ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

ОЧАГИ ЦИВИЛИЗАЦИИ В ТРОПИфЧЕСКОЙ И ЮЖНОЙ АФРИКЕ В XVIII ВЕКЕ

znachВ Западной Африке к началу XVIII в. на плато Фута-Джалон (территория современной Гвинеи) обосновалось значительное количество скотоводов — фулъбе, постепенно обращавшихся в ислам. В 1727–1728 гг. фульбе начали джихад под предводительством Ибрахима Самбегу Барии. К середине XVIII в. на плато Фута-Джалон сложилось сильное исламское государство.

Местные жители были ассимилированы фульбе. Государство фульбе испытывало сильную нужду в рабах и, охотясь за ними, совершало постоянные набеги на соседей. Для него был характерен относительно высокий уровень развития культуры. Здесь широко распространилась письменность, причем не только арабская, но и на языке фульбе. Правил страной верховный глава альмами, который избирался Советом, в свою очередь выбиравшимся фульбской знатью.

Один из важных очагов цивилизации Западной Африки в XVIII в. — города-государства йоруба. Генезис государственности начался у йоруба на рубеже Х-ХІІ вв., колыбелью их государственности и культуры считается г. Иле-Ифе на юго-западе современной Нигерии. В XVIII в. одним из заметных центров йоруба стал город Ойо.

Ойо был основан примерно в XIV в., а с XVII в. начался период его возвышения и экспансии, продолжавшийся два века. В результате Ойо превратился в одно из крупнейших военно-политических образований региона. Не в последнюю очередь это обеспечила йорубская конница, которой не было у соседей. Основой хозяйства Ойо было мотыжное земледелие. Там возделывались ямс, просо, кукуруза, хлопчатник, бананы и овощи. Развитию скотоводства мешала муха цеце, поэтому мясо в Ойо всегда стоило дорого. Зато широкое развитие получили ремесла — ткачество, гончарство, резьба по дереву.

Основа социальной организации Ойо — кровнородственная община идиле, состоявшая из домохозяйств агболе. Земельные угодья находились в общем пользовании идиле, состоявшей из свободных общинников. Имелись также титульные земли, принадлежавшие правителю государства. В Ойо он носил титул алафин (вообще у йоруба правитель назывался оба). При правителе существовал верховный совет семи, т. е. совет высшей знати, состоявший из семи человек. Во главе его стоял башорун — высший сановник государства. Основное содержание политической истории Ойо составляла борьба между алафином и башоруном за реальную власть. Высший слой общества в Ойо включал также многочисленных придворных и наместников алафина.

Доходы знати складывались из дани, собиравшейся раз в год, из дополнительных поборов с податного населения, а также военной добычи, плодов труда несвободных и общественных работ свободных общинников. В категорию несвободных входили кабальники и рабы. Но рабы в Ойо, как и повсеместно в Тропической Африке, использовались в основном не в сфере производства — среди них были сборщики налогов, телохранители и евнухи при дворе алафина.

С 1724 г. Ойо вело войну с соседней Дагомеей, которую и покорило в 1730 г. В результате Ойо значительно расширилось территориально и получило выход к Атлантическому океану. Однако в начале XIX в. Дагомея вновь отпала от Ойо, ослабленного междоусобными войнами и внутренней борьбой.

Государство Дагомея образовалось около 1625 г. Его этническую основу составил народ аджо группы фон. Возвышение Дагомеи произошло к началу XVIII в. Дальнейшему усилению государства способствовал захват работорговых портов Ардра (Аллада) и Вида на побережье Атлантического океана в 1724–1725 гг. Этот же факт, однако, способствовал и подчинению Дагомеи мощным соседом Ойо, нуждавшимся в выходе к океанскому побережью. С 1730 г. Дагомея становится данником Ойо, а сын ее правителя отправляется туда в качестве заложника. В 1748 г. договор между Дагомеей и Ойо закрепил установившиеся отношения зависимости. Тем не менее в период правления в Дагомее Тегбесу (1740–1774), проведшего много лет в Ойо в качестве принца-заложника, произошло укрепление царской власти. В 1797 г. правитель Анголо попытался освободиться от зависимости от Ойо с помощью португальцев и даже объявил в Дагомее государственной религией католичество. Взамен португальцы потребовали помощи в организации работорговли. Но Анголо не нашел поддержки у подданных, и его убили. После смерти Анголо началось новое возвышение Дагомеи, и в конце XVIII — начале XIX в. она отпала от Ойо.

С развитием трансатлантической работорговли в дельте реки Нигер возникло несколько политических образований, которые принято называть государствами-посредниками. Важнейшими из них были Ардра (Аллада) и Вида, этническую основу которых составлял народ аджа. Ардра и Вида соперничали между собой, пока Дагомея не захватила первую. Еще одним из таких образований было Бонни, этническую основу которого составлял народ иджо. В конце XVIII в. Бонни был одним из крупнейших поставщиков рабов в регионе, а в XIX в. постепенно превратился в крупнейшего поставщика пальмового масла.

Еще одним очагом цивилизации в регионе были города-государства хауса на севере современной Нигерии. Государственность зародилась у хауса еще около XIII в., а в XIV–XV вв. среди них распространился ислам. С распространением ислама росло военно-политическое сословие и духовенство. Хаусанские эмираты в средние века находились в сфере влияния Мали, а затем — Сонгайской державы. Именно оттуда, из Тимбукту, пришла арабская письменность, на основе которой хауса создали собственный алфавит — аджами.

После падения Сонгайской державы в 1591 г. центры транссахарской торговли и мусульманского богословия переместились в хаусанские эмираты. В XVII–XVIII вв. возвышаются Кацина и Кано, в XVIII в. — Замфара и Гобир на западе Страны хауса. Но в 1764 г. Гобир разгромил Замфару и стал наряду с Кациной главным из хаусанских городов-государств.

В центральной части современной Ганы живут ашанти. Это в основном земледельцы, так как развитию скотоводства в регионе препятствовала муха цеце. Традиционно ашанти разводили ямс, маниоку, бататы и другие культуры. Они славились также искусными кузнечными изделиями и резьбой по дереву.

Основой этносоциальной организации ашанти был оман — объединение семейно-родовых общин. Во главе Омана стоял оманхене. Оманхене управлял своим Оманом с помощью совета старейшин, в который входили он сам и его военачальники. Оманхене обладал и сакральной властью, считаясь посредником между живыми и умершими. У него была соправительница — оманхема и ряд придворных, выполнявших определенные функции при его особе. Например, один из них назывался «уста оманхене» и выполнял функции переводчика.

Оманы были самодостаточными структурами, однако к началу XVIII в. ашанти создали так называемую конфедерацию — объединение оманов. Произошло это в силу внешних обстоятельств — для борьбы с соседним государственным образованием Денчьирой, которая и была успешно разгромлена. Первый асантехене — Осей Туту — объединил под своей властью всех ашанти в 1701 г. и правил 30 лет. Последующие правители контролировали все большую территорию, и в конце XVIII в. власть асантехене распространялась почти на всю территорию современной Ганы.

В западной части Восточного Судана, на одноименном плато на территории современного государства Судан в XVI–XIX вв. существовал султанат Дарфур. Его этническую основу составлял народ фор (конджара). Основным языком Дарфура был язык конджара. К концу XVIII в. население султаната составляло около 3–4 млн человек, а армия насчитывала до 200 тыс. чел., что очень много для этого времени и места. Власть султана была практически абсолютной. Он опирался на главный совет из высшей знати, малый тайный совет и на несколько особо важных сановников — таких, как главный арбитр по земельным делам, министр по делам рабов и крупного рогатого скота, министр иностранных дел, верховный главнокомандующий — «правая рука султана».

Султанат делился на провинции во главе с наместниками, в распоряжении которых имелись полицейские силы — отряды вооруженных рабов. Делопроизводство в государственном аппарате вершили представители мусульманского духовенства (факих); один-два таких чиновника были и в самом низшем звене административной системы — в деревне. Деревенские жители должны были платить в пользу султана натуральный налог (почти десятую часть своего дохода) — зерном, кожами, мясом и пр. Это же касалось и кочевников-арабов, живших на территории султаната.

Земли султаната делились на султанский домен, земли наследственной и служилой аристократии. На этих землях трудились как свободные крестьяне (система отработок), так и рабы. В султанате преобладало натуральное хозяйство, но существовал обмен и рынки. Роль денег выполняли оловянные и медные кольца, бруски соли, рабы. Султанат вел и внешнюю торговлю, вывозя рабов, верблюдов, слоновую кость, страусовые перья, гуммиарабик. Ввозились в султанат прежде всего огнестрельное оружие, металлы, ткани, бумага и др. Города стояли на караванных путях, столицей султаната был город Эль-Фашер.

В восточной части Восточного Судана в XVI–XIX вв. существовал султанат Сеннар. Его этническую основу составлял народ фунг. Фунги — одна из загадок региона. Некоторые специалисты полагают, что это потомки жителей древнего государства Мероэ (VII в. до н. э. — IV в. н. э.), испытавшие на себе влияние как негроидных нилотских народов, так и арабов.

Сеннар представлял собой объединение под властью фунгов целой цепи территорий вдоль Нила от третьего порога на севере до собственно Сеннара (Голубой Нил) на юге. Султанат жил орошаемым земледелием, его жители умело строили каналы, плотины и водяные мельницы. Они выращивали пшеницу, просо, кукурузу, бахчевые, перец и хлопчатник. Разводили скот — мясной, молочный и тягловый и были искусны в изготовлении особой хлопчатобумажной ткани.

Принципы государственного устройства Сеннара были основаны на законах шариата. Верховный правитель — наследственный султан, при нем совет знати из высших сановников, тайный совет четырех, главный судья (кади). Провинции различались собственно сеннарские и покоренных областей. Зависимые провинции платили больше податей, а собственно сеннарские — фитру (подушный налог), зякат (налог на скот и земли) и утр 1/10 урожая. Верховным собственником всех земель считался султан.

В султанате было широко развито строительство, даже в деревнях имелись укрепленные замки, в городах же богатые кварталы состояли из глинобитных домов с плоской крышей. Столица султаната — город Сеннар — насчитывал к концу XVIII в. около 100 тыс. жителей.

В султанате широко применялся рабский труд — только на султанских землях трудились до 8 тыс. рабов. Сильна была и армия, насчитывавшая несколько десятков тысяч солдат. Сеннар являлся страной мусульманской учености. Государственным языком там был арабский. Велик был процент грамотных, обучавшихся в школах при мечетях. Было много ученых-богословов. От основания султаната до 1912 г. велись исторические хроники.

Эфиопия, наследница древнего государства Аксум, принявшего христианство еще в IV в., в XVIII в. оставалась раздробленной. Этому способствовало вторжение с красноморского побережья кочевников-оромо, часть которых приняла ислам. Событие это имело огромное значение в политической и этнической истории Эфиопии. Оромо сумели захватить плодородные области страны, в том числе и в ее центральной части. В результате территория христианской Эфиопии значительно сократилась. Ситуация осложнялась и отсутствием выхода к морю, поскольку с XVII в. все красноморское побережье находилось под властью Османской империи.

В течение почти всего последовавшего столетия внешний мир мало что знал об Эфиопии. Страна находилась в состоянии самоизоляции, и под страхом смерти европейцам было запрещено находиться в ее пределах. Основным содержанием внутриполитической жизни были постоянные междоусобные войны. Центробежные тенденции, усилившиеся к середине XVIII в., привели к эпохе, известной в эфиопской историографии под названием «времена князей». Власть императора была чисто номинальной, а страна превратилась в конгломерат фактически независимых областей-государств, важнейшими из которых были Тыграй, Шоа, Годжам, Гондэр, Амхара и Бэгэмдыр. Вместе с тем при ослаблении центральной власти шел процесс укрепления и развития отдельных частей Эфиопии, прежде всего Шоа. На протяжении нескольких десятилетий армия шоанских правителей завоевала обширные области к югу и юго-западу, значительно расширив пределы Шоа. Захваченные трофеи в виде рабов, слоновой кости и кофе шли на продажу в страны Аравийского полуострова, а выручка от продаж — на закупку огнестрельного оружия.

Восточноафриканское Межозерье — еще одна область политогенеза в Тропической Африке, образовавшаяся в результате взаимодействия земледельческих и скотоводческих народов. Контакты этих двух групп народов и породили Великую Китару, прародительницу крупнейших государств региона — Буньоро, Торо и Буганды.

К XVIII в. главенство в Межозерье захватила Буганда. Уже в то время страну покрывала сеть грунтовых дорог шириной до шести метров, по которым тянулись земледельцы и ремесленники, несшие дань правителю. Верховный наследственный правитель (кабака) считался если не божеством, то во всяком случае связующим звеном с духами своих предков, восходивших к легендарному основателю Буганды Кинту. Кабака в XVIII в. был абсолютным правителем Буганды. В XVIII в. происходило постепенное становление и укрепление служилой аристократии. Именно на нее, а не на родовую знать опирались, начиная с XVIII в., все кабаки, что одновременно укрепляло их собственную власть. Сыновья царствующего кабаки обладали равными правами на престол, кроме самого старшего сына, который носил титул кивева и был одним из главных наставников своих братьев. Неудивительно, что в Буганде часто возникали войны за престолонаследие, которые были большим бедствием для страны. Однако во второй половине XVIII в. им был положен конец: все «лишние» принцы, помимо единственного, названного умирающим кабакой своим преемником, умерщвлялись еще в период междуцарствия. Ввел этот обычай 27-й кабака Семакокиро, вошедший в историю Буганды как радетель за укрепление государства.

«Мозамбикский канал, остров Мадагаскар и Африканский берег от мыса Доброй Надежды до Мелинды [Малинди]». Карта Р. Бонна. 1780 г.

Межозерье развивалось в относительной изоляции от внешнего мира. Торговцы, в том числе и работорговцы с побережья Индийского океана, попали сюда только во второй половине XVIII в. Они были представителями суахилийской цивилизации и несли с собой ислам.

Центральная Африка — один из самых трудных для жизни человека регионов. Здесь густые тропические леса уступают место саванновым плато, уступами поднимающимся от океана в глубь континента. На самом восточном из этих плато, Шаба, на рубеже I–II тысячелетий в ходе миграций консолидировались банту.

В глубине Экваториальной Африки последовательно достигали своего расцвета государства народов бакуба, балуба и балунда, принадлежащих к семейству банту.

Первое, называвшееся Бушонго, возникло к концу XVI в., а наивысшего расцвета достигло в середине XVIII в. Отличительными его чертами были, в частности, рабская гвардия и специализация судей по различным типам дел. Государство вело активную внешнюю торговлю с соседними районами Африки, но основой его процветания оставалось земледелие.

Расцвет государства Луба приходится на вторую половину XVIII — начало XIX в. В это время его границы с запада на восток простиралось на 600 км. При верховном правителе государства — мулохве — существовал совет знати и номинальная мать-соправительница. Наивысшего расцвета государство Лунда (балунда) достигло в XVIII — первой половине XIX в. Титул верховного правителя государства — муата ямво.

Экспансия муата ямво на восток привела к возникновению около 1750 г. государства Казембе, устроенного по образцу государства Лунда. К концу XVIII в. Казембе стало доминирующей силой в южной части нынешней Демократической Республики Конго и на территории современной Замбии. Государство вело торговлю с восточноафриканским океанским побережьем и в 1798–1799 гг. успешно отразило атаки военной экспедиции португальцев.

Эти государства внутренних районов Экваториальной Африки имели много общего. Они долгое время развивались практически в полной изоляции. В каждом из них существовал верховный наследственный правитель, определяемый по нормам материнского права. При правителе состояли совет знати и многочисленные придворные. Каждое государство имело несколько уровней административного управления. Резиденция правителя находилась в поселении городского типа, но местоположение столицы постоянно менялось. Денежным эквивалентом служили раковины нзимбу, более известные как каури. Самым стабильным по составу было государство бакуба, менее стабильным — балуба и еще менее — балунда.

Особую страницу доколониальной истории Африки представляет Мадагаскар. Этот гигантский остров населен в основном представителями не негроидной, а монголоидной расы, говорящими на языках малайско-полинезийской семьи. Археологические находки свидетельствуют, что народы, населяющие Мадагаскар, формировались в ходе многочисленных переселений и ассимиляции выходцев из Индонезии, Восточной Африки и стран Арабского Востока. К началу XVI в. на острове насчитывалось около 18 этнических групп, отличавшихся друг от друга формой хозяйственной деятельности (везу — рыболовы, мерина — земледельцы-рисоводы, сакалава — скотоводы). В период XVI–XVII вв. на территории современного Мадагаскара возникло несколько раннеполитических образований: Имерина, Ариндрану, Исандра, Лалангина и др. Самое значительное из них — Имерина, его этническую основу составляли мерина. Государство это находилось на центральном высокогорном плато, на его территории был основан город Антананариву, первое упоминание о котором датировано 1726 г. В Имерине ширилось интенсивное ирригационное земледелие, развивались ремесла, особенно производство железа и кузнечное дело. Государство вело активную торговлю с другими районами острова и с побережьем.

До конца XVIII в. Имерина переживала период гражданских войн. Объединителем государства стал в конце XVIII в. Андрианампуйнимерина — правитель, которого иногда сравнивают с Петром I. Он говорил: «Мое рисовое поле будет простираться от моря до моря», и ему действительно удалось объединить под своей властью большую часть плато с помощью военных походов, дипломатии и династических браков. К этому времени в Имерине сложились три основных социальных слоя: андриана — знать, подразделявшаяся на шесть категорий, хува — рядовые общинники, в основном земледельцы-рисоводы, и андеву — патриархальные рабы.

В XVIII в. продолжались попытки европейских держав колонизовать Мадагаскар. На острове Сен-Мари у восточного побережья французские колонисты высадились еще в 1642 г. Заливы восточного побережья острова стали прибежищем пиратов. В 1750 г французы захватили остров Сен-Мари, а в 1774 г. высадились в бухте Антонжиль. Именно угроза иностранного господства ускорила процесс объединения в частности малагасийцев государства Имерина.

Капская колония ведет свое начало с 6 апреля 1652 г., когда на юге Африки появились первые европейские поселенцы. Это были в основном голландцы, а также немцы и представители некоторых других европейских народов. Возглавлял их служащий голландской Ост-Индской компании Ян ван Рибек. Они построили форт у подножья Столовой горы, и форт этот стал началом города Капстада (города у мыса), ныне носящего название Кейптаун.

В задачи колонии голландской Ост-Индской компании на юге Африки входило обеспечение кораблей компании свежими овощами, фруктами и мясом. В 1657 г. первые двенадцать европейских фермеров обосновались у восточных склонов Столовой горы. Число фермеров быстро росло за счет переселенцев из Нидерландов и немецких земель, а после 1685 г., когда в далекой Франции был отменен Нантский эдикт, разрешавший гугенотам свободу вероисповедания, — и за счет десятков гугенотских семейств из Франции. Уже в течение жизни одного поколения выходцы из Франции полностью слились с другими европейскими поселенцами.

Но для занятия фермерством нужны были обширные земельные угодья, и начался массовый сгон местного населения (нама) с земель. Войны сопровождали всю дальнейшую историю белых на юге Африки — это был основной способ территориального расширения Капской колонии. С ростом фермерского хозяйства выходцев из Европы возникла и еще одна проблема: нехватка рабочих рук, и уже в 1654 г. Ост-Индская компания организовала доставку в Капскую колонию рабов с острова Мадагаскар. Ценились не только рабы-мужчины, но и рабыни. В колонии белых женщин не хватало, и поселенцы брали рабынь в наложницы, а поначалу даже в жены. Так на Капе возникла особая группа населения — так называемые цветные, результат смешения белых с небелыми. Как правило, они были христианами и говорили на языке белого населения — так называемом капско-голландском, позже получившим название африкаанс.

Но и сами буры (само слово бур на африкаанс означает «фермер»), как постепенно стали называть себя белые поселенцы на юге Африки, были новой этнической группой, возникшей там в результате смешения выходцев из Нидерландов, немецких земель, Франции. Их язык — капско-голландский — постепенно приобретал все новые отличия от классического голландского, в частности в нем появлялись слова из местных африканских языков. Именно в XVIII в. происходило складывание этого этноса.

Система управления Капской колонией, созданная еще ван Рибеком, оставалась почти неизменной на протяжении XVIII в. Во главе колонии стоял губернатор. Он председательствовал в Политическом совете (политике раад), первоначально состоявшем из восьми богатейших торговцев и игравшем роль высшей инстанции в колонии. Во главе местного самоуправления провинций стояли ланддросты, возглавлявшие соответствующие советы. Постоянной армии не было, но фермеры обязаны были нести воинскую службу в случае военных действий. Они могли нанимать себе солдат — кнехтов. Живя в условиях постоянных войн с коренным населением этих краев, фермеры сами создавали по мере надобности военные отряды (коммандос) для грабительских набегов за скотом.

Официальной религией в Капской колонии был кальвинизм, «вывезенный» из Нидерландов первопоселенцами. В 1665 г. Реформатская церковь Нидерландов послала на Кап своего первого пастора, а год спустя был создан первый южноафриканский приход Реформатской церкви в Капстаде. К концу XVIII столетия в Капской колонии насчитывалось всего пять приходов. Приходские школы были единственными существовавшими там учебными заведениями, а пастор — наиболее образованным человеком в округе. Именно через пастора доходили до большинства буров сведения о том, что происходило в столице — Капстаде, да и во внешнем мире. Так, в работе, битвах и молитвах и проходила жизнь буров.

К концу голландского владычества на Капе, в 1798 г., в Капской колонии насчитывалось 21 746 европейцев, 52 753 черных раба. Две трети населения занимались земледелием (виноделием, выращиванием овощей и фруктов) при достаточно ограниченном сбыте, так как продать выращенное можно было только проходящим кораблям. Фермы достигали 1500–2000 га. Единственным ремеслом было производство фургонов.

В 1795 г. Капстад оккупировала Англия, а с 1806 г. колония окончательно вошла в сферу британского владычества, ее главный город стал называться Кейптауном.

История Южной Африки в XVIII в. отнюдь не исчерпывается бурами Капской колонии. Продвижение банту в глубь региона сопровождалось созданием вождеств. Такие вождества, в частности, создали народы басуто и педи. Коса проникли дальше всех на юг, в XVIII в. они поглотили практически всех койкой и переживали период междоусобных войн. В конце века практических всех коса объединил в единое крупное вождество Нгкика.

Ф

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru