены Марианские острова (Магеллан, 1521 г.), некоторые из Каролинских и Маршалловых островов (Лойаса, 1526 г.; Эспиноса, 1522 г., Сааведра, 1527 г.; Вильялобос, 1543 г.; Торре, 1543 г.; Легаспи, 1564 г.). На юго-западе Океании экспедиция А. Сааведры в 1528 г. повторно (вслед за португальцем Ж. де Менезишем, 1526 г.) открыла Новую Гвинею (или Страну Папуа), архипелаг Адмиралтейства. На юго-востоке Менданья разыскал Маркизские острова и острова Санта-Крус (1595). П. Фернандес де Кирос открыл некоторые острова в архипелаге Туамоту и в других островных группах, обнаружил архипелаг Новые Гебриды (1606).

Испанцы были также увлечены поиском Южного континента, или «страны Офир», откуда, согласно Библии, царь Соломон вывез золото для строящегося Иерусалимского храма. Гипотезу о существовании на юге обширного континента, сопоставимого по размерам с евроазиатским материком, высказывали еще античные географы I–II вв. н. э. Помпоний Мела и Клавдий Птолемей. В Перу сохранялось предание о морском походе правителя империи инков Тупак Инка Юпанки на запад от перуанского побережья. В 1538–1541 гг. Карл V Габсбург заключил ряд соглашений с вице-королем Новой Испании в Америке, поручив ему организовывать морские экспедиции для открытия и колонизации «островов в Южных морях в западном направлении».

Однако большинство испанских открытий становились известными только узкому кругу чиновников. В условиях испано-португальского соперничества эти державы предпочитали держать в секрете маршруты плаваний и сделанные открытия. Отчеты капитанов, дневники экспедиций, составленные карты оседали в архивах. Мореплаватели XVIII в. могли воспользоваться только малой частью сведений, добытых испанцами. Кроме того, координаты островов определялись неточно. Острова наносились на карты с большими погрешностями, ибо в XVI и XVII вв. долготу определяли путем сложных вычислений, и ошибки в несколько градусов были обычными.

Для мореплавателей XVIII в. существенное значение имели открытия, сделанные голландцами в предшествующем веке. С 1595 г. они начали торговлю с Индией, в 1598 г. создали торговые фактории на острове Ява, а в 1602 г. основали нидерландскую Ост-Индскую компанию, которая монополизировала торговлю со странами Южной и Юго-Восточной Азии, а также с Дальним Востоком. Голландцы укрепились в Индии и на Цейлоне, на полуострове Малакка и Молуккских островах. Остров Ява с городом Джакартой, который голландцы захватили в 1619 г. построив на его развалинах крепость Батавию, стал административным и торговым центром, откуда направлялась торговая экспансия Ост-Индской компании.

Поиск Южной земли являлся первоочередной целью морских экспедиций голландцев в Тихом океане. В 1605–1607 гг. В. Янсзон открыл самый северный полуостров Австралии — Кейп-Йорк, остров Принца Уэльского в Торресовом проливе, обследовал южные берега Новой Гвинеи. В 1616 г. Д. Хартог отыскал восточный берег австралийского континента и назвал его Землей Эндрахт. К 1636 г. многочисленные голландские мореплаватели исследовали почти все западное побережье Австралии (Зейдландт), значительные участки южного и северного берегов. Я. Карстенс в 1623 г. обследовал южное и восточное побережья Новой Гвинеи и открыл высочайший хребет острова — Снежные горы.

В 1615–1622 гг. поиски Южной земли вела экспедиция В. Схаутена и Я. Ле-Мера. Они воспользовались проходом в Тихий океан у архипелага Огненная Земля, самую южную оконечность которого назвали мысом Горн. В северной части архипелага Туамоту были найдены четыре острова. Голландцы впервые открыли северные острова Тонга — Тафахи и Ниуатобутабу. Были найдены также острова Хорн, некоторые из атоллов в группе Палау, остров Новая Ирландия, Лавонгай, повторно обнаружены острова Адмиралтейства, впервые найденные в 1528 г А. Сааведрой. В 1642–1643 гг. А. Тасман отыскал остров, названный им в честь генерал-губернатора голландских колоний в Ост-Индии Антони ван Димена Землей Ван-Димена (современная Тасмания), впервые нашел Северный и Южный острова Новой Зеландии, открыл острова Тонгатабу, Эуа и Намука в архипелаге Тонга, архипелаг Фиджи и атолл Онтонг-Джава.

В результате трех англо-голландских войн 1652–1654, 1665–1667, 1672–1674 гг. Голландии удалось сохранить связь со своими заморскими колониями, однако ей пришлось уступить роль ведущей военно-морской державы Англии.

ПО СЛЕДАМ АНГЛИЙСКИХ ПИРАТОВ

Впервые британский флаг на тихоокеанских просторах показал еще в XVI в. пират Френсис Дрейк. В 1577–1580 гг. он организовал грабительский поход на корабле «Золотая лань», совершив второе в истории кругосветное плавание. Главной целью Дрейка было нанести как можно больший ущерб Испании в ее американских колониях. На восточном побережье Южной Америки были разграблены испанские гавани в устье Ла-Платы. Выйдя из Магелланова пролива в Тихий океан, Дрейк прошел вдоль американского западного побережья. На чилийских, перуанских и мексиканских берегах было уничтожено множество испанских кораблей, опустошены важнейшие гавани. Поход Дрейка обогатил Англию, а также географическую науку. Он обследовал второй проход в Тихий океан, впервые найденный испанцем Ф. Осесом в 1526 г., а затем В. Схаутеном и Я. Ле-Мером в 1615 г. Широкий пролив между архипелагом Огненной Земли и Антарктидой получил имя Дрейка.

На рубеже XVII и XVIII вв. ряд плаваний в Южных морях совершил британский пират Уильям Дампир (1651–1715). На острове Ямайка он присоединился к шайке буканьеров, грабивших испанские города и селения в американских колониях. Буканьеры были охотниками на одичавших коров и свиней на Больших Антильских островах и прежде всего на Гаити. Они продавали копченое мясо, шкуры и соль голландским, французским и английским морякам. Буканьеры враждовали с испанцами, владевшими островами. В 1680 г. Дампир участвовал в пиратских рейдах у перуанских берегов. На корабле пирата Джона Кука он вернулся в Тихий океан, где была продолжена охота на испанские корабли, перевозившие золото из перуанского порта Кальяо в Панаму. Ограблению подверглись также несколько мексиканских городов. В 1688 г. Дампир на корабле капитана Рида впервые высадился на западном побережье Новой Голландии — так тогда называлась эта часть австралийского материка.

Однако прославился Дампир не столько своими пиратскими подвигами, сколько сделанными им научными описаниями и открытиями. В 1697 г. он издал первый том своего труда «Плавание вокруг света». Второй том, озаглавленный «Рассуждение о пассатах, бризах, штормах, временах года, приливах и течениях жаркого пояса всего света», появившийся в 1699 г., стал настоящей находкой для мореплавателей. Карта ветровой циркуляции, составленная Дампиром, была настолько точна, что в нее в дальнейшем были внесены лишь незначительные поправки. Он собрал интересные данные о величинах магнитного склонения в разных точках Мирового океана, солености морских вод. Значительное внимание Дампир уделял сбору этнографических, ботанических и зоологических сведений о странах, где он побывал. В 1703 и 1709 гг. были опубликованы два тома книги Дампира «Плавание в Новую Голландию в 1699 году». Книга «Плавание вокруг света» получила широкую известность. До 1727 г. она семь раз издавалась в Англии, была переведена на французский, голландский и немецкий языки. Британское Королевское общество оценило научный вклад Дампира, избрав его своим членом, а Адмиралтейство поручило ему организовать экспедицию к берегам Новой Голландии для продолжения исследований в Южных морях.

Вступление Англии в войну за Испанское наследство (1701–1714) позволило Дампиру получить каперское свидетельство и начать охоту на испанские суда. В 1703 г. на двух кораблях он отправился в Тихий океан, надеясь на богатую добычу. На необитаемый остров, входящий в состав архипелага Хуана Фернандеса, Дампир за какую-то провинность высадил парусного мастера Александра Селкирка. Позднее матрос был снят пиратской экспедицией В. Роджерса и Дж. Шелвока 1708–1711 гг., в которой Дампир участвовал в качестве кормчего. История Селкирка послужила основой для книги Д. Дефо «Робинзон Крузо» (1719). Роджерсу удалось захватить в северных водах Тихого океана испанский галион, шедший из Манилы в Акапулько. Стоимость добычи составила огромную по тем временам сумму — более двухсот тысяч фунтов. Но получить свою долю Дампир не успел, скончавшись раньше, чем английский суд, уполномоченный разбирать споры между членами команды о разделе добычи, принял соответствующее решение.

Набеги Дампира встревожили не только Испанию, но и Голландию. Нидерландская Ост-Индская компания сочла необходимым организовать специальную экспедицию в Новую Гвинею на трех кораблях, которую возглавил капитан Якоб Вейланд. 22 января 1705 г. она отправилась из Батавии к Новой Гвинее, обследовала полуостров Вогелкоп и широкий залив со множеством островов. Залив был назван в честь Й. Гелвинка, одного из директоров Ост-Индской компании. В дальнейшем в конце XVIII и в XIX в. залив и его острова использовались английскими и французскими мореплавателями, посещавшими новогвинейские воды. Обозначив свой интерес к Новой Гвинее, компания воздержалась от дальнейших шагов по колонизации острова, западная половина которого была присоединена к колониальным владениями Голландии в Юго-Восточной Азии лишь в 1828 г.

Последним крупным плаванием голландцев в Тихом океане стала экспедиция Якоба Роггевена (1659–1729), предпринятая в 1721–1722 гг. Она была организована голландской Вест-Индской компанией для поиска Южной земли. Флотилия была сформирована из трех кораблей, имела на вооружении семьдесят пушек. В плавание отправились двести двадцать три матроса и солдата. В то время между Ост-Индской и Вест-Индской компаниями велась острая конкурентная борьба. Путь с запада в Тихий океан через Индийский был монополизирован Ост-Индской компанией, и Роггевену пришлось пересечь Атлантику. Отправившись в плавание 21 августа 1721 г. из голландской гавани Тексель в Северном море, экспедиция Роггевена 14 января 1722 г. обогнула мыс Горн и вышла в Тихий океан. Разыскивая Южный материк, она достигла 61° ю.ш. Здесь часто встречались плывущие с юга айсберги.

Роггевен высказал предположение, что у южного полюса находится материк, ибо, по его словам, «такие массы льда могут быть только с земли, где царит “всеобщий холод”». Самым ярким открытием экспедиции стал остров Пасхи, на который Роггевен «наткнулся» случайно в поисках земли, обнаруженной в этих краях в 1687 г. английским пиратом Э. Дэвисом. Остров был найден в пасхальное воскресенье 5 апреля 1722 г. Христианский праздник не помешал голландским матросам и солдатам, высадившимся на берег, открыть огонь по островитянам и заняться грабежом. Голландцев особенно поразили огромные статуи, стоявшие на каменных платформах. Местные жители украшали статуи длинными полосами материи, водружали на их головы корзины, наполненные белыми камнями, разводили перед статуями костры и воздавали им почести. 13 апреля 1722 г. Роггевен отправился от острова Пасхи на запад, повторяя маршрут Схаутена и Ле-Мера. В архипелаге Туамоту были открыты семь крупных островов и атоллов, найдены два острова из архипелага Общества. 15 июня 1722 г. ознаменовалось открытием островов архипелага Самоа: Мануа, Тутуила и Уполу. От Самоа путь был продолжен к Новой Гвинее, а затем в Батавию, где корабли Роггевена были конфискованы (главным конкурентом его нанимателей — Ост-Индской компанией), а команды под арестом отправлены в Голландию.

АНГЛО-ФРАНЦУЗСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО

В первой трети XVIII в. инициатива в освоении Тихого океана окончательно перешла к Англии и Франции. В Англии в 1711 г. была создана Компания Южных морей, призванная содействовать британскому участию в эксплуатации тихоокеанских колоний Испании. Представления о том, что Британия вправе претендовать на испанские владения в Тихом океане, английские читатели могли почерпнуть из уже упоминавшихся работ Дампира, а также из книг других своих соотечественников-мореплавателей Лайонела Уэйфера «Новое путешествие и описание перешейка Панама» (1699), Уильяма Фаннелла «Путешествие вокруг света» (1707), Эдварда Кука «Путешествие в Южные моря и вокруг света» (1712), Вудса Роджерса «Плавание вкруг света» (1712).

Французский король Людовик XIV также начал посылать торговые корабли в Тихий океан. В 1706 г. он планировал создать в Калифорнии опорную базу для французской торговли на Востоке. Однако после заключения в 1713 г. Утрехтского мирного договора, положившего конец войне за Испанское наследство, ни Англия, ни Франция не получили никаких торговых привилегий в Тихом океане и были вынуждены временно отказаться от планов экспансии в Южных морях.

Очередную попытку вытеснить Испанию из ее тихоокеанских владений англичане предприняли в ходе войны за Австрийское наследство (1740–1748). Предполагалось отправить две сильные эскадры: одну для захвата Филиппин, другую к тихоокеанским берегам Испанской Америки с целью поднять восстание в колониях против Испании и, в случае удачи, занять место последней. Реализовать эти обширные планы не удалось. В 1740 г. к тихоокеанским берегам Южной Америки была направлена флотилия из шести судов, на которых находились 961 человек под командованием Джорджа Ансона. Экспедицию преследовали неудачи. До Тихого океана добрались лишь три корабля; 335 человек скончались от болезней. Не получилось поднять восстание в испанских южноамериканских колониях. Единственной добычей англичан стал испанский галион — слабое утешение при провале основной цели экспедиции. В Англию в 1744 г. вернулся только один корабль. Но и эти итоги британское правительство высоко оценило. Ансон получил высший пост в британском военно-морском флоте — должность первого лорда Адмиралтейства.

Во второй половине XVIII в. планы колониальной экспансии в Тихом океане вынашивались как в Англии, так и во Франции. Правительства этих государств по-прежнему пытались отыскать Южный материк, в открытии которого подозревали испанцев и голландцев, якобы засекретивших до поры до времени сведения о нем. Англо-французское соперничество в этом регионе являлось продолжением конфронтации двух держав в Европе, Америке и Азии. В результате Семилетней войны (1756–1763) Франция потеряла колонии в Америке и Индии. Французское правительство полагало, что обнаружение и колонизация Южной земли способны компенсировать утраченное. В 60-е годы XVIII в. активизировались морские плавания французов в Тихом океане.

В то же время англичане также усилили исследования в Южных морях. Для этого появились благоприятные возможности. Парижский мирный договор 1763 г. закрепил морское преобладание Британии. Захват Манилы в 1762 г. усилил интерес англичан к Тихому океану. В обществе пользовались большим спросом книги с описаниями плаваний в Океании, особенно книги Александра Далримпла «Сведения об открытиях, сделанных в южной части Тихого океана» (1767) и «Историческое собрание нескольких плаваний в южной части Тихого океана» (1770–1771). Появилась потребность в изучении «белых пятен» на картах, составленных в XV–XVII вв. испанцами, португальцами и голландцами. Многие из них принимали отдельные острова, лежащие в разных частях Океании, за берега Южного материка. Неясным оставался вопрос: чем было заполнено это обширное пространство — землей Южного континента или водой? Понятно, что та страна, мореплаватели которой первыми отыщут Южную землю, получала исключительное право на ее присвоение и колонизацию.

Соперничество между Англией и Францией развернулось прежде всего в Атлантическом океане за Фолклендские острова, обладание которыми обеспечивало контроль над проходом в Тихий океан — Магеллановым проливом. В 1763 г. французы вывезли на Фолклендские острова группу переселенцев из Канады, обосновавшихся в январе 1764 г. на острове Восточный Фолкленд. Но планы захвата Фолклендов разрабатывались и британским Адмиралтейством. В июне 1764 г. Джон Байрон (1723–1786), дед знаменитого поэта, возглавил экспедицию на двух кораблях для захвата Фолклендских островов и исследований в Тихом океане. В январе 1765 г. он высадился на острове Западный Фолкленд и объявил его владением британской короны. Далее путь экспедиции пролегал в Тихом океане через архипелаг Туамоту, острова Кука, Токелау, Маршалловы и Марианские острова. Затем Байрон проследовал через Южно-Китайское море к Малайскому архипелагу, пересек Индийский океан и, обогнув Африку, возвратился в Англию.

Успех Байрона убедил британское Адмиралтейство в необходимости продолжить поиски Южной земли. В 1766 г. в Тихий океан отправилась экспедиция под командованием Сэмюэла Уоллиса (1728–1795) на кораблях «Долфин» и «Суоллоу». Капитаном «Суоллоу» был назначен опытный моряк Филип Картерет (1733–1796). В секретной инструкции Адмиралтейства Уоллису предписывалось найти Южный материк. Экспедиция отбыла из Плимута в августе 1766 г. и 19 декабря достигла Магелланова пролива. Встречные ветры задержали здесь корабли до 11 апреля 1767 г., и далее они плыли раздельно.

Уоллис открыл ряд островов в архипелаге Туамоту и островах Общества. Самым важным его достижением стало отыскание острова Таити (в 1606 г. здесь побывала испанская экспедиция под командованием португальца П. Фернандеса де Кироса). 25 июня 1767 г. Уоллис высадился на северо-западном берегу острова в бухте Матаваи, названной им гаванью Порт-Ройял. Островитяне гостеприимно встретили моряков, которые, правда, привезли с собой неизвестные полинезийцам болезни, включая сифилис. Двигаясь на северо-запад, Уоллис открыл атоллы Увеа, расположенные к северо-востоку от Новой Каледонии, и атоллы Ронгерик и Ронгелап в Маршалловом архипелаге. Обогнув мыс Доброй Надежды, Уоллис вернулся в Англию 20 мая 1768 г.

Картерет, обследуя юго-восточную часть Тихого океана, 2 июля 1767 г. обнаружил одинокий высокий остров, названный им Питкэрном (по имени матроса, первым увидевшего землю). Картерет продолжил свои открытия в архипелагах Туамоту и Санта-Крус. Ему удалось разыскать утерянные испанцами Соломоновы острова, впервые найденные А. Менданьей в 1568 г. Ряд открытий был сделан им и в водах Новой Гвинеи. Картерет задержался в Юго-Восточной Азии на долгое время; с декабря 1767 г. по май 1768 г. он пробыл на острове Сулавеси, а затем три месяца в Батавии, где ремонтировался его корабль. Он вернулся в Англию 20 мая 1769 г., т. е. год спустя после Уоллиса.

ЭКСПЕДИЦИЯ БУГЕНВИЛЯ

Одновременно с английской экспедицией Уоллиса и Картерета и почти по тому же маршруту, совершил первое французское кругосветное плавание Луи Антуан де Бугенвиль (1729–1811). Поскольку Испания со времени заключения Эскориальского договора 1733 г. являлась союзницей Франции в борьбе против англичан, Бугенвиль получил разрешение заходить в порты испанских колоний в Америке. Ему предписывалось обследовать южную часть Тихого океана, найти места, удобные для создания французских баз и отыскать Южную землю. Экспедиция Бугенвиля готовилась и как научное мероприятие. Впервые после Дампира Бугенвиль занялся специальным исследованием магнитных склонений, приливных течений и ветров. Особым заданием являлось уточнение координат островов, открытых ранее испанцами и голландцами, и составление достоверных карт юга Тихого океана. В состав экспедиции был включен выдающийся ботаник Филибер Коммерсон.

Бугенвиль отправился в плавание из Франции на фрегате «Будёз» в ноябре 1766 г. Он зашел в Буэнос-Айрес, где к французам присоединились два испанских судна, и в таком составе экспедиция проследовала к Фолклендским островам. Затем «Будёз» направился в Рио-де-Жанейро, где экспедиция была дополнена транспортным судном «Этуаль». В январе 1768 г., через Магелланов пролив Бугенвиль вышел в тихоокеанские воды.

Следуя через архипелаг Туамоту, где Бугенвилем были открыты четыре атолла, экспедиция 2 апреля 1768 г. достигла острова Таити, где девятью месяцами ранее побывал Уоллис. Не зная об этом, Бугенвиль объявил Таити французским владением. Жители острова доброжелательно встретили моряков, а сам остров показался французам воплощением рая на земле. Коммерсон, поклонник Руссо, восторженно писал: «Остров этот предстал предо мною в таком свете, что я назвал его Утопией, или Страной счастливых, то есть так, как окрестил свою идеальную республику Томас Мор… Рожденные под прекраснейшим небом, вскормленные плодами несметно богатой земли, которая щедра, даже не будучи возделанной, управляемые скорее отцами семейства, чем королями, жители этой страны знают одного только Бога, и имя ему Любовь». Бугенвиль более реалистично оценил порядки на Таити и утверждал, что здесь существовало «различие в рангах, в общественном положении и жестокое неравенство». Однако и он был восхищен атмосферой острова.

Далее путь экспедиции пролегал на запад к островам Самоа, открытым в 1722 г. Роггевеном, которые Бугенвиль назвал архипелагом Мореплавателей. 22–23 мая были найдены четыре небольших острова из архипелага Новые Гебриды, а 27 мая — гористый остров, впервые обнаруженный Киросом в 1606 г. и названный им Южной Землей Святого Духа. Бугенвиль убедился, что Кирос ошибался, когда принял открытую землю за часть Южного континента. К западу от острова простиралось открытое море, которое Бугенвиль пересек с востока на запад и дошел до Большого Барьерного рифа, преградившего путь кораблям к неисследованному тогда еще восточному побережью Австралии. Затем, направившись на север, экспедиция достигла Новой Гвинеи. К востоку от нее обнаружили множество мелких островов, названных Бугенвилем в честь короля Людовика XV архипелагом Луизиада. Вслед за Картеретом Бугенвиль обследовал Соломоновы острова, найденные Менданьей в 1568 г. (некоторые географы ставили под сомнение само их существование). Два крупных острова на севере архипелага получили название Бугенвиль и Шуазель. Отсюда путь экспедиции пролегал в Новогвинейское море, где были открыты новые острова, обследовано побережье острова Новой Британии. 28 сентября 1768 г. Бугенвиль прибыл в Батавию, а затем пересек Индийский океан, обогнул мыс Доброй Надежды и вернулся во Францию 16 марта 1769 г., завершив первое французское кругосветное плавание.

Экспедиция Бугенвиля поставила под сомнение широко распространенные представления о существовании Южной земли. Во Франции XVIII в. их разделяли математик и астроном Пьер Луи Мопертюи и географ Шарль де Бросс, в Британии — историк и географ Джон Кэмпбелл, географ Джон Каллендер и гидрограф Александр Далримпл. Личный опыт Бугенвиля позволил ему пересмотреть априорные заключения кабинетной науки. Он писал: «География — наука фактов. Дух системы, не выходящий из стен кабинета, не может ничего дать, не впадая в грубейшие ошибки… Я — путешественник и моряк, то есть лгун и глупец в глазах той клики ленивых и надменных писателей, которые в тиши своих кабинетов бесконечно философствуют о мире и его обитателях и упорно пытаются подчинить природу своим вымыслам».

Одну из первых попыток установить торговые отношения с островитянами Океании предпринял французский капитан Жан Франсуа Мари де Сюрвиль (1717–1770). Торговое судно «Сен-Жан-Батист», снаряженное им совместно с двумя предпринимателями, 2 июня 1769 г. отправилось в Тихий океан на Таити из индийского порта Пондишери. 7 октября были замечены гористые острова Соломонова архипелага. Посчитав, что он открыл неизвестные земли, Сюрвиль обследовал восточное побережье цепи островов, протянувшихся с северо-запада на юго-восток. Он нанес на карту северные берега крупных островов Шуазель и Санта-Исабель, восточное побережье островов Малаита. В изучении архипелага французам помогал островитянин, взятый в плен на острове Санта-Исабель. От него Сюрвиль узнал о плаваниях жителей с острова Санта-Исабель к другим островам, вероятно, к населенному полинезийцами острову Онтонг-Джава, для обмена рабами и военнопленными и для приобретения у полинезийцев материи из луба деревьев — тапы. Девятидневное пребывание Сюрвиля на Санта-Исабель было омрачено ссорой с местными жителями, поначалу дружелюбно встретившими французов. Моряки применили ружья против островитян, вооруженных луками и стрелами. Сюрвилю не удалось пополнить здесь запасы провизии. Было решено идти к Новой Зеландии, куда Сюрвиль прибыл 16 декабря 1769 г. Команда, измученная плаванием, болеющая цингой, оказалась на грани вымирания. С момента отплытия с Соломоновых островов 5 ноября 1769 г. и до ухода из Новой Зеландии 1 января 1770 г. умерли 39 моряков. О плавании на Таити пришлось забыть. Сюрвиль стремился поскорее достичь испанских колоний в Южной Америке. Бросив якорь у входа в гавань Кальяо, 8 апреля 1770 г. Сюрвиль с несколькими матросами отправился на берег, однако их шлюпка перевернулась и почти все находившиеся на ней люди, в том числе и сам капитан, погибли.

 

ТРИ КРУГОСВЕТНЫХ ПЛАВАНИЯ КУКА

Окончательный ответ на вопрос о том, существует ли в Тихом океане Южная земля, дал прославленный английский мореплаватель Джеймс Кук (1728–1779). Он совершил три продолжительные экспедиции, маршруты которых пролегали в тех просторах океана, где предполагалось размещение крупного континента, но встретил в этих районах лишь острова и воду. Кук впервые открыл и поместил на карту восточное побережье Австралии, доказав, что австралийский материк значительно меньше простирается на восток, чем это представлялось ранее. Кук подробнейшим образом обследовал Северный и Южный острова Новой Зеландии, впервые отыскал Новую Каледонию и Гавайские острова. И это только самые главные достижения его экспедиций. Мореплаватели, совершавшие плавания после Кука, открывали только мелкие острова и атоллы, уточняли местоположение островов и архипелагов, найденных ранее испанцами и голландцами.

Первая экспедиция Дж. Кука (1768–1771) замышлялась как ответ на первое французское кругосветное плавание Л.А. де Бугенвиля. Она стала значительным событием в англо-французском соперничестве в Тихом океане. Формальным поводом для отправки экспедиции в Южные моря явилось редкое астрономическое явление — прохождение Венеры через диск Солнца 3 июня 1769 г. Это явление можно было наблюдать у Северного полярного круга и в тропических широтах южного полушария. Адмиралтейство выбрало местом проведения астрономических наблюдений остров Таити, об открытии которого сообщил вернувшийся из плавания 20 мая 1768 г. Уоллис. Более удобной причины и более надежного прикрытия для разведывательных целей экспедиции Кука было трудно найти. В сверхсекретной инструкции, врученной Британским адмиралтейством Куку, говорилось, что после выполнения астрономических наблюдений на Таити экспедиция должна была направиться на поиски Южного материка между островом Таити и 40° ю.ш. В том случае, если земля не будет найдена, надлежало плыть к Новой Зеландии, а там обследовать ее и нанести на карту берега. Инструкция требовала, чтобы все вновь открытые земли объявлялись британскими владениями. Следовало также составлять «инвентарные описи» богатств найденных земель: лесов, руд, драгоценных камней, плодов и семян. Местных жителей нужно было ублажать, «вручая им в дар безделушки, каковые могут быть у них в цене, и привлекая их к торговле». Верхом лицемерия был пункт, по которому обитаемые острова должны были вводиться во владение британской короны с «согласия туземцев».

Столь разнообразные и широкие задачи, поставленные перед экспедицией, требовали участия в плавании ученых и обширных знаний капитана. Кук обладал бесценным опытом и знаниями в морском деле. Он был превосходным картографом и гидрологом. Составленные им карты отличались особой тщательностью и точностью. Научной частью руководил молодой натуралист Джозеф Бэнкс. В экспедиции участвовали астроном Чарлз Грин, художник Сидней Паркинсон и шведский ботаник Даниэль Соландер.

26 августа 1768 г. экспедиция в составе девяносто восьми человек отправилась в путь на корабле «Индевр». В Рио-де-Жанейро была сделана остановка с 13 ноября по 7 декабря. Затем «Индевр» направился к югу Америки и 11 января 1769 г. достиг Огненной Земли. Пройдя через пролив Ле-Мера мимо мыса Горн, Кук 25 января вошел в тихоокеанские воды. Далее его путь пролегал по хорошо известному маршруту через архипелаги Туамоту и Общества, 13 апреля Кук бросил якорь в таитянской бухте Матаваи. После наблюдений за прохождением Венеры 3 июня экспедиция оставалась на Таити до 13 июля. Затем Кук приступил к обследованию островов к западу от Таити, и с 16 июля по 9 августа обошел всю группу Подветренных островов в архипелаге, который Кук назвал островами Общества (в честь Лондонского королевского общества).

В изучении островов Общества большую помощь Куку оказал молодой полинезиец Тупиа, уроженец острова Раиатеа. Тупиа принадлежал к сословию жрецов-хранителей мифов, преданий, генеалогий знатных вождей. Полинезийцы обладали знаниями об островах, удаленных на значительные расстояния, великолепно читали карту звездного неба и, ориентируясь по звездам, направлениям постоянных ветров и течений, приводили свои каноэ к нужным островам. Тупиа щедро поделился с Куком сведениями о местоположении многих островов архипелага, которые еще не были известны европейцам. Эти сведения очень пригодились Куку во время второго плавания в Тихом океане.

Покинув Раиатеа 9 августа 1769 г., «Индевр» достиг Новой Зеландии 7 октября. Кук проследовал маршрутом, указанным в секретной инструкции Адмиралтейства. Однако никаких признаков существования Южной земли не было обнаружено. Шесть месяцев, до апреля 1770 г., велись исследования Новой Зеландии, впервые открытой Тасманом в 1643 г. Кук установил, что Новую Зеландию образуют два острова — Северный и Южный, разделенные проливом, названным проливом Кука в честь первооткрывателя. Были обследованы и положены на карту все побережья Новой Зеландии, собраны ценные этнографические сведения о населявших острова маори, составлены коллекции и изучен природный мир. 9 ноября были проведены астрономические наблюдения за прохождением Меркурия через солнечный диск. Кук доказал, что Новая Зеландия не является частью Южного материка.

Пребывание англичан было омрачено преступлением, совершенным лейтенантом Джоном Горном, который застрелил маори за его отказ обменять местную материю на таитянскую. Горн не понес никакого наказания.

Как и на Таити, Кук объявил открытые земли владением британской короны, что явилось основанием для колонизации Новой Зеландии англичанами через 70 лет (1840 г.). Конечно никакого согласия местных жителей на этот акт, как то предписывала инструкция Адмиралтейства, Кук не получал.

Задачи, поставленные перед экспедицией, были полностью выполнены, можно было возвращаться в Англию. Однако Кук предпочел продолжить плавание на северо-запад от Новой Зеландии с тем, чтобы отыскать восточную границу Австралийского материка, носившего тогда название Новая Голландия. За девятнадцать дней, с 1 по 19 апреля 1770 г., «Индевр» совершил переход от Новой Зеландии к восточному побережью Новой Голландии. 20 апреля корабль вошел в широкий залив, который Кук назвал Ботаническим (Ботани-Бей). Здесь семнадцать с половиной лет спустя англичанами было основано первое поселение, перенесенное вскоре в Порт-Джексон. Кук обследовал почти все восточное побережье Австралии и назвал его Новым Южным Уэльсом. В опасных водах Большого Барьерного рифа «Индевр» наскочил на коралловый риф, на ремонт потребовалось два месяца. 22 августа Кук высадился на небольшом острове Поссешн в восточной части Торресова пролива и объявил весь открытый им восточный берег владением британской короны. Пройдя далее к Новой Гвинее, Кук подтвердил открытие Торреса, обнаружившего, что новогвинейский остров отделен от австралийского материка широким проливом. В Австралии участники экспедиции повстречались с аборигенами, собрали этнографическую коллекцию, сделали важные наблюдения о жизни этих людей каменного века. Большую ценность имели коллекции, в которых был представлен уникальный растительный и животный мир Австралии.

На обратном пути в Англию Кук посетил остров Тимор, Батавию и Капстад. Возвращение было трудным. Многих моряков поразила тропическая лихорадка и эпидемия дизентерии, от которой только за одну неделю (25 января — 1 февраля 1771 г.) скончались семь человек.

Первая кругосветная экспедиция Кука завершилась 13 июля 1771 г., а уже 28 ноября того же года он был назначен командиром новой экспедиции, снаряжавшейся для продолжения поисков Южной земли в высоких широтах южного полушария. Торопливость Адмиралтейства объяснялась англо-французским соперничеством в открытиях новых земель. До Англии доходили известия, что в 1769–1771 гг. три французские экспедиции были направлены в Тихий океан с целью отыскания Южного континента.

Вторая экспедиция Кука отправилась на двух судах: «Резолюшн» с экипажем в сто одиннадцать человек под командованием Кука и «Эдвенчер», на борту которого было восемьдесят человек во главе с капитаном Тобайсом Фюрно. В состав экспедиции были включены ученые: астрономы Уильям Уэйлс и Уильям Бейли, немецкий ученый-естествоиспытатель Иоганн Рейнгольд Форстер и его сын Георг восемнадцати лет, ставший впоследствии видным натуралистом, просветителем и общественно-политическим деятелем.

Второе плавание Кука продолжалось с 13 июля 1772 г. до 30 июля 1775 г. Согласно инструкции Адмиралтейства экспедиции следовало вначале отправиться в Южную Атлантику на поиски мыса Сирконсизьон, открытого в 1739 г. французским мореплавателем Жаном-Батистом Буве де Лозье на 54° ю.ш., и принятого им за выступ Южного материка. В действительности это был мелкий островок, который вторично отыскали только в 1898 г. Куку предписывалось пройти на юг как можно дальше, а затем, продвигаясь на восток, продолжить розыски в водах Индийского и Тихого океанов. Для отдыха команд и ремонта судов разрешалось следовать на острова в тропической зоне Тихого океана.

Кук тщательно обследовал пятидесятые южные широты и даже впервые в истории мореплавания 17 января 1773 г. пересек Южный полярный круг. Поиски не дали результата, и экспедиция направилась к Новой Зеландии. По пути корабли расстались. Капитан Фюрно на «Эдвенчере» прошел вдоль берегов Земли Ван-Димена и прибыл к Новой Зеландии, где стал ожидать Кука. 18 мая корабли соединились и направились к Таити по 41–16° ю.ш., с тем чтобы обследовать район, где мог бы находиться Южный континент. 16 августа экспедиция прибыла на Таити. Проведенные исследования позволили сделать Куку следующий вывод: «Поскольку в предыдущем плавании я, как и теперь, пересекал этот океан на пространстве от 40° S и выше, то могу составить суждение….что Южного материка не существует». 17 сентября Кук распрощался с Таити и направился к архипелагу Тонга, острова которого были впервые открыты Тасманом в 1643 г. С 1 по 7 октября Кук побывал на главном острове тонганского архипелага Тонгатабу и острове Эуа. Экспедиция встретила здесь такой же радушный прием, какой был раньше оказан Тасману. Кук назвал архипелаг Островами Дружбы. Далее путь пролегал к Новой Зеландии, где 30 октября корабли Кука и Фюрно окончательно расстались. До 24 ноября Кук тщетно ожидал «Эдвенчер». Затем он отправился на юг для завершения обследования полярных широт. Второй раз за время плавания «Резолюшн» пересек Южный полярный круг и 24 декабря достиг 67° ю.ш. Дальнейший путь к Южному полюсу преградили плотные льды. Последнюю, третью по счету, попытку прорваться на юг Кук предпринял 11 января 1774 г. Он пересек Южный полярный круг 26 января и к 30 января находился на 71°10′ ю.ш. и 106°54′з.д. Двигаться дальше мешал сплошной ледяной барьер, и Кук повернул к северу. Лишь 200 км отделяли «Резолюшн» от Антарктиды, а Кука от славы ее первооткрывателя. Эта неудача Кука надолго отвратила мореплавателей от дальнейших поисков земли в южных приполярных морях.

Как и в первом плавании, Кук выполнил главную задачу, поставленную перед экспедицией Адмиралтейством, и мог бы с сознанием исполненного долга вернуться в Англию. Однако он решил продолжить плавание в Океании и наметил дополнительную программу исследований.

11 марта 1774 г. Кук прибыл к острову Пасхи, самому известному и загадочному из полинезийских островов Океании, открытому голландцем Роггевеном в 1722 г. Участники экспедиции были восхищены каменными скульптурами, но они отметили также, что островитяне переживали не лучшие времена, и со времени Роггевена произошли какие-то события, приведшие к упадку культуры и общества. 16 марта экспедиция направилась к Маркизским островам, открытым Менданьей в 1595 г., но оставшимся малоизученными. Кук обследовал архипелаг, подробно и красочно описал его обитателей. Затем 11 апреля был взят курс на Таити для отдыха команды и пережидания зимы Южного полушария. 22 апреля «Резолюшн» бросил якорь в знакомой бухте Матаваи.

Живой, неподдельный интерес к жителям островов Океании был всегда характерен для талантливого мореплавателя. Кук старался понять эту, столь отличающуюся от европейской, культуру. Правда, объяснения давались им в привычных «западных» терминах: верховные вожди назывались «королями», родовая аристократия — «феодалами». У таитян не было моногамных браков, и Куку казалось, что женщины ведут себя легкомысленно. На многих островах Океании отсутствовала частная собственности на землю, и это повергался европейцев в изумление.

ГЕОРГ ФОРСТЕР. «ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА» (1777) О ПРЕБЫВАНИИ ЭКСПЕДИЦИИ КУКА В НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ

«Со времени отплытия с мыса Доброй Надежды наши матросы не имели дела с женщинами, так что они весьма усердно заинтересовались ими, и по тому, как принимались их ухаживания, было видно, что в здешних местах не очень заботятся о стыдливости и что победа должна быть делом не слишком трудным. Однако благосклонность этих красоток зависела не только от их желания. Сначала надо было спросить разрешения у мужчин, имевших над ними полную власть. Если с помощью большого гвоздя, рубах или тому подобного удавалось купить их согласие, то женщины могли удалиться со своими кавалерами, а после попросить еще подарок для себя. Должен при этом заметить, что некоторые лишь с крайней неохотой позволяли использовать себя для столь постыдного промысла, и мужчинам часто приходилось пускать в ход весь свой авторитет, даже угрозы, прежде чем те соглашались уступить вожделениям парней, которые бесчувственно смотрели на их слезы и слушали их стенания. Кто заслуживает большего отвращения: наши люди, которые считали себя принадлежащими к цивилизованной нации, но могли вести себя столь по-скотски, или эти варвары, принуждающие своих собственных женщин к столь постыдным делам? На этот вопрос я не могу дать ответа. (…)

Достаточно печально само по себе уже то, что все наши открытия стоят жизни многим невинным людям. Но как ни тяжки они для маленьких нецивилизованных народов, это поистине сущая мелочь по сравнению с невосполнимым ущербом, который причиняет им разрушение нравственных основ их жизни. Если бы сие зло в какой-то мере компенсировалось тем, что их научили бы действительно полезным вещам или искоренили бы среди них какие-либо безнравственные либо пагубные обычаи, тогда мы могли бы по крайней мере утешать себя мыслью, что, потеряв в одном, они приобрели в другом. Боюсь, однако, что наше знакомство с жителями Южного Моря принесло им только вред; так что, на мой взгляд, лучше всего убереглись от него как раз те народы, которые держались подальше от нас».

14 мая Кук отправился для обследования еще одного загадочного открытия испанцев — Южной земли Святого Духа, найденной Киросом в 1606 г. и объявленной частью большого материка. В действительности оказалось, что эта цепь островов, вытянутая с севера на юг. Бугенвиль в 1768 г. обследовал северные острова архипелага, назвав их Большими Кикладами. Кук с 17 июля по 20 августа 1774 г. прошел вдоль всего архипелага и открыл ряд островов в его центральной и южной частях. Всему же архипелагу он дал название Новые Гебриды.

Далее был проложен курс на юго-запад, и экспедиция оказалась в районе, где до Кука не бывал ни один европейский мореплаватель. 4 сентября 1774 г. была замечена земля на 20° ю.ш. и 165° в.д. После Новой Гвинеи и Новой Зеландии третьим по величине в Океании является остров, впервые найденный Куком. Он был назван Новой Каледонией. В каноэ, подошедших к кораблю, находились темнокожие люди, похожие на островитян Новых Гебрид. Их язык отличался от знакомых европейцам полинезийских языков. Как было установлено впоследствии, новокаледонцы и многие другие островитяне Западной Океании принадлежат к меланезийским народам.

От Новой Каледонии Кук 3 октября направился к Новой Зеландии, чтобы оттуда совершить бросок через Тихий океан к мысу Горн и обследовать моря к югу и юго-востоку от мыса. 19 октября «Резолюшн» вошел в бухту Шип-Коув в проливе, разделяющем Северный и Южный острова. 10 ноября Кук отправился из Новой Зеландии к Огненной Земле. В конце декабря 1774 и начале января 1775 г. «Резолюшн» обогнул Огненную Землю и вошел в воды Южной Атлантики. Здесь были открыты остров Южная Георгия и Южные Сандвичевы острова. Затем Кук направился к Кейптауну и достиг его 19 марта. Стоянка здесь продолжалась до 12 мая, а 30 июля Кук завершил второе кругосветное плавание в гавани Спитхед на юге Англии.

Подводя итоги исследований в Тихом океане и приполярных областях Атлантического и Индийского океанов, Кук писал: «Я обошел теперь Южный океан в высоких широтах и пересек его таким образом, что не осталось пространства, где мог бы находиться материк, кроме как вблизи полюса, в местах, недоступных для мореплавания… Таким образом, я льщу себя надеждой, что задачи моего путешествия во всех отношениях выполнены полностью; южное полушарие достаточно обследовано, и положен конец дальнейшим поискам, проводившимся ради Южного материка, который на протяжении почти двух прошедших столетий неоднократно привлекал внимание морских держав и во все времена привлекал внимание географов.

Я не стану отрицать, что близ полюса может находиться континент или земля значительных размеров. Напротив, я держусь мнения, что такая земля там есть, и, вероятно, мы видели часть ее. Чрезмерные холода, множество островов и обширные массы плавающих льдов — все это служит доказательством, что земля на юге должна быть и что эта Южная земля должна находиться или простираться дальше всего к северу против Южного Атлантического и Индийского океанов…». 13 января 1820 г. русские мореплаватели Ф.Ф. Беллинсгаузен и М.П. Лазарев открыли Антарктиду, подтвердив тем самым догадку Кука.

Итак, после двух первых кругосветных экспедиций Кука окончательно выяснилось, что Южного материка, сопоставимого с Евразией, в Тихом океане нет. Однако оставалась еще одна крупная географическая задача — отыскание прохода в Тихий океан на севере американского материка. В Англии в 1745 г. была даже назначена премия в размере 20 тыс. фунтов стерлингов за открытие Северо-Западного прохода. Если бы его удалось разведать, то путь в страны Востока значительно бы сократился и стал более быстрым и удобным, чем маршруты, проложенные мимо мыса Доброй Надежды через Индийский океан или от Южной Америки через Тихий. Беспокойство англичан вызывала также активность России в исследовании островов и западного американского побережья на севере Тихого океана. Экспедиции Беринга и Чирикова в 1728–1741 гг. добились немалых успехов в исследовании пролива между Азией и Америкой, Камчатки, Алеутских и Диомидовых островов, а также северо-западного американского побережья до 49° с.ш. Английский географ Дж. Кэмпбелл в 1748 г. писал: «Если русские продолжат эти открытия, они, возможно, смогут сделать открытия величайшей важности и, вероятно, также скроют это к большой пользе для себя и к большому вреду для остального мира, и особенно для британской нации».

Третья экспедиция Дж. Кука (1776–1779) была направлена на север Тихого океана с главной целью — отыскать Северо-Западный проход. В плавании участвовали два корабля: «Резолюшн» под командованием Кука со 112 человеками на борту и «Дискавери» с капитаном Чарлзом Кларком и командой в 88 человек. В составе экспедиции находились натуралист Уильям Андерсон, астроном Уильям Бейли и художник Джеймс Вебер. «Резолюшн» покинул Англию 12 июля, несколькими днями спустя в путь отправился «Дискавери». Корабли встретились в Капстаде и 30 ноября продолжили путь через Индийский океан на юго-восток.

28 января 1777 г. экспедиция прибыла на Землю Ван-Димена. Здесь впервые англичане увидели жителей острова — тасманийцев, которые показались Куку более примитивными, чем австралийские аборигены. Островитяне не имели одежды, добывали огонь трением, пользовались грубыми каменными рубилами, вели бродячий образ жизни в поисках дикорастущих плодов и моллюсков. Через четыре дня корабли отправились к Новой Зеландии и 12 февраля бросили якоря в гавани Шип-Коув — постоянной базы экспедиций Кука. 25 февраля экспедиция продолжила путь на северо-восток. Были открыты маленькие острова, населенные полинезийцами, Мангаиа, Атиу и атолл Такутеа в южной группе островов Кука.

Исключительно дружеский прием был оказан экспедиции на островах архипелага Тонга. Здесь Кук впервые посетил острова Хаапай, где еще никогда не бывали европейцы, а также главный остров Тонгатабу и Эуа. Пять недель моряки пробыли в Тонга. Здесь Кук получил сведения о девяносто семи островах, расположенных на громадном пространстве между островами Общества и Новыми Гебридами. 17 июля 1777 г., покинув Тонга, экспедиция направилась на Таити. По дороге 8 августа был открыт остров Тубуаи.

На Таити Кук оставался более трех месяцев до 8 августа 1777 г. и затем направился к северу. 24 декабря открыли остров Рождества из архипелага Центральных Полинезийских Спорад. 18 января 1778 г. были замечены Гавайские острова. Открытие Гавайского архипелага — последнее значительное достижение Кука. В Океании после этого не находили сколько-нибудь крупных островов и больших островных групп.

Кук отметил тот неподдельный интерес, который проявляли полинезийцы к любой мелочи на кораблях: «Никогда еще в прежних и нынешних плаваниях я не встречал туземцев, которые, поднявшись на корабль, столь всему удивлялись, — писал Кук. — Их глаза непрерывно перебегали с одного предмета на другой, и дикость взглядов и жестов свидетельствовала, что им совершенно неведомо все, что они видят, и это нам решительно доказывало, что их никогда не посещали европейцы и что им не знакомы наши товары, за исключением железа; о последнем, однако, им, бесспорно, было известно либо понаслышке, либо по той малости, которая попала к ним в очень давние времена». Участники экспедиции видели у островитян три больших корабельных гвоздя и обломки широких ножей. Возможно, что эти предметы попали на Гавайи от японских рыбаков, чьи суденышки прибивали к островам тропические штормы. Сохранились предания, что в XVI–XVII вв. дважды или трижды море выбрасывало на берег лодки и плоты с какими-то чужеземцами. Очень смутные сведения сохранились о возможном посещении Гавайев испанцами.

За тринадцать дней, что экспедиция провела на Гавайских островах (Кук назвал их Сандвичевыми в честь лорда Сандвича, главы Адмиралтейства), были обследованы и тщательно описаны центральные острова архипелага — Оаху, Кауаи, Ниихау, Лехуа и Каула. Кук собрал исключительно ценные сведения о гавайцах, их быте, социальной структуре, земледелии и ремеслах. 2 февраля 1778 г. корабли отправились в северную часть Тихого океана к берегам Америки для выполнения главной задачи экспедиции.

К Гавайским островам экспедиция вернулась в конце ноября 1778 г., чтобы переждать здесь зиму. Кук обследовал восточные острова архипелага — Мауи и самый крупный остров Гавайи. 17 января 1779 г. корабли вошли в бухту Кеалакекуа. Кук был принят с необыкновенными почестями. Жрецы объявили о пришествии в его лице бога Лоно, мудрого и доброго, способного сделать жизнь островитян счастливой и изобильной. Церемониальные пиршества и потребности моряков в свежей провизии вскоре привели к сокращению запасов еды у местных вождей и многих знатных островитян. 4 февраля экспедиция покинула Гавайи, но уже 11 февраля корабли вернулись, так как путь был затруднен из-за встречных ветров.

Смерть капитана Кука 15 февраля 1779 г. Гравюра с картины Дж. Уэббера. 1784 г.

Здесь Кука и его спутников ожидала разительная перемена в поведении гавайцев. Островитяне при виде кораблей не бросились к ним на каноэ и не собирались толпами на берегу. Оказалось, что вожди наложили запрет (табу) на берега бухты. 14 февраля произошла первая стычка англичан с гавайцами, и Кук приказал зарядить ружья на случай новых столкновений. Рано утром следующего дня обнаружилось, что украдена шлюпка, стоявшая на якоре у «Дискавери». Кук отдал приказ задерживать и уничтожать все каноэ, которые покажутся в бухте. Для этого были спущены шлюпки с вооруженными матросами и солдатами морской пехоты. На берег отправился сам Кук в сопровождении лейтенанта М. Филипса и девяти солдат морской пехоты. В селении главного местного вождя Кук был принят с почестями: народ пал ниц перед ним и принес свои обычные дары — маленьких свиней. Кук потребовал, чтобы его проводили в дом вождя. Вождь вежливо принял Кука и согласился проследовать с ним на корабль. Два сына вождя, взятые в заложники, уже были посажены в шлюпку. На берегу, куда под конвоем привели вождя, собралась толпа островитян. В это время была открыта стрельба из шлюпок по каноэ в бухте. Раненный англичанами гаваец подбежал к вождю и, встав на колени, умолял его не плыть на корабль. Возбужденная толпа набросилась на конвой, сопровождавший вождя. По другой версии Кук, видя, что вождя не удастся взять без кровопролития, отпустил его и направился к шлюпке. Но тут в бухте раздался новый залп из шлюпок по каноэ. Был убит один из вождей высокого ранга. Это привело гавайцев в ярость. Отбивая нападение, Кук выстрелил и убил одного из островитян. В матросов полетели камни, они отвечали ружейным залпом, но это не испугало гавайцев, набросившихся на англичан. Четверо матросов были убиты, лейтенант Филипс серьезно ранен, а Кук был убит, когда, повернувшись спиной к нападавшей толпе, попытался отдать приказ о прекращении огня.

Экспедицию возглавил капитан Кларк. Он привел корабли на Камчатку в Петропавловск, где вскоре и умер от приступа чахотки. Руководство перешло к Джону Гору, первому помощнику Кука на «Резолюшн». Русские тепло встретили английских мореплавателей, снабдили их свежими продуктами. В благодарность за приют и помощь участники экспедиции подарили много предметов, полученных на островах Океании. Эта коллекция была доставлена в Санкт-Петербург и положила в Кунсткамере начало собранию океанийских редкостей. В дальнейшем коллекция пополнялась уже российскими мореплавателями и путешественниками.

Три экспедиции Кука и его открытия вызвали в Европе колоссальный интерес к Океании. За последнюю четверть XVIII и первые годы XIX в. в водах Океании и Австралии побывало больше кораблей, чем за предыдущие два с половиной столетия. Основными соперниками в изучении и овладении Тихим океаном оставались Англия и Франция. Активизировалась также Испания, вспомнив о своих правах на «испанское озеро».

Вице-король Перу Мануэль де Амат направил несколько экспедиций в Южные моря. Испанцев интересовал остров Таити, архипелаги в Восточной и Центральной Полинезии, где можно было бы организовать опорные базы по образцу существующей на Гуаме. На Таити в 1772 и 1774 гг. побывала экспедиция Доминго де Бонечеа. В 1775 г. на остров прибыла экспедиция капитана Каэтано Лангара. Испанские мореплаватели проявили интерес к архипелагу Туамоту и посетили многие острова и атоллы. В 1775 г. Томас Гаянос и Хосе де Андиа-и-Варела плавали в районе Аустральных островов, к югу от Таити. На севере Океании ряд открытий в Каролинском архипелаге совершил в 1773 г. испанский капитан Фелипе Томпсон. Однако планы испанской экспансии в Океании были сорваны из-за англо-испанской войны 1779–1783 гг. и восстания индейцев в Перу в 1780–1781 г. Последним в XVIII в. плаванием испанцев в Океании стал вояж Антонио Маурелье в 1780–1781 гг. Отправившись из Манилы, он совершил переход к Новой Гвинее, посетил архипелаг Адмиралтейства, открыл в архипелаге Тонга группу островов Вавау и нашел еще ряд островов в Центральной Океании.

Франция также не забывала о своих притязаниях на Океанию, хотя время прямых колониальных захватов наступило значительно позже (в 40-х годах XIX в.). В 1772 г. на Новую Зеландию прибыли два корабля, снаряженные на собственный счет Марком-Жозефом Марион-Дюфреном. Здесь 8 июня 1772 г. у Дюфрена произошла стычка с маори, в ходе которой он сам и 26 его спутников были убиты, а затем съедены. Причина этой трагедии до сих пор не установлена. По одной версии, занимаясь ремонтом мачт, люди Дюфрена срубили деревья, защищенные табу, тем самым вызвав гнев туземцев. Согласно другой гипотезе, Дюфрен высадился на берег в том самом месте, где Сюрвиль в декабре 1769 г. сжег селения маори за похищенный ялик. Таким образом, убийство Дюфрена и его людей могло рассматриваться и как возмездие за прошлое преступление белых. Как бы то ни было, капитан Дюклесмёр, возглавивший экспедицию после смерти Дюфрена, в свою очередь жестоко отплатил маори. Были убиты несколько сот жителей и сожжены три деревни. Дюклесмёр оставил Новую Зеландию 14 июля 1772 г. и в ходе дальнейшего плавания побывал на центральных и северных островах архипелага Тонга. Морская активность Франции сократилась в период ее участия в Войне за независимость США, т. е. в 1778–1783 гг. Однако позднее французские корабли обследовали побережье Азии от Суэца до Кореи; в 1784–1789 гг. Франция организовала десять экспедиций в Индийский и Тихий океаны.

ПРОПАВШАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ЛАПЕРУЗА

Самой значительной из них явилась экспедиция Жана Франсуа де Лаперуза в 1785–1788 гг. Экспедиция на двух кораблях «Буссоль» и «Астролябия» с экипажем в 223 человека в конце 1785 г. отбыла из Бреста и вошла в Тихий океан, обогнув мыс Горн. Лаперуз посетил остров Пасхи, Гавайские острова. Обширные исследования провела экспедиция в северных водах Тихого океана у берегов Аляски, Камчатки и Сахалина. В декабре 1787 г. Лаперуз прибыл на архипелаг Самоа и открыл там самый крупный остров Савайи, а также маленькие острова Маноно и Аполима. Затем он направился к берегам Австралии. Корабли вошли в бухту Порт-Джексон в феврале 1788 г. Французы прибыли на шесть дней позже того, как англичане основали колонию Новый Южный Уэльс в Австралии. Отсюда Лаперуз направил в Париж отчет, в котором кратко описал свое плавание и изложил план дальнейших действий: обследовать острова Санта-Крус и в обход Новой Голландии плыть к острову Маврикий в Индийском океане. Однако этому плану не суждено было сбыться. Корабли Лаперуза пропали без вести. Лишь сорок лет спустя английский капитан Питер Диллон отыскал следы кораблекрушения «Астролябии» у острова Ваникоро. Остатки «Буссоли» были найдены у этого острова только в 1964 г. французской экспедицией. Корабль, как установили, сразу затонул и покоится на глубине 1500–2000 м.

На поиски Лаперуза была направлена экспедиция французского мореплавателя Антуана Д’Антркасто. В 1791–1793 гг. д’Антркасто обследовал множество островов и совершил ряд открытий в Юго-Западной Океании. На юго-востоке Земли Ван-Димена (о. Тасмания) в апреле-мае 1792 г. был найден обширный залив, названный Решерш, и остров Бруни. Далее путь пролегал к берегам Новой Каледонии и к Соломоновым островам. Отсюда экспедиция, пройдя проливом между Новой Ирландией и Новой Британией, вышла в Новогвинейское море к островам Адмиралтейства, где, якобы, были замечены туземцы во французских мундирах. Однако следов Лаперуза здесь не обнаружили. После отдыха команды на острове Амбоина д’Антркасто вошел в Индийский океан и, обогнув с запада Австралию, продолжил поиски в Океании. Во время второго посещения Земли Ван-Димена в январе 1793 г. были открыты острова Л’Эсперанс и Рауль в архипелаге Кермадек, названном так в честь Ж.М. Юона де Кермадека, капитана одного из судов экспедиции. От Тонга д’Антркасто проплыл к Новым Гебридам и Новой Каледонии и в апреле 1793 г. открыл острова Ботан-Бопре (названы по имени гидрографа экспедиции) и Юон. Он посетил острова Санта-Крус, но прошел мимо острова Ваникоро, где затонули корабли Лаперуза. Обследовав архипелаг Луизиада, д’Антркасто открыл острова Ренар и Мисима. В июне 1793 г. был найден архипелаг Тробриан и северо-восточный выступ Новой Гвинеи, получивший название полуостров Юон. В июле 1793 г. д’Антркасто тяжело заболел и скончался на острове Вайгео. Экспедиция направилась к Молуккским островам, где корабли были арестованы голландцами. В то время Голландия объявила войну революционной Франции. Из плена французские моряки были освобождены только в 1802 г. Хотя основная цель экспедиции — отыскание Лаперуза — не была достигнута, это плавание значительно обогатило знания французов о юго-западной части Океании, что в дальнейшем способствовало колониальному захвату Францией Новой Каледонии в XIX в.

В конце XVIII в. интерес к Океании стали проявлять и Соединенные Штаты. Первые американские суда появились в Тихом океане еще в 70-х годах. А в 1787 г. купцами Бостона и Салема была послана торговая экспедиция на двух судах с грузом мехов, который был продан с высокой прибылью в Китае. Вскоре был найден еще один, очень ценимый в Китае товар для торговли — сандаловое дерево, а также жемчуг. Заготовкой сандаловой древесины и сбором жемчуга для американцев занимались жители Маркизских и Гавайских островов. Вслед за торговцами в тихоокеанские воды проникали китобои, использовавшие острова в качестве баз для вытопки китового жира, пополнения провианта и отдыха команд.

К началу XIX в. определились три главные державы: Англия, Франция и США, соперничество между которыми стало определяющим в колониальном разделе Океании. Но уже в XVIII в. Британия опередила конкурентов, заявив свои права на австралийский континент. 26 января 1788 г. в залив Ботани-Бей вошел Первый флот под командованием Артура Филлипа, который доставил свыше 700 каторжников. Вскоре поселение было перенесено в Порт-Джексон. Основанный здесь город Сидней стал столицей Нового Южного Уэльса — каторжной британской колонии. Необходимость в ее создании объясняли тем, что Канада и Северная Америка после обретения последней независимости уже не могли использоваться для приема ссыльных каторжников.

Основание колонии в Австралии обозначило геостратегические интересы Британии в Южном Полушарии. Порт-Джексон стал важной опорной базой для британской деятельности на Востоке и в Тихом океане. Отсюда в том же 1788 г. английские капитаны Томас Гилберт и Джон Маршалл отправились в Китай. В 1789 г. Гилберт опубликовал в Лондоне отчет об этом плавании, в ходе которого были открыты острова, получившие название архипелага Гилберта, а также острова архипелага, названные Маршалловыми. Из Порт-Джексона в Китай в 1788 г. направился капитан Уильям Север, а в Батавию — капитан Джон Шортленд. Их плавания также привели к открытию ряда островов. В 1798–1799 гг. капитаны Джордж Басс и Мэтью Флиндерс открыли пролив, отделяющий Тасманию от Австралии. Остров был присоединен к колонии и использовался как место ссылки. Кроме Нового Южного Уэльса и Тасмании Британия объявила своей собственностью необитаемые острова Лорд Хау (1788), Четем (1791) и Питт (1791).

ВОСПРИЯТИЕ ОКЕАНИИ ЕВРОПЕЙЦАМИ В XVIII ВЕКЕ

Историки, занимавшиеся Океанией XVIII столетия, долгое время интересовались почти исключительно открытиями европейских мореплавателей. Однако за последние десятилетия ситуация изменилась: появились серьезные работы, посвященные образу Океании в европейской культуре, Океании как гигантскому пространству межкультурных контактов.

Новозеландский этнограф и издатель дневников Кука Дж. К. Биглхоул утверждал, что высадка Уоллиса на Таити в 1767 г. имела колоссальное значение для «всей западной мысли». Признавая всю расплывчатость понятия «западная мысль» и не забывая о том, что для самих таитян прибытие Уоллиса имело иное значение (многие из них были попросту убиты его людьми), современный британский историк Р. Эдмонд готов согласиться с ним: с этого момента представления европейцев об Океании стали играть важную роль в европейской культуре — их влияние прослеживается в Просвещении, Романтизме, христианской философии XIX в., социальных теориях, современной живописи и антропологии.

XVIII век знаменовал собой качественное изменение в восприятии европейцами обитателей «новых миров»: начиная с эпохи Великих географических открытий и вплоть до XVII в. европейцы обращали внимание не столько на расовые или национальные, сколько на религиозные различия между собой и туземцами. В XVIII столетии на первый план выдвинулась естественная история, в категориях которой и происходило теперь конструирование образа «другого». Австралийский историк Н. Томас полагает, что это изменение имело куда большее значение, чем обычно отмечаемый в историографии переход от традиционно благожелательных высказываний об аборигенах в литературе XVIII в. к все более расистским рассуждениям о них, встречающимся в литературе XIX столетия. Независимо от того, считались ли аборигены Океании «благородными дикарями» или «жестокими варварами», характеристики, даваемые им европейцами, должны были отныне исходить из представлений о классификации людей по различным естественным признакам. Экспедиции Бугенвиля, Кука, других мореплавателей второй половины XVIII в. способствовали пробуждению этого нового интереса к первобытным культурам, а описания их путешествий, выходившие большими тиражами, в значительной мере способствовали его росту.

К тому же времени относятся участившиеся попытки представить географические дистанции, отделяющие одни народы от других, во временных категориях. Вслед за американскими индейцами народы Океании стали рассматриваться как носители ранних форм цивилизации, а другие народы, прежде всего сами европейцы, как олицетворение прогресса, пройденного человечеством. Этот взгляд помогал европейцам увереннее чувствовать себя на необъятных просторах Океании. Острова наносились на карту, а населявшие их туземцы подлежали классификации с помощью естественно-научного инструментария. Пока Кук записывал в журнал свои впечатления об Океании, Иоганн Фридрих Блуменбах (1752–1840), гёттингенский профессор, основатель физической антропологии, создавал свое описание пяти человеческих рас, различая их по цвету кожи, форме черепа и типу волос («О естественных различиях в роде человеческом», 1776). Он рассматривал расы как разновидности единого человеческого рода, образовавшиеся под влиянием климата.

Большинство работ, посвященных контактам между европейцами и аборигенами Океании в XVIII столетии, упоминают о том, как Бугенвиль, приплыв на Таити, назвал его Новой Киферой — мифическим островом любви и наслаждения («Кругосветное путешествие на фрегате “Будёз” и транспорте “Этуаль” в 1766, 1767, 1768 и 1769 годах», 1771), а Дидро, написавший в том же 1771 г. «Добавление к '‘Путешествию” Бугенвиля», устами мудрого таитянина Ору критиковал «цивилизованное варварство», т. е. законы, нравы, обычаи и верования современного ему французского общества. Этот типичный образ спокойного, мужественного и чувственного полинезийца, наделенного природным умом и живущего в согласии с законами природы, — характерный пример использования Океании для создания «негативной истории» европейской цивилизации, а также разоблачения ее колониальных устремлений. Антиколониальные идеи Дидро с особой силой прозвучали в текстах, подготовленных им для «Истории обеих Индий» аббата Рейналя. За первым ее изданием 1770 г. последовало дополненное второе, включенное католической церковью в Индекс запрещенных книг (1774), а затем и существенно расширенное третье (1780 г.), сожженное рукой палача по приговору Парижского парламента. Репрессии властей лишь повысили интерес публики к этому труду обеспечив ему колоссальную популярность.

«Разочарование» европейского общественного мнения в «благородных дикарях» Океании началось после гибели Кука на Гавайях в 1779 г.: она вызвала куда больший резонанс, чем убийство капитана Марион-Дюфрена и его людей в Новой Зеландии в 1772 г. И хотя знаменитый мятеж на британском корабле «Баунти», направлявшемся в апреле 1789 г. с Таити на Ямайку, был поднят его собственным экипажем, он стал еще одним сигналом, «предупреждавшим» европейцев об опасных соблазнах и анархических инстинктах, пробуждающихся под влиянием островов Южных морей. Не случайно Лондонское миссионерское общество, основанное в 1795 г., начало свою деятельность именно с острова Таити, отправив туда свою первую миссию в сопровождении Уильяма Блая, бывшего капитана «Баунти». Стремясь распространить на островах Океании христианство, протестантские миссионеры боролись с такими широко распространенными обычаями туземцев, как каннибализм, убийство новорожденных, сексуальная свобода. Обличение пороков «дикарей», пропаганда протестантской трудовой этики пришли на смену восторженному восприятию прелестей «естественной жизни» Океании. Расширение масштабов деятельности миссионерских организаций произошло уже в XIX в.

 

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru