ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

Мариан Альбертович Ковальский (1821–1884)

 

Среди астрономов XVIII века господствовало мнение Ламберта, что — звезды Млечного Пути, подобно планетам солнечной системы, вращаются вокруг своего «центрального светила». Ученым, выступившим против этой традиционной точки зрения, был Мариан Альбертович Ковальский. Он говорил, что наша звездная система имеет собственное вращательное движение, но было бы ошибкой считать, что существует какое-то центральное светило с очень большой массой, которое и обусловливает это вращательное движение звездной системы. В основе собственного движения Млечного Пути лежат более сложные причины и закономерности, чем те, о которых думал Ламберт и его сторонники. Наука полностью подтвердила точку зрения Ковальского.

В 1859 году Ковальский впервые разработал математическую теорию вращения нашей Галактики вокруг оси, перпендикулярной к ее экваториальной плоскости. Он нашел также формулы, по которым, зная собственные движения звезд, можно установить положение динамического центра всей звездной системы.

Ковальский был сыном обедневшего польского дворянина. Он воспитывался и рос в условиях национального угнетения и полицейского произвола, проводимых царским самодержавием, ставившим перед польской молодежью всяческие ограничения и преграды на пути получения образования.

Среднее образование Ковальский получил в Плоцкой гимназии. Учился с увлечением. В гимназии в совершенстве овладел латинским, французским и немецким языками.

Мариан мечтал получить высшее образование. Но как этого достичь? Прежде всего надо хорошо подготовиться. На это у юноши ушел целый год. В то время он не думал о занятиях астрономией. Его привлекала профессия инженера-путейца. Ковальский едет в Петербург поступать в Институт путей сообщения. Но тут его постигла неудача. Двери института были закрыты для «инородца». Как говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло. Ковальский подает заявление в Петербургский университет и не без труда становится студентом физико-математического факультета. В то время в университете работали замечательные ученые: кафедрой математики руководил академик В. Я. Буняковский, физику читал Э. X. Ленц, а астрономию вел А. Н. Савич.

Мариан с головой ушел в изучение физико-математических наук. Предельно собранный, обладавший исключительно большой работоспособностью, Ковальский уже на 4-м курсе получил весьма интересные результаты по механике.

За работу «Исследование общих свойств движения системы тел» он удостаивается золотой медали, а за выпускную работу «Принципы механики» ему присуждается диплом кандидата математических наук.

Небесная механика — предмет особого увлечения будущего астронома. Он штудирует труды Коперника, Кеплера и Ньютона. Много думает о проблемах движения небесных тел под влиянием сил взаимного тяготения. И размышления дали свои плоды. Уже на последнем курсе университета Ковальский твердо решил стать астрономом.

После окончания университета он некоторое время работает вычислителем в Пулковской обсерватории. Одновременно успешно сдает магистерский экзамен и столь же успешно защищает магистерскую диссертацию на тему «О возмущениях в движении комет». Так Ковальский стал ученым-астрономом.

Надо отметить, что молодой астроном был по натуре романтиком. Он не боялся трудностей и шел им навстречу. Об этом свидетельствует следующий эпизод. В 1847 году Русское географическое общество снаряжало экспедицию для изучения Северного Урала. Работа экспедиции должна была проходить в крайне тяжелых климатических условиях, вдали от населенных пунктов, в гористой местности и дремучих лесах. В особенности большую, изнурительную работу предстояло проделать астроному, который должен был определять географические пункты, высоты и производить магнитные наблюдения. Вот эту работу и вызвался совершить Ковальский.

За два года в экспедиции ученый-энтузиаст провел колоссальные исследования. Его астрономические изыскания, составившие целый том, получили высокую оценку и всеобщее одобрение в научных кругах.

Вместе с научными результатами пришла и слава. Вскоре после экспедиции, по рекомендации В. Я. Струве, Ковальский зачисляется астрономом в Казанский университет. В его обязанность входило чтение лекций и проведение практических занятий по астрономии. Но полное удовлетворение своих запросов ученый находит в научных исследованиях.

Первой проблемой, лишившей Ковальского покоя и сна, было исследование, связанное с дальнейшими наблюдениями планеты Нептун, найденной благодаря математическим расчетам Адамса в Англии и Леверье во Франции.

Полной теории движения планеты Нептун тогда еще не было. Вот ее, эту труднейшую теорию, и построил ученый.

Пользуясь своими приемами и формулами, Ковальский вычислил орбиту облюбованной планеты, причем в ходе вычислений учел все необходимые поправки за счет возмущений, происходящих под влиянием соседних планет — Юпитера, Сатурна и Урана.

Друзья посоветовали ученому выдвинуть свою последнюю работу «Теория движения Нептуна» на соискание ученой степени доктора математических наук. Этим советом Ковальский воспользовался и в 1852 году защитил докторскую диссертацию.

Бывает, что за одним успехом следует другой, одна радость сменяет другую. Именно так получилось у Ковальского. После блестящей защиты докторской диссертации за результаты, полученные в уральской экспедиции, ученому присуждается почетная премия Петербургской академии наук. Но он и не думал почивать на лаврах. Наоборот, у него появляется жажда новых исследований и открытий.

Научные интересы Ковальского в области астрономии оказались очень широкими. Много сил и времени уделял предвычислению солнечных и лунных затмений, определению орбит двойных звезд и положения околополярных звезд.

По предложению Международного астрономического общества ученый составил каталог положения звезд между 75° и 80° северного склонения до 9,5 величины. В этом каталоге, изданном после смерти Ковальского, насчитывается 4218 звезд.

Мариан Альбертович изучал преломление света, идущего от далеких небесных светил, в земной атмосфере (явление рефракции). Большой вклад в науку, как указывалось выше, Ковальский сделал в области изучения собственных движений звезд. Он вывел основные законы движения и стал новатором в этом разделе астрономии.

Казалось, что для Ковальского должны были гостеприимно распахнуться двери Петербургской академии наук. Но на пути ученого стали два препятствия: польское происхождение и прогрессивные взгляды. Дело в том, что в охранном отделении Ковальский числился в списке неблагонадежных профессоров. Царские приспешники в Академии сделали все возможное, чтобы оградить последнюю от «чуждого» влияния. Однако полностью избавиться от Ковальского им не удалось — уж очень был высок авторитет его как ученого. Мариан Альбертович вошел в Академию на правах члена-корреспондента.

По свидетельству современников, Ковальский в Казанском университете пользовался «почти безграничным авторитетом». Об этом свидетельствует факт единогласного избрания его в 1880 году ректором университета. Правда, от этого поста он отказался, мотивируя свой шаг перегрузкой учебной и особенно научной работой.

Хотя и не хлебом единым сыт человек бывает, но ученый; не мог забывать и о материальной стороне жизни. Семья у Ковальского была большая, а профессорского жалованья не хватало. Пришлось искать работу по совместительству. Такая нашлась в Родионовском институте (Казань). Он стал «инспектором классов». На этой работе ученый находился свыше 20 лет и снискал славу вдумчивого и прогрессивного педагога-организатора.

Ковальский — один из организаторов Русского астрономического общества и сторонник самого широкого общения среди ученых. Он активно участвовал во всероссийских съездах естествоиспытателей и врачей. На первом съезде в 1867 году ученый выступал с докладом о рефракции.

В Казани Ковальский проработал 29 лет. Он умножил славные научные традиции Казанского университета, благодаря чему его имя по праву находится в одном ряду с именами таких замечательных деятелей университета, как Лобачевский, Симонов и др.

Перегрузка учебной и научной работой отразилась на здоровье ученого. Стало сдавать сердце. Смерть пришла неожиданно. Она сразила Мариана Альбертовича за столом его рабочего кабинета.

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru