ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

Культура речи

 


Раздел 1. Орфоэпические нормы

1.1. Общие замечания

1.2. Ударение в словах и формах слов

1.2.1. Особенности русского ударения

1.2.2. Ударение в именах существительных

1.2.3. Ударение в именах прилагательных

1.2.4. Ударение в глаголах

1.2.5. Ударение в причастиях и отглагольных прилагательных

1.3. Произношение твёрдых и мягких согласных перед Е в заимствованных словах

1.4. Произношение [о] и [э] под ударением после мягких согласных и шипящих

1.5. Произношение отдельных сочетаний звуков, слов и форм слов

 

Раздел 2. Морфологические нормы

2.1. Морфологические нормы русского языка. Общие замечания

2.2. Имя существительное

2.2.1. Род имён существительных

2.2.2. Именительный падеж множественного числа

2.2.3. Родительный падеж множественного числа

2.2.4. Особенности склонения некоторых существительных и словосочетаний

2.3. Имя прилагательное

2.4. Имя числительное

2.5. Местоимение

2.6. Глагол

2.7. Причастие и деепричастие

 

Раздел 3. Синтаксические нормы

3.1. Синтаксические нормы русского языка. Общие замечания

3.2. Особенности управления в русском языке

3.3. Некоторые особенности согласования

3.4. Предложения с однородными членами

3.5. Предложения с причастными оборотами

3.6. Предложения с деепричастными оборотами

3.7. Некоторые особенности употребления сложных предложений, прямой и косвенной речи


Раздел 4. Социальные варианты русского языка

 

 

Раздел 5. Стили русского литературного языка

5.1. Общая характеристика стилей. Стилевое расслоение лексики. Эмоционально-экспрессивная окраска слова

5.2. Научный стиль

5.3. Официально-деловой стиль

5.4. Газетно-публицистический стиль. Экспрессивные средства языка

5.5. Разговорный стиль

5.6. Стилистические ошибки и их типы

 

Раздел 6. Точность речи и лексика русского языка

6.1. Понятие точности речи

6.2. Лексические ошибки, связанные с непониманием значения слова

6.3. Лексические ошибки, связанные с употреблением паронимов, синонимов и слов, близких по значению

6.4. Лексические ошибки, связанные с употреблением омонимов, многозначных слов

6.5. Ошибки, связанные с лексической сочетаемостью слов

6.6. Речевые ошибки, связанные с употреблением фразеологизмов

 

Раздел 7. Текст и его основные признаки

7.1. Общее представление о тексте

7.2. Основные правила построения текста

7.3. Функционально-смысловые типы текстов

7.4. Текст-описание и его виды

7.5. Текст-повествование и его виды

7.6. Тексты-рассуждения и их виды

7.7. Тексты с различными видами связи

 

1.1. Общие замечания

Речь на уровне звуков должна быть не только правильной, соответствовать произносительным (орфоэпическим) нормам, но и благозвучной, интонационно богатой, точной и выразительной.

Голос – первое, что доносится до слушателя после зрительного восприятия собеседника. И то, как мы говорим, во многом определяет отношение к нам собеседника. «Даже хороший от природы голос следует развивать не только для пения, но и для речи», – писал К.С. Станиславский.

Каковы слагаемые голоса? К ним относятся громкость, тембр (звуковая окраска), высота звучания, гибкость и др. Монотонная речь часто вызывает раздражение. «Без тембра речь скупа и скучна, как недосоленный суп или подсахаренное пиво», – заметил известный лингвист А.А. Реформатский.

Не менее важна и дикция, то есть манера выговаривать слова. Существуют два типа произношения: неполный (для непринуждённого бытового общения) и полный (ораторский).

Неполный тип произношения характеризуется сильным сокращением, иногда утратой («проглатыванием») отдельных звуков и слогов, нечёткой дикцией.

Ср.: произношение чек – вместо человек, произношение када – вместо когда.

В условиях официального общения, публичного выступления такой тип речи недопустим. Не случайно К.С. Станиславский писал: «Слово со скомканным началом напоминает человека с отрубленной головой. Слово, у которого проглочен конец, – безногий калека. Выпавшие из середины звуки – это отрезанное ухо, выбитый глаз. За что же производить над словами такую экзекуцию?»

Вместе с тем и благозвучная, интонационно богатая, точная и выразительная речь может не возыметь действия, если не соблюдены основные орфоэпические нормы. А они достаточно сложны. Как показывает практика, наибольшие трудности связаны с постановкой ударения; с произношением е или э после согласных в заимствованных словах, с произношением е или ё после согласных под ударением, с произношением ч или ш в сочетаниях чт, чн и произношением отдельных слов (использование лишних гласных и согласных или, напротив, неправомерное опущение гласного или согласного звука в слове).

Далее более подробно рассматриваются именно эти орфоэпические нормы. Рекомендуется не только внимательно изучить методические указания, но и выполнить тренировочные упражнения, предложенные к каждой теме.

 

 

 

1.2.1. Особенности русского ударения

 Сложность и прихотливость русского ударения известна всем. Во многом это обусловлено спецификой русского ударения в целом. Оно отличается разноместностью (может быть на любом слоге в слове: ку́хонный, экспе́ртный, проходно́й) и подвижностью (может менять своё место в разных формах одного слова: нача́ть, на́чал, начала́, на́чали). Кроме того, ударение может меняться с течением времени.

Например, сейчас прилагательное дневное мы произносим с ударением на окончании (лампа дневно́го света), а в XIX веке оно произносилось с ударением на корне («Погасло дне́вное светило», – писал А.С. Пушкин).

Однако колебания в постановке ударения наблюдаются и в пределах одного отрезка времени (в современной речи можно услышать творо́г и тво́рог, на́чал и нача́л, догово́р и до́говор). Следует помнить, что такие варианты произношения редко бывают равноценными.

Так, одинаково правильным в литературной речи считается произношение творо́г и тво́рог, баржа́ и ба́ржа, камфара́ и ка́мфора, комба́йнер и комбайнёр, щепо́ть и щёпоть.

Обычно варианты различаются сферой употребления (литературный и нелитературный; основной, то есть используемый в официальной обстановке, и допустимый, то есть менее желательный вариант, который тем не менее находится в пределах правильного).

Например, произношение Он занялся́ своими делами считается основным в литературном языке, тогда как произношение Он заня́лся своими делами допускается, но менее желательно. Говорить же Он за́нялся своими делами в литературной речи не рекомендуется, поскольку это просторечный вариант.

Достаточно много вариантов произношения существует в литературной и профессиональной речи.

Например, в речи моряков – компа́с, рапо́рт, в речи медиков – флюорографи́я, афази́я, эпилепси́я, тогда как основным нормативным вариантом является произношение – ко́мпас, ра́порт, флюорогра́фия, афа́зия, эпиле́псия.

Обратите внимание

Далеко не все из профессиональных вариантов входят в сферу литературных. Так, в речи горняков распространено произношение до́быча угля, ру́дник, в речи медиков – а́лкоголь, ко́клюш, психопати́я, наркомани́я, однако единственным литературным вариантом является следующее произношение – добы́ча угля, рудни́к, алкого́ль, коклю́ш, психопа́тия, наркома́ния.

Некоторые из вариантов произношения соотносятся как основной и допустимый, но устаревающий, постепенно утрачиваемый.

Например, прилагательное безу́держный может произноситься и с ударением на последующем слоге – безуде́ржный, но этот вариант уже выходит из употребления. Аналогичное соотношение вариантов де́вичий и деви́чий (второй – устаревающий).

Интересное явление наблюдается в отношении произношения слов колледж и коллеж. Слово колле́ж (среднее учебное заведение) все словари дают с ударением на последнем слоге. Это не удивительно, поскольку это слово французского происхождения. У существительного же колледж орфоэпический словарь 1997 года основным вариантом считает произношение колле́дж. Вариант ко́лледж даётся как допустимый, но менее желательный. Но именно этот вариант (ко́лледж) словарь иностранных слов 1998 года даёт не только как основной, но и как единственный. Таким образом, мы явно наблюдаем тенденцию к закреплению под влиянием английского языка именно произношения ко́лледж как основной литературной нормы.

Обратите внимание

Постановка ударения часто является «лакмусовой бумажкой» уровня речевой культуры человека. Достаточно услышать доку́мент, мага́зин, кило́метр, ква́ртал, а́лкоголь, мо́лодежь, чтобы понять, что человек не владеет основными нормами литературного произношения.

Постановка ударения может зависеть от значения слова:

заброни́ровать место в гостинице – забронирова́ть орудие; приво́д в милицию – при́вод в механизме; осенняя мокрота́ – кашель с мокро́той; языково́й барьер – языко́вая колбаса; занято́й человек – за́нятое место; первозданный ха́ос – в доме хао́с/ха́ос; ша́баш ведьм – шаба́ш на работе; работать эле́ктриком – цвет электри́к; вяза́нка дров – кофта-вя́занка.

Существительное уголь в значении «вещество, используемое как топливо» может иметь два равноправных ударения в косвенных падежах: добыча угля́/у́гля, а в значении «кусок перегоревшего дерева» – только одно ударение на основе: кусочек у́гля.

Наибольшие трудности обычно вызывает постановка ударения в иностранных словах, словах книжных, устаревших или только вошедших в язык. Вместе с тем колебания в постановке ударения наблюдаются и в целом ряде широко употребительных слов.

При всей прихотливости и сложности русского ударения в языке можно обнаружить определённые модели постановки ударения в целых группах слов. Однако большинство из них действует лишь как тенденция, то есть возможны отклонения, колебания внутри одной модели.

 

 

1.2.2. Ударение в именах существительных

1. Место ударения может зависеть от происхождения слова. Так, большинство заимствованных из французского языка слов сохраняет ударение на последнем слоге:

визави́, парте́р, жалюзи́, диспансе́р, несессе́р, канапе́, консоме́.

2. Ударение может определяться конечным сочетанием гласных и согласных звуков (финалью):

-а́л (в иноязычных словах): пена́л, фина́л, порта́л, фиска́л, кварта́л (на произношение этого слова обратите особое внимание: ударение на последнем слоге ставится независимо от того, в каком значении употреблено слово: жить на шестом кварта́ле; сдача дома намечена на второй кварта́л);

-а́тай (-а́тайство; -а́тайствовать): глаша́тай, завсегда́тай, согляда́тай, хода́тай, хода́тайство, хода́тайствовать (существительное хода́тай и производные от него очень часто произносятся неправильно);

-прово́д (в сложных словах): газопрово́д, мусоропрово́д, нефтепрово́д, но: электропро́вод;

-ле́ние (в отглагольных существительных с основой на согласный): дробле́ние, мышле́ние (мы́шление – устаревшее), уведомле́ние, усугубле́ние;

-ме́н (в заимствованиях из английского языка, где -мен дословно переводится как «человек»): полисме́н, джентльме́н. Исключение: ба́рмен.

Слово фено́мен (редкое, необычное, исключительное явление) – греческого происхождения и не подчиняется данной модели. По отношению к человеку оно может произноситься и с ударением на последнем слоге (феноме́н), но такое произношение всё же не является правильным.

3. Ударение производного слова может определяться по производящему слову, то есть тому, от которого образовано существительное:

-ие (ударение в отглагольном существительном обычно совпадает с ударением в однокоренном глаголе): сосредото́чить → сосредото́чение; обеспе́чить → обеспе́чение; упро́чить → упро́чение; ве́дать → испове́дать, испове́даться → испове́дание, вероиспове́дание, воспроизвести́ → воспроизведе́ние;

Обратите внимание на то, что этому правилу не подчиняются существительные на -ле́ние (мы́слить – мышле́ние, уве́домить – уведомле́ние).

-ота́ (существительные, образованные от прилагательных): полный → полнота́, немой → немота́, сирый → сирота́ (мн. ч. – бедные сиро́ты);

-о́та (существительные, образованные от глаголов): дремать → дремо́та; зевать → зево́та; ломать → ломо́та.

Иногда постановка ударения может определяться значением и стилем повествования.

Так, в литературной речи встречается произношение воздви́жение и воздвиже́ние: первое – при использовании слова в значении «церковный праздник» (торжественная служба на воздви́жение), второе – в значениие «действие по значению глагола воздвигать» (воздвиже́ние колонн).

Обратите внимание на произношение слова знамение: в любом значении ударение ставится на первый слог (крестное зна́мение, зна́мение времени).

4. Ударение в словах с одинаковой финалью (сочетанием конечных звуков) может зависеть от значения слова:

-ло́г (неодушевлённые объекты): катало́г, некроло́г, моноло́г, диало́г (исключениеана́лог);

-́лог (наименования лиц по роду занятий): фило́лог, зоо́лог, ихтио́лог;

-ме́тр (единицы измерения): киломе́тр, сантиме́тр, дециме́тр;

-́метр (измерительные приборы): баро́метр, гальвано́метр, хроно́метр.
Исключения: амперме́тр, вольтме́тр.

5. Иногда на постановку ударения в слове влияет целая система факторов. Наибольшие колебания наблюдаются в существительных с финалями -анин (-ане) и -ия.

Так, в словах на -анин (-ане), обозначающих лиц по месту жительства, ударение обычно ставится на предпоследний слог:

горожа́нин, углича́нин, волжа́нин, земля́нин, марсиа́нин, египтя́нин, миря́нин.

В словах, заимствованных из старославянского языка (как правило, это книжные слова с более абстрактным значением или слова религиозной тематики), ударение обычно падает на последний слог:

граждани́н (ср.: горожа́нин), христиани́н (ср.: крестья́нин), селяни́н (ср.: сельча́нин), славяни́н, мещани́н.

Слова, связанные по тематике с историей Древней Греции и Древнего Рима, с библейскими событиями и сюжетами, обычно сохраняют ударение того географического названия, от которого они образованы:

Афи́ны → афи́нянин, афи́няне; Рим → ри́млянин; Карфаге́н → карфаге́нянин; лати́нянин, лати́няне; филисти́млянин, филисти́мляне.

Слова на -ия в настоящее время имеют тенденцию к перемещению ударения к концу слова.

Так, несколько десятилетий назад нормативным было ударение инду́стрия, металлу́ргия, полигра́фия. Однако сейчас нормативным является произношение индустри́я, металлурги́я, полиграфи́я. Подобное колебание наблюдается и в произношении существительного кулина́ри́я. Необходимо помнить, что в официальной обстановке следует произносить это слово с безударной финалью – кулина́рия. Варианты апопле́ксия и апоплекси́я равноправные.

Постановка ударения в словах на -ия может зависеть от количества слогов.

Трёхсложные слова чаще имеют ударение на первом слоге:

а́рия, ма́ния, ма́фия.

Но возможны и исключения (обычно это слова не латинского, а греческого происхождения):

месси́я, вити́я, стихи́я.

В многосложных словах наблюдается тенденция к постановке ударения в середине слова:

фотогра́фия, гастроно́мия, гомеопа́тия, наркома́ния, психопа́тия, эпиле́псия.

Большинство многосложных слов на -ия относится к специальной лексике, к терминологии. Как уже отмечалось в п. 1.2.1, далеко не все варианты произношения, распространённые в профессиональной среде, являются нормативными.

При затруднении следует обращать внимание на финали. Так, ударение на конце слова обычно имеют существительные с такими финалями: -атри́я, -карди́я, -пси́я, -стени́я, -тези́я, -терапи́я, -терми́я, -урги́я, -фили́я, -хрони́я:

психиатри́я, тахикарди́я, биопси́я, астени́я, анестези́я, трудотерапи́я, металлотерми́я, литурги́я, некрофили́я, синхрони́я.

Напротив, ударение в середине слова обычно имеют слова с финалями -фо́бия, -ло́гия, -га́мия, -но́мия, -ма́ния, -го́ния, -мо́ния, -тро́пия, -на́рия, -гра́фия, -то́рия, -ме́трия, -ре́ссия, -па́тия, -кра́тия, - ́ция:

русофо́бия, аполо́гия, монога́мия, гастроно́мия, наркома́ния, аго́ния, филантро́пия, ветерина́рия, орато́рия, геоме́трия, агре́ссия, гомеопа́тия, плутокра́тия, кинематогра́фия, девальва́ция, конфирма́ция.

Однако возможны колебания и в словах с одинаковыми финалями.

Ср.: фее́рия, фанабе́рия, мисте́рия – истери́я, дифтери́я; какофо́ния, симфо́ния – телефони́я, стереофони́я.

Иногда такие колебания захватывают и однокоренные слова. Так, существительное симметрия имеет два равноправных варианта произношения – симме́трия и симметри́я, но существительное асимметри́я уже имеет только один литературный вариант (произношение асимме́трия не рекомендуется).

Подобное явление можно наблюдать в словах договор, приговор, заговор. Существительные заговор и приговор имеют один литературный вариант произношения: за́говор – с ударением в начале слова; пригово́р – с ударением на конце слова. До недавнего времени единственно правильным считалось произношение догово́р. Сейчас допустимой признаётся и очень частотная в речи форма до́говор, однако употреблять её всё же не следует.


6.
Определённые колебания в постановке ударения наблюдаются и в отдельных формах имён существительных.

Так, в косвенных падежах единственного числа существительных мужского рода второго склонения в ряде слов ударение остается неподвижным (постоянным):

аэропорт – аэропо́рта (но: в аэропорту́), Бальзак – Бальза́ка, бунт – бу́нта, верблю́д – верблю́да, воз – во́за (но: на возу́), воя́ж – воя́жа, ко́готь – ко́гтя, ло́коть – ло́ктя, марш – ма́рша, но́готь – но́гтя, сте́бель – сте́бля, торт – то́рта, фаза́н – фаза́на, фарш – фа́рша, шаг – ша́га (но в сочетании с числительными: два шага́; с предлогом в: в шагу́; в сочетании: на каждом шагу́), шарф – ша́рфа, шёлк – шёлка.

В других случаях наблюдается передвижение ударения с основы слова на окончание:

бинт – бинта́, блин – блина́, герб – герба́, кисель – киселя́, прут – прута́, серп – серпа́, столяр – столяра́.

В ряде случаев в литературном языке сосуществуют несколько вариантов произношения:

гусь – гу́ся (допустимо – гуся́); пруд – пру́да (допустимо – пруда́; в предложном падеже – на пруду́); мост – обе формы (моста́ и мо́ста) равноправны.

Подобные явления наблюдаются и в форме именительного падежа множественного числа.

Ударение передвигается на окончание в словах:

школьный бал – школьные балы́, бинт – бинты́, воз – возы́, герб – гербы́, маляр – маляры́, мост – мосты́, пруд – пруды́, серп – серпы́, столяр – столяры́, шкаф – шкафы́.

Ударение не передвигается на окончание:

арбу́з – арбу́зы, проходной балл – проходные ба́ллы, вор – во́ры, догово́р – догово́ры, ко́зырь – ко́зыри, кран – кра́ны, торт – то́рты, тост – то́сты, шарф – ша́рфы, шприц – шпри́цы (в речи медиков – шприцы́).

Два литературных варианта фиксируются у существительных: равноправные варианты – по́рты и порты́, детские хо́ры и хоры́, шрифты́ и шри́фты, штабы́ и шта́бы; основной и допустимый, но менее желательный варианты: фло́ты (допустимо – флоты́), ходы́ (допустимо – хо́ды).

Аналогичные явления есть и при склонении существительных других родов.

Например, во множественном числе существительных среднего рода ударение может перемещаться на окончание (войска́, дела́, зеркала́), а может оставаться неподвижным (ко́льца, кры́льца, пя́тна).

Обратите внимание

В формах множественного числа существительных благо, блюдо, средство в речи очень частотны формы с ударением на окончании (блага́, блюда́, средства́). Такое произношение является грубой ошибкой и свидетельствует о низкой культуре говорящего! Следует произносить: все бла́га, ни за какие бла́га мира, красивые блю́да, вторые блю́да, выделенные сре́дства.

Достаточно много колебаний можно отметить и при образовании родительного и других падежей множественного числа существительных всех родов.

Особое внимание обратите на передвижение ударения в следующих формах: бро́ви – брове́й, ве́тви – ветве́й, во́лны – по волна́м и по во́лнам, гру́зди – грузде́й, де́ньги – де́нег, деньга́м, о деньга́х, до́ски – досо́к (допустимо – до́сок), дро́жжи – дрожже́й, ки́сти – кисте́й, ко́зыри – козыре́й, ко́льца – коле́ц (но: ко́льцам), ку́дри – кудре́й, ле́беди – лебеде́й, но́вости – новосте́й, о́бласти – областе́й, о́череди – очереде́й, пло́щади – площаде́й, про́стыни – просты́нь и простыне́й, грамматические ро́ды – родо́в, са́ни – сане́й, ска́терти – скатерте́й, ско́рости – скоросте́й.

Остаётся неподвижным ударение в следующих формах:

бо́ли – бо́лей (у медиков – боле́й), бу́дни – бу́дней (допустимо – бу́ден), вёрсты – о вёрстах, воло́кна – воло́кон, ве́рфи – ве́рфей, гра́бли – гра́бель и гра́блей, гу́сли – гу́слей, о́кна – о́кон, ру́жья – ру́жей, стёкла – стёкол, ту́фли – ту́фель, ша́рфы – ша́рфов, я́сли – я́слей.

Равноправными являются формы косвенных падежей во множественном числе:

бу́бны – бубён, бубна́м и бу́бен, бу́бнам.

 

 

 

1.2.3. Ударение в именах прилагательных

В целом, в русском языке существует тенденция к переносу ударения на конец прилагательного.

 

Например, в XIX веке ударение в прилагательном английский падало на первый слог. В «Евгении Онегине» А.С. Пушкин, давая характеристику Онегину, писал: «Недуг, которому причину Давно бы отыскать пора, Подобный а́нглийскому сплину, Короче: русская хандра Им овладела понемногу». Сейчас мы произносим это прилагательное с ударением в середине слова – англи́йский костюм.

Конечно, как и в других частях речи, эта тенденция проявляется очень непоследовательно. Поэтому необходимо учитывать целую систему факторов.

1. Полные прилагательные, образованные от существительных с помощью суффиксов -н-, -ск-, -овск-, -чат-, обычно имеют ударение на том же слоге, что и существительные:

ку́хня – ку́хонный (!), отхо́д – отхо́дный, перехо́д – перехо́дный, пу́рпур – пу́рпурный и пурпу́рный, уста́в – уста́вный (!), факси́миле – факси́мильный (!), экспе́рт – экспе́ртный (!), а́вгуст – а́вгустовский (форма августо́вский допустима, но всё же нежелательна), ева́нгелие – ева́нгельский, зна́харь – зна́харский, о́трок – о́троческий, Украи́на – украи́нский (!), гу́бка – гу́бчатый, коро́бка – коро́бчатый, ско́ба – ско́бчатый.

В то же время возможны и отклонения от этой модели.

Обратите внимание

Запомните, как правильно произносить следующие прилагательные: козырно́й (ко́зырь), ло́мберный стол, мишу́рный (от мишура́), мозаи́чный (от моза́ика), синусоида́льный (от синусо́ида), скабрёзный, стенопи́сный (от сте́нопись), мизе́рный (допустимо – ми́зерный – от ми́зер).

Кроме того, следует учесть, что суффикс -чат- чаще всего является безударным (ру́бчатый, ла́пчатый, стре́льчатый, иго́льчатый, жело́бчатый), но в ряде прилагательных ударение падает именно на суффикс (брусча́тый, внуча́тый, крупча́тый, зубча́тый, но в сложных словах – мелкозу́бчатый, двузу́бчатый).

2. Прилагательное с окончанием -ой всегда имеет ударение на последнем слоге:

бортово́й, валово́й (!), первоочередно́й, ножево́й, объездно́й, спиртово́й (!), супово́й.

 

3. Прилагательные с суффиксом -ов-, -ев-, образованные от двусложных существительных, обычно сохраняют ударение на том же слоге, что и существительные:

бо́мба – бо́мбовый, ве́реск – ве́ресковый (!), гру́ша – гру́шевый (допустимо – грушо́вый), джи́нсы – джи́нсовый и джинсо́вый, и́ва – и́вовый, ма́нго – ма́нговый, ми́нус – ми́нусовый (допустимо – минусо́вый), моде́рн – моде́рновый (в речи молодежи распространена форма модерно́вый, но она не является нормативной), пи́ки – пи́ковый, пи́хта – пи́хтовый, сли́ва – сли́вовый (!).

Обратите внимание на разное ударение в однокоренных прилагательных (вишнёвый, лаврови́шневый).

Но действие общей тенденции может приводить к переносу ударения на суффикс или окончание прилагательного. Особенно много колебаний наблюдается при образовании прилагательных от односложных существительных с помощью суффиксов -ов-, -ев-.

Ср.: сохранение ударения на первом слоге: ге́рбовый, ма́ршевый; перенос ударения на суффикс или окончание: пухо́вый, басо́вый, тигро́вый, мохово́й, валово́й, ножево́й, супово́й, спиртово́й.

В ряде случаев ударение зависит от значения прилагательного и от сочетаемости.

Ср.: семейство ла́вровых – лавро́вый лист; языково́й барьер – языко́вая колбаса, временны́е категории – вре́менные трудности, домо́вая книга – в доме живёт домово́й.

4. В прилагательных с суффиксом -ист- действует следующая тенденция.

Если в существительном ударение падает на первый слог, то в прилагательном суффикс -и́ст- будет ударным: ба́рхат – бархати́стый.

Если в существительном ударение падает на второй слог, то в прилагательном ударение сохраняется на том же слоге: боло́то – боло́тистый.

Вместе с тем и здесь возможны отклонения от действия этой тенденции. Так, равноправны варианты прилагательного, образованного от существительного му́скул – му́скулистый и мускули́стый. Среди вариантов, образованных от существительного са́хар, вариант са́харистый является основным, но допустим и вариант сахари́стый.

5. Ударение в формах сравнительной степени (с суффиксом -ее) и превосходной степени (с суффиксом -айш-/-ейш-) определяется по форме краткого прилагательного женского рода.

Если ударение падает на окончание -а́, то суффиксы сравнительной и превосходной степени будут ударными (длинна́ – длинне́е, длинне́йший).

Если же ударение в краткой форме прилагательного падает на основу, то ударение на том же слоге сохраняется и в формах сравнительной и превосходной степеней:

торопли́ва – торопли́вее; зно́йна – зно́йнее; удо́бна – удо́бнее; краси́ва – краси́вее, краси́вейший.

Обратите особое внимание на последние формы, поскольку при их произношении очень часто допускаются ошибки. Произношение красиве́е и красиве́йший свидетельствует о низкой речевой культуре человека, хотя эти формы нередко звучат с экрана телевизора!).

6. Для односложных и двусложных кратких прилагательных наиболее типичной является следующая модель: окончание является ударным лишь в форме женского рода, в остальных формах ударение падает на основу:

бо́йкий – бо́ек, бойка́, бо́йко, бо́йки; правый – прав, права́, пра́во, пра́вы.

По этой модели образуются краткие формы прилагательных:

бойкий, гибкий, гладкий, голый, громкий, дешёвый, дикий, дорогой, жалкий, жаркий, жёсткий, живой, жидкий, звонкий, краткий, меткий, молодой, мощный, нагой, общий (принадлежащий всем), правый (справедливый; содержащий правду), робкий, серый, славный, сладкий, слепой, странный, сырой, сытый, целый, чуткий, юный, юркий и др.

Обратите внимание на то, что формы типа правы́ не только не являются нормативными, но и свидетельствуют о низкой речевой культуре человека!

Однако на краткие формы оказывает очень сильное влияние общая тенденция к переносу ударения на окончание прилагательного. Наиболее активно этот процесс захватывает формы множественного числа. Так, в последние десять–пятнадцать лет у целой группы кратких прилагательных, подчинявшихся указанной модели, наряду с основным вариантом – ударением на основе (глу́пы), допустимой признается форма с ударным окончанием (глупы́):

весёлый, глупый, глухой, гордый (высокомерный), горький, грубый, кислый, косой, крепкий, кривой, ловкий, мелкий, мёртвый (неживой), мягкий, плохой, редкий, резкий, слабый, старый, строгий, сухой, тихий, яркий и др.

Обратите внимание на то, что, хотя формы с ударным окончанием (веселы́) и даются словарями как допустимые, они всё же являются нежелательными, поскольку свидетельствуют о более низкой речевой культуре человека!

Как равноправные воспринимаются сейчас варианты с ударением на окончании и на основе в форме множественного числа (бедны́ и бе́дны) у целого ряда прилагательных:

бедный, близкий, бледный, важный, верный, вкусный, влажный, вредный, голодный, грустный, грязный, густой, длинный, добрый, дружный, жадный, жёлтый, жирный, зелёный, короткий, круглый, крупный, крутой, милый, мокрый, мрачный, нежный, низкий, новый, плотный, полный (исчерпывающий), прочный, прямой, пустой, ровный, седой, скромный, скупой, скучный, сложный, смелый, солёный, сочный, спелый, страшный, твёрдый, тесный, толстый, тонкий, точный, трудный, тупой, холодный, храбрый, худой, честный, чистый, узкий, ясный.

Наконец, у некоторых кратких прилагательных во множественном числе форма с ударным окончанием может становиться основным нормативным вариантом (просты́), тогда как форма с ударением на основе (про́сты) фиксируется как допустимая и/или устаревающая, устаревшая, например: видный (видимый, различимый), гордый (в значении испытывающий гордость), нужный, простой, сильный.

Процесс переноса ударения с основы на окончание может распространяться на формы не только множественного, но и единственного числа, прежде всего – среднего рода. В речи достаточно частотными являются ненормативные (!) формы:

бледно́, важно́, видно́, грязно́, длинно́ и др. Такое произношение недопустимо в литературной речи!

Вместе с тем у некоторых прилагательных ударное окончание в среднем роде становится либо равноправным вариантом наряду с безударным, либо основным или единственным нормативным вариантом. Как правило, у этих прилагательных ударным является и окончание во множественном числе:

белый – бел, бела́, бело́ и бе́ло, белы́ и бе́лы; больной – бо́лен, больна́, больно́, больны́; великий – вели́к, велика́, велико́, велики́; высокий – высо́к, высока́, высо́ко (допустимо – высоко́), высоки́ и высо́ки; глубокий – глубо́к, глубока́, глубо́ко (допустимо – глубоко́), глубоки́ и глубо́ки; горячий – горя́ч, горяча́, горячо́, горячи́; далёкий – далёк, далека́, далёко (допустимо – далеко́), далеки́ и далёки; красный – кра́сен, красна́, красно́ и кра́сно, красны́ и кра́сны; малый – мал, мала́, мало́, малы́; мёртвый (лишённый жизненности, бесплодный) – мёртв, мертва́, мертво́ (допустимо – мёртво), мертвы́ (допустимо – мёртвы); общий (не конкретный, схематичный) – общ, обща́, общо́, о́бщи (допустимо – общи́); острый – остёр (допустимо в значении «не тупой» – остр), остра́, остро́ (допустимо в значении «не тупой» – о́стро), остры́ (допустимо в значении «не тупой» – о́стры); пёстрый – пёстр, пестра́, пестро́ и пёстро, пестры́ и пёстры; равный – ра́вен, равна́, равно́, равны́; свежий – свеж, свежа́, свежо́, свежи́ и све́жи; светлый – светл, светла́, светло́, светлы́; тёплый – тёпел, тепла́, тепло́, теплы́; тяжёлый – тяжёл, тяжела́, тяжело́, тяжелы́; умный – умён, умна́, умно́, умны́; хитрый – хитёр, хитра́, хитро́ (допустимо – хи́тро), хитры́ (допустимо – хи́тры); чёрный – чёрен, черна́, черно́, черны́; широкий – широ́к, широка́, широ́ко (допустимо – широко́), широки́ и широ́ки.

Обратите внимание

Далеко не все односложные и двусложные краткие прилагательные имеют подвижное ударение! Так, ударение на основе сохраняют все формы кратких прилагательных: алчный (а́лчен, а́лчна, а́лчно, а́лчны), вечный, вздорный, жёлчный, знойный, косный, мирный, опасный, спорный, срочный, удобный, хищный.

У некоторых кратких прилагательных могут наблюдаться колебания в форме женского рода, то есть ударение во всех формах сохраняется на основе, но в форме женского рода (как и у прилагательных типа боек, прав) возможно сосуществование двух литературных вариантов – с ударным и с безударным окончанием:

бурный – бу́рен, бурна́ и бу́рна, бу́рно, бу́рны; властный – вла́стен, властна́ и вла́стна, вла́стно, вла́стны; модный – мо́ден, модна́ и мо́дна, мо́дно, мо́дны.

 

 

1.2.4. Ударение в глаголах

1. Глаголы в неопределённой форме в современном русском языке имеют тенденцию к смещению ударения к началу слова.

Например, ранее нормой произношения было клеи́ть. Сейчас нормативным считается произношение кле́ить.

Наиболее отчётливо данная тенденция проявляется в двух- и трёхсложных глаголах: опо́шлить, прину́дить.

В многосложных словах наряду с этой действует тенденция к так называемому равновесию слогов, когда ударение ставится посредине слова:

абони́ровать, дози́ровать, копи́ровать, лави́ровать, монти́ровать, мотиви́ровать, телеграфи́ровать, транспорти́ровать, электрифици́ровать.

Однако, как и в других случаях, эти процессы идут в языке непоследовательно и с разной интенсивностью (наиболее чётко они проявляются в просторечии и разговорной речи). Иногда оба варианта произношения сосуществуют в литературном языке как равноправные или как основной и допустимый, то есть менее желательный.

Обратите внимание

Обратите внимание на место ударения в следующих глаголах:

а) единственный нормативный вариант – с ударением на конце слова: бодри́ть, бодри́ться, подбодри́ть, долби́ть, продолби́ть (но: вы́долбить), искри́ть, кисли́ть, облегчи́ть, перши́ть, пороши́ть, запороши́ть, припороши́ть, убыстри́ть, убыстри́ться, углуби́ть, углуби́ться, упрости́ть, упрости́ться, багрове́ть, заня́ть, нача́ть, поня́ть, приня́ть, озорнича́ть, балова́ть, избалова́ть, балова́ться, бомбордирова́ть, костюмирова́ть, пломбирова́ть, запломбирова́ть, премирова́ть, экипирова́ть;

б) единственный нормативный вариант – с ударением в начале и в середине слова: вто́рить, заи́лить, заку́порить, заку́пориться, отку́порить, отку́пориться, заса́хариться, опо́шлить, пону́дить, прину́дить, упро́чить, пле́сневеть, запле́сневеть, че́рпать, исче́рпать (!), исче́рпаться, асфальти́ровать, заасфальти́ровать, блоки́ровать, заблоки́ровать, компости́ровать, копи́ровать, транспорти́ровать;

в) равноправные варианты – с ударением на конце слова, в середине и в начале слова: вихри́ться и ви́хриться, искри́ться и и́скриться, окисли́ть и оки́слить, окисли́ться и оки́слиться, ржа́веть и ржаве́ть, заржа́веть – заржаве́ть, проржа́веть – проржаве́ть, гофрирова́ть и гофри́ровать;

г) основной вариант – с ударением в середине или в начале слова, но допустимо – ударение на конце слова: пе́рчить – перчи́ть, попе́рчить – поперчи́ть, и́ндеветь – индеве́ть.

В настоящее время орфоэпические словари дают как допустимые варианты произношения – усугу́бить, усугу́биться, однако такое произношение всё же нежелательно. Предпочтительнее, особенно в официальной обстановке, произносить – усугуби́ть, усугуби́ться.

Произношение многих из указанных глаголов служит показателем речевой культуры человека. Особое внимание обратите на произношение слов: подбодри́ть, долби́ть, облегчи́ть, углуби́ть, нача́ть, поня́ть, приня́ть, балова́ть, опо́шлить, прину́дить, пле́сневеть, че́рпать, исче́рпать.

2. Формы прошедшего времени глаголов обычно сохраняют то же ударение на том же слоге, что и в неопределённой форме:

заку́порить – заку́порил, убыстри́ть – убыстри́л, вложи́ть – вложи́л, зарази́ть – зарази́л, запломбирова́ть – запломбирова́л.

Вместе с тем при образовании форм прошедшего времени у многих односложных и двусложных глаголов действует модель, характерная для односложных и двусложных кратких прилагательных: при образовании формы женского рода ударение падает на окончание, в остальных случаях – на основу:

нача́ть – на́чал, начала́, на́чало, на́чали; рвать – рвал, рвала́, рва́ло, рва́ли; поня́ть – по́нял, поняла́, по́няло, по́няли; приня́ть – при́нял, приняла́, при́няло, при́няли.

Обратите внимание

Формы типа нача́л, поня́л, по́няла и т.д. не только являются ненормативными, но и свидетельствуют об очень низкой культуре говорящего!

По этой модели образуются также формы прошедшего времени у глаголов:

брать, вить, гнать, драть, ждать, жить, занять, звать, избрать, клясть, лгать, лить, пить, плыть, рвать, взорвать, слыть, спать и др.

В основном по той же модели образуются формы прошедшего времени у глаголов взять, дать, ткать, однако здесь, как и у кратких прилагательных, есть некоторые отступления от модели:

взять – взял, взяла́, взя́ло и взяло́, взя́ли; дать – дал, дала́, дало́ и да́ло, да́ли; ткать – ткал, ткала́ и тка́ла, тка́ло, тка́ли.

При образовании приставочных глаголов модель обычно сохраняется, но ударение часто переносится с корня на приставку (отда́ть – о́тдал, отдала́, о́тдало, о́тдали), хотя в последние десятилетия действует тенденция к сохранению ударения на корне (наряду с произношением о́тдал, о́тдали допускается произношение отда́л, отда́ли).

Обратите внимание

Это правило не распространяется на глаголы начать, понять, принять!

Следует также учесть, что не все одно- и двусложные глаголы образуют формы прошедшего времени по указанной модели. В частности, неизменным является ударение в формах глаголов класть, стлать и производных от них (клал, кла́ла, кла́ло, кла́ли; стлал, стла́ла, стла́ло, стла́ли). Перемещение ударения на окончания (клала́) свидетельствует об очень низкой культуре говорящего!

Определённые колебания наблюдаются и при образовании форм прошедшего времени у возвратных глаголов.

Обратите особое внимание на глаголы родиться, начаться, взяться, впиться, приняться, наняться: родился́ и роди́лся; начался́ (неправильно – на́чался, нача́лся); взя́лся, взяла́сь (допустимо устаревшее – взялся́, неправильно – взя́лась); впи́лся (допустимо устаревшее – впился́), впила́сь, впили́сь (неправильно – впи́лась, впи́лись); занялся́ (неправильно – за́нялся), принялся́ (допустимо – приня́лся, неправильно – при́нялся).

3. В настоящем и простом будущем времени ударение имеет тенденцию к перемещению к началу слова:

бели́ть – бе́лит, верте́ть – ве́ртит, взмоли́ться – взмо́лится, возложи́ть – возло́жит, дружи́ть – дру́жит, заслужи́ть – заслу́жит, залечи́ть – зале́чит, отгрузи́ть – отгру́зит, вари́ть – ва́рит.

Но такое перемещение не всегда является литературной нормой. Так, очень грубой ошибкой считается произношение до́лбит вместо нормативного – долби́т. Неправильным является произношение вклю́чит, заклю́чит, зво́нит, зара́зит и др.

Нормативными являются следующие варианты произношения:

бодри́ть – бодри́т, подбодри́ть – подбодри́т, бури́ть – бури́т, взрыхли́ть – взрыхли́т, вмени́ть – вмени́т, возбуди́ть – возбуди́т, вопи́ть – вопи́т, глуши́ть – глуши́т, заглуши́ть – заглуши́т, звони́ть – звони́т, зазвони́ть – зазвони́т, позвони́ть – позвони́т, перезвони́ть – перезвони́т, включи́ть – включи́т, включи́ться – включи́тся, заключи́ть – заключи́т, подключи́ть – подключи́т, мири́ть – мири́т (допустимо – ми́рит), мири́ться – мири́тся (допустимо – ми́рится), помири́ть – помири́т (допустимо – поми́рит), помири́ться – помири́тся (допустимо – поми́рится), примири́ть – примири́т, запороши́ть – запороши́т, зарази́ть – зарази́т, зарази́ться – зарази́тся, облегчи́ть – облегчи́т, скрепи́ть – скрепи́т своей подписью документ, скрепи́ться – скрепи́тся, углуби́ть – углуби́т, умали́ть – умали́т, усугуби́ть – усугуби́т (поскольку допустимой, но всё же нежелательной является форма – усугу́бить, то допустимой, но нежелательной становится и форма – усугу́бит).

Постановка ударения может зависеть и от значения слова.

Например, глагол вали́ть в значениях «заставлять падать, опрокидывать» и разговорное «перекладывать ответственность, вину на кого-либо» в настоящем времени имеет ударение на основе (Лесоруб ва́лит дерево; Подсудимый ва́лит вину на других). Глагол-омоним вали́ть – «идти, двигаться толпой»; «идти, падать или подниматься сплошной массой, потоком» (Народ валит толпой; Снег валит хлопьями) – в настоящем времени имеет два нормативных варианта произношения: основной – с ударением на окончании (вали́т), и менее желательный, но допустимый – с ударением на основе (ва́лит).

 

 

1.2.5. Ударение в причастиях и отглагольных прилагательных

1. При образовании действительных причастий настоящего времени (суффиксы -ущ-/-ющ-, -ащ-/-ящ-) ударение обычно сохраняется на том же слоге, что и у глаголов в настоящем времени:

звони́т – звоня́щий, слу́жит – слу́жащий.

Но, как отмечалось уже в п. 1.2.4, многие формы настоящего времени сейчас испытывают тенденцию к переносу ударения с окончания на основу. Это вызывает колебания в формах причастий настоящего времени. Кроме того, причастия, как книжная форма, часто сохраняют ударения, ориентированные именно на устаревшую или устаревающую форму настоящего времени (с ударным окончанием).

дои́ть – до́ит и дои́т – доя́щий; кружи́ть, кружи́ться – кру́жит, кру́жится и кружи́т, кружи́тся – кружа́щий, кружа́щийся; соли́ть – со́лит (допустимо – соли́т) – соля́щий; верте́ть – ве́ртит, ве́ртится (устаревшие формы – верти́т, верти́тся) – вертя́щий, вертя́щийся; грузи́ть – гру́зит (допустима устаревшая форма – грузи́т) – грузя́щий; дари́ть – да́рит (допустима устаревшая форма – дари́т) – даря́щий.

Обратите внимание

Обратите внимание на произношение следующих причастий:

а) ударение падает на суффикс причастия:

бродя́щий, будя́щий, вертя́щий, вертя́щийся, водя́щий, выводя́щий, возя́щий, ввозя́щий, вывозя́щий, увозя́щий, грузя́щий, давя́щийся, даря́щий, деля́щийся, держа́щий, держа́щийся, доя́щий, доя́щийся, катя́щий, катя́щийся, кормя́щий, кружа́щий, кружа́щийся, ловя́щий, миря́щий, могу́щий, молотя́щий, нося́щий, нося́щийся, вынося́щий, платя́щий, прося́щий, светя́щий, светя́щийся, сердя́щийся, смотря́щий, содержа́щий, соля́щий, становя́щийся, торопя́щийся, трудя́щийся, ходя́щий, выходя́щий, входя́щий, хороня́щий, хороня́щийся;

б) ударение падает на корень:

е́дущий, ма́шущий, че́ртящий, че́рпающий;

в) равноправные варианты:

бе́лящий и беля́щий, ва́рящий и варя́щий, га́сящий и гася́щий, го́нящий и гоня́щий, да́вящий и давя́щий, де́лящий и деля́щий, дру́жащий и дружа́щий, су́дящий и судя́щий, то́пящий и топя́щий, у́чащий и уча́щий, хва́лящий и хваля́щий, шу́тящий и шутя́щий.

2. Действительные причастия прошедшего времени (суффиксы -ш-, -вш-) обычно имеют ударение на том же слоге, что и неопределённая форма глагола:

поня́ть – поня́вший, приня́ть – приня́вший, нача́ть – нача́вший, допи́ть – допи́вший.

3. Ударение в страдательных причастиях прошедшего времени с суффиксами -ен-/-енн- определяется по форме глагола настоящего (простого будущего) времени.

Если в глаголе ударение падает на окончание (-е́шь, -е́т; -и́шь, -и́т), то суффикс причастия будет ударным (-ённ-, -е́нн-):

заключи́т – заключённый, внесёт – внесённый, всели́т – вселённый.

Если же в форме настоящего времени ударение падает на основу, то -енн- будет безударным:

зале́чит – зале́ченный.

На суффикс -е́нн- практически всегда падает ударение, если при образовании причастия и отглагольного прилагательного перед согласным основы появляется шипящий -ж-:

осудить – осуждённый, присудить – присуждённый, принудить – непринуждённый, родить – рождённый, новорождённый. Обратите внимание на произношение этих слов!

Например, в речи прокуроров, судей очень распространены формы возбу́жденное дело, осу́жденный, но это грубые ошибки. Не менее распространены в речи формы ро́жденный, новоро́жденный – это также является грубой ошибкой!

Ударение в причастиях и прилагательных на -ованный/-еванный зависит от ударения в неопределённой форме глагола. Если в инфинитиве ударение падает на конечный слог -ова́ть, то в причастии и прилагательном суффикс -о́ва/-ёва будет ударным:

балова́ть – бало́ванный, пломбирова́ть – пломбиро́ванный.

В противном случае суффикс будет безударным:

дати́ровать – дати́рованный.

4. При образовании страдательных причастий прошедшего времени с суффиксом -т-, ударение обычно смещается на один слог к началу слова по сравнению с инфинитивом:

вогну́ть – во́гнутый, воткну́ть – во́ткнутый, допи́ть – до́питый, заня́ть – за́нятый, коло́ть – ко́лотый, обману́ть – обма́нутый, подня́ть – по́днятый, поло́ть – по́лотый.

Однако в последнее время именно эта норма достаточно часто нарушается в речи.

Обратите внимание

Произношение типа заня́тый, воткну́тый, обману́тый и т.д. не только является неправильным, но и свидетельствует о низкой речевой культуре говорящего.

В то же время как равноправные нормативные варианты словари отмечают формы: до́питый и допи́тый; допустимо, хотя менее желательно употребление форм: добы́тый, нали́тый, поли́тый, прожи́тый – наряду с основными нормативными вариантами: до́бытый, на́литый, по́литый, про́житый.

Произношение причастия может зависеть от значения слова:

развить веревку – разви́тая веревка; развить идею, теорию, торговлю – ра́звитая и разви́тая идея, теория, торговля.

5. Ударение в кратких причастиях зависит от суффикса, используемого при образовании полного причастия.

Так, при образовании кратких форм причастий с суффиксом -енн- действует следующая модель: если в полной форме -енн- ударный, то в краткой – ударение обычно падает на последний слог, независимо от рода и числа краткого причастия:

ввезённый – ввезён, ввезена́, ввезено́, ввезены́; осуждённый – осуждён, осуждена́, осуждено́, осуждены́.

Если суффикс в полной форме безударный, то он остаётся безударным и в краткой форме. При этом ударение остается неизменным во всех числах и родах:

зале́ченный – зале́чен, зале́чена, зале́чено, зале́чены.

При образовании кратких причастий с суффиксом -т-, обычно действует та же модель постановки ударения, что и в одно- и двусложных кратких прилагательных и глаголах прошедшего времени: ударение является подвижным. При этом оно перемещается на окончание в форме женского рода; в остальных случаях – ударение остается на основе:

взя́тый – взят, взята́, взя́то, взя́ты; на́чатый – на́чат, начата́, на́чато, на́чаты; по́нятый – по́нят, понята́, по́нято, по́няты; при́нятый – при́нят, принята́, при́нято, при́няты; сня́тый – снят, снята́, сня́то, сня́ты.

 

 

 

1.3. Произношение твёрдых и мягких согласных перед Е в заимствованных словах

 Для русского языка в целом характерно противопоставление твёрдых и мягких согласных.

Ср.: мал и мял, воз и вёз, сэр и сер, мышка и мишка.

Во многих европейских языках такого противопоставления нет. При заимствовании слово обычно подчиняется произносительным нормам русского языка. Так, перед е в русском языке обычно звучит мягкий согласный: мел, нет. Так же начинают произноситься и многие заимствованные слова: метр, ребус. Однако в других случаях в заимствованном слове сохраняется произношение твёрдого согласного: адепт [адэ́пт], амбре́ [амбрэ́], хотя графически это не отражено. Обычно после твёрдого согласного в русском языке пишется э, после мягкого – е. В заимствованных словах, как правило, пишется е. Согласные же могут произноситься и мягко, и твёрдо.

При произнесении заимствованного слова надо учитывать несколько параметров.

1. Произношение твёрдых согласных обычно сохраняют иноязычные фамилии:

Шопе[э]н, Вольте[э]р.

2. Произношение твёрдых согласных обычно сохраняется в словах книжных, малоупотребительных, недавно вошедших в русский язык:

де[э]-факто, апарте[э]ид, ре[э]йтинг.

По мере закрепления слова в языке произношение твёрдого согласного может заменяться на произношение мягкого (в соответствии с написанием). Так, сейчас возможно двоякое произношение согласного в словах:

де[э/е]градировать, де[э/е]вальвация, де[э/е]дукция, де[э/е]зодорант, де[е/э]кан.

3. Определённую роль играет тип согласного, расположенного перед е.

Так, в заимствованных словах с сочетанием де регулярно идёт процесс смягчения согласного (в соответствии с написанием):

де[е]корация, де[е]кламация, де[е]мобилизация.

Достаточно активно процесс смягчения согласного идёт и в словах с сочетаниями не, ре:

абре[е]к, агре[е]ссия, акваре[е]ль, бере[е]т, ре[е]гент, ре[е]йтер, ре[е]фери, брюне[е]т, шине[е]ль.

Напротив, сочетание те достаточно стабильно сохраняет твёрдое произношение согласного: ате[э]лье, бижуте[э]рия, буте[э]рброд, де[э]те[э]ктив, те[э]рьер.

4. Известную роль играет источник заимствования и место в слове сочетания с е.

Так, устойчиво сохраняют произношение твёрдого согласного звука те слова, что заимствованы из французского языка с конечным ударным слогом:

антре́[э], безе́[э], гофре́[э], кюре́[э], пасте́[э]ль.

5. В книжных словах, в которых перед буквой е стоит не согласная, а гласная буква, не произносится звук [j].

Ср.: в русских словах: по[j]ел, за[j]елся; в заимствованных словах: дие[э]та, карие[э]с, прое[э]кт, прое[э]ктор, прое[э]кция, рее[э]стр.

Абсолютно недопустимо произношение [j] в слове поэт и производных от него (поэтический, поэтесса).

Обратите внимание

Произношение твёрдых и мягких согласных в заимствованных словах имеет социальную значимость. Если нормой ещё остаётся произношение твёрдого согласного (например, шимпанзе[э], гофре[э], компьюте[э]р, мадем[дм]уазе[э]ль), то произношение мягкого согласного в таких словах (шимпанзе[е], гофре[е], компьюте[е]р, маде[е]муазе[е]ль) может восприниматься слушателями как проявление низкой культуры говорящего. В то же время произнесение твёрдого согласного там, где нормой уже стало произношение мягкого согласного, может быть воспринято слушателями как проявление мещанства, претенциозности, псевдоинтеллигентности. Так, например, воспринимается произношение твёрдых согласных в словах: акаде[э]мик, бере[э]т, брюне[э]т, бухгалте[э]р, де[э]кларация, де[э]магог, де[э]мократ, кофе[э], те[э]ма, те[э]рмоме[э]тр, фане[э]ра, шине[э]ль.

 

 

1.4. Произношение [о] и [э] под ударением после мягких согласных и шипящих

 В русском языке звук [э] (графически – е) в положении между мягким согласным или шипящим и твёрдым согласным под ударением обычно чередуется со звуком [о] (графически ё или о– в некоторых формах после шипящих).

Сестра – сёстры, жена – жёны, справиться с задачей – идти со свечой.

Этот процесс идёт очень последовательно.

Белёсый, жёрнов, ведёрко, жёлоб, шёрстка.

Однако в целой группе слов такого чередования не наблюдается.

1. Обычно нет чередования в словах старо­славянского происхождения. Ср. параллель­ные старославянские и исконно русские формы:

бытие – бытьё, львиный зев – позёвывать.

Старославянизм можно узнать по характерным признакам:

а) По сочетанию согласных -жд-, -щ- на месте русских -ж-, -ч-.

Надежда – безнадёжный, одежда – в просторечии одёжа.

б) По сочетаниям -ра-, -ла-, -ре-, -ле- на месте русских -оро-, -оло-, -ело-, -ере-.

Бологое – блаженный.

в) По характерным финалям: старославянское -ие и исконно русское -ьё.

Житие – житьё.

г) По характерным начальным гласным слова:

старославянскому начальному е- соответствует русское о-;

Един – один.

старославянскому начальному а- – русское я-;

Аз – я.

старославянскому начальному ю- – русское у-.

Юлия – Ульяна.

д) По характерным приставкам:

старославянским приставкам пре-, пред- соответствуют русские приставки пере-, перед-;

Пресечь – пересечь.

старославянской приставке низ-/нис- соответствует русская с-;

Нисходить – сходить.

старославянской приставке из-/ис- – русская приставка вы- в значении движения наружу;

Истечь – вытечь.

старославянской приставке воз-/вос- – русская вз-/вс-;

Восход – всходы.

старославянской приставке со- – русская приставка с-.

Собор – сбор.

Как отмечалось, в старославянизмах обычно не наблюдается перехода [э] в [о] (графически е – в ё или о).

Единоплеменный, истекший, восприемник, соперник, согбенный.

Вместе с тем произношение [о] сейчас активно распространяется и на целый ряд старославянизмов, прежде всего – на отглагольные прилагательные и причастия.

Так, в «Евгении Онегине» А.С. Пушкина формы упоенный, коленопреклоненный произносятся (в соответствии с орфоэпическими нормами того времени) со звуком [э] под ударением: «Напрасно ждал Наполеон, Последним счастьем упоенный, Москвы коленопреклоненной С ключами старого Кремля».

Сейчас эти старославянские формы, как и многие другие, произносятся со звуком [о] (графически – ё):

Запечатлённый, измождённый, истощённый, коленопреклонённый, осведомлённый и др.

Иногда произношение слова зависит от его значения.

Ср.: истёкший кровью – истекший срок, оглашённые результаты – кричит как оглашенный, падёж скота – именительный падеж; совершённое преступление – совершенное творение.

2. Как правило, нет чередования на месте этимологического «ять». Наличие в прошлом этого звука можно выявить путем сопоставления русских и украинских форм (в русском – е, в украинском – i: хлеб – хлiб).

Белый, резать, головорез, след, тело.

Но и в этой группе слов есть исключения

Ср.: звёзды, звёздный, но: звездчатый.


3.
Нет чередования в большинстве заимствованных слов.

Аптека, афера (!), блеф, кенар, манерный.

Обратите внимание

Следует учитывать, что, во-первых, в настоящее время переход [э] в [о] начинает активно захватывать и иноязычные слова (ср.: манёвр – основной вариант, маневр – допустимый; манёвренный и маневренный – равноправные варианты), во-вторых, произношение гласного под ударением во многом зависит от источника заимствования. Так, в русском языке сохраняется произношение [о] в наименовании польского священника – ксёндз..

Особенно много колебаний в произношении слов на -ер.

Ср.: гренадер, дромадер, инженер, интерьер – гримёр, киоскёр, ретушёр.

Варианты стартер и стартёр, комбайнер и комбайнёр являются равноправными.

В некоторых случаях надо также учитывать значение слова.

Например, солитёр – «ленточный червь, паразитирующий в кишечнике человека и животного» и солите́р – «крупный бриллиант»; фен – «электрический прибор» и фён – «тёплый и сухой воздух, дующий по горному склону в долину».

4. Нет чередования в положении гласного е между двумя мягкими согласными.

Ср.: гололёд – гололедица, многожёнство – многоженец, двоежёнство – двоеженец.

Обратите внимание

В произношении некоторых слов возможны колебания: весе́льный (допустимо – вёсельный), околёсица и околе́сица (но: нести околёсную).

Особенно много колебаний наблюдается при произношении ударного гласного в сочетании с шипящими согласными (в древнерусском языке они были мягкими, затем частично отвердели, поэтому произношение гласного здесь идёт то как при мягком, то как при твёрдом согласном):

горшочек – горшечник, головёнка – головешка.

Эта группа слов наиболее подвержена колебаниям произношения:

жёлчь (допустимо – желчь) – жёлчный (допустимо – желчный); шерсть – грубошёрстный, короткошёрстный; жердь – жёрдочка; решетчатый и решётчатый.

 

 

 

1.5. Произношение отдельных сочетаний звуков, слов и форм слов

 Среди других норм русского произношения, которые достаточно часто вызывают затруднения, можно выделить следующие.

1. Произношение местоимения что и производных от него.

Литературной нормой является произношение [што]. Произношение [чо] считается диалектным и просторечным; [что] – характерно для речи петербуржцев, но оно также относится к внелитературным. Так же произносится большинство производных от этого местоимения – что-то, что-нибудь, чтобы.

Исключение составляет неопределённое место­имение с приставкой не-, в котором звучит [ч], – нечто.

2. Произношение сочетания -чн- в середине слова.

Большинство слов с этим словосочетанием звучит так же, как и пишется (с согласным [ч]): конечный, правомочный.

Однако в ряде слов произносится [ш] на месте ч. Это так называемое старомосковское произношение. Оно было распространено в XIX и в первой половине XX века. И сейчас в речи коренных москвичей можно заметить достаточно устойчивую традицию к произношению сочетания чн как [шн] (например, часто произносят: съемоч[ш]ная группа). Но такое произношение не является нормативным, хотя и не является такой грубой ошибкой, как произношение [ч] в местоимении что.

В настоящее время число слов, в которых сохраняется произношение [ш] в литературном языке, стремительно сокращается. Оно остается обязательным в словах:

конеч[ш]но, нароч[ш]но, скуч[ш]но, скуч[ш]ный, скуч[ш]новатый, пустяч[ш]ный, прачеч[ш]ная, очеч[ш]ник, очеч[ш]ный, сквореч[ш]ник, сквореч[ш]ница, сквореч[ш]ный, яич[ш]ница, девич[ш]ник.

В ряде слов произношение [ш] является основным литературным вариантом, а произношение [ч] допустимо:

булочная, двоечник, троечник.

Варианты с [ш] и [ч] равноправны в словах:

копеечный, порядочный.

У существительного горничная, у прилагательного коричневый основным вариантом произношение является вариант с [ч], тогда как произношение [ш] допустимо, но расценивается как устаревшее. То же самое можно сказать о словах калачный, калачник. В основном [ш] произносится в поговорке: с суконным рылом в калач[ш]ный ряд.

3. Неоправданный пропуск звуков в отдельных словах. Достаточно частотно в просторечии происходит неоправданный пропуск гласных и согласных звуков, а иногда и целых сочетаний звуков.

Обратите внимание на произношение слов, в которых достаточно регулярно неоправданно утрачивается выделенный гласный: комбинезон, проволока, перипетия, наём, ишиас, фамилия.

В просторечии достаточно часто встречается произношение существительных бюллетень, брелок, валет в косвенных падежах без гласных [о] и [е]. Для многих русских слов характерна беглость гласных в косвенных падежах (день – дня, молоток – молотка). Но данные существительные иноязычные и этой закономерности не подчиняются. Надо произносить:

нет бюллетеня, больничные бюллетени; два брелока, красивые брелоки, нет валета, сбросить валеты.

Обратите внимание также на произношение слов, в которых достаточно часто неоправданно опускаются выделенные гласные, согласные и сочетания звуков: апоплексический, времяпрепровождение, вскипятить, когда, компостировать, троллейбус, щиколотка, штопор и др.

Как отмечалось, в разговорной речи (при неполном, не ораторском типе произношения) допускается «проглатывание» отдельных звуков, но в официальной обстановке, в ораторском типе произношения это недопустимо.

4. Неоправданная вставка гласных и согласных звуков в словах.
Не менее часто в просторечии наблюдается неоправданная вставка гласных и согласных звуков.

Лишний согласный н могут произносить между выделенными буквами в словах:

беспрецедентный, инцидент, желатин, констатировать, компрометировать, пиджак;

лишний согласный л – между выделенными буквами в слове благословение;

лишнюю гласную – в словах:

безудержный, будущий, всеведущий, рубль, журавль, пригоршня.

Достаточно много ошибочных вставок гласных наблюдается в заимствованных, старославянских и книжных словах:

джентльмен (неправильно – джентельмен), перспектива (неправильно – переспектива).

Достаточно часто в речи наблюдается неоправданная вставка согласного т в словах досочка, срам, согласного д в слове нрав. В просторечии очень распространена неоправданная вставка согласного к в прилагательном ослизлый (покрытый слизью).

Причиной неоправданной вставки гласного, согласного может служить неправильно понятая этимология (происхождение) слова или трудное для произношения сочетание звуков. Например, для русского языка нехарактерно большое стечение согласных – это может приводить к ошибочной вставке гласного звука. С другой стороны, для русского языка нехарактерно так называемое зияние, то есть расположение в ряд нескольких гласных звуков. Поэтому в просторечии в заимствованных словах между двумя гласными может вставляться согласный звук.

Ср.: радиво вместо литературного – радио.

Иногда неоправданная вставка звука связана с неправильно понятой словообразовательной структурой слова, с неверным сближением данного слова с другими словами, близкими по значению.

Например, существительное грейпфрут часто произносят с лишним согласным к в конечном слоге, неправильно сближая его с родовым понятием фрукт. Аналогичными причинами является ошибочная вставка согласного б в глаголы осмеять (неправильно – обсмеять), осмотреться (неправильно – обсмотреться): в данном случае приставка о- ошибочна подменена близкой по значению приставкой об-. По той же причине в просторечии часто произносится лишний согласный д в глаголе поскользнуться (неправильно – подскользнуться). Теми же причинами вызвано ошибочное произношение вместо существительного склянка формы – стеклянка.

Хотелось бы подчеркнуть, что неправильное произношение основывается на неправильном понимании словообразовательной структуры слова. Не случайно это может получить отражение и на письме. В этих словах достаточно часто делают орфографические ошибки.

5. Неоправданная замена одного звука другим.
Это явление обычно наблюдается в заимствованных, книжных и устаревших словах, этимология которых говорящему неизвестна и ошибочно связывается с каким-то другим словом русского языка. Этим, например, вызвано произношение [ы] вместо [и] в греческом по происхождению слове високосный. Никакого отношения к прилагательному высокий оно не имеет. Разными по значению являются и существительные: бидон для молока и бетон для строительства. Теми же причинами вызвано неправильное произношение таких заимствованных слов, как плексиглас (в просторечии – плестиглас), ренегат (неверно мн. ч. – ренегады).

Иногда замена и перестановка звуков может быть вызвана ассоциациями, которые говорящему кажутся не слишком «приличными».

Ср.: ошибочное произношение слова дуршлаг как друшлаг.

Помимо этого просторечная замена одного звука другим может быть вызвана удобством произношения.

Например, очень часто в речи необразованных людей допускается замена звука [м] на [н] при особом сочетании звуков: трамвай, комплимент, амбар, имбирь, пломбировать, сомбреро, сомнамбула. Произношение транвай или конплимент не только недопустимо, но и свидетельствует об очень низкой культуре говорящего. Возможна и обратная замена. Так, частотной является ошибочное произношение – комфорка вместо нормативного – конфорка.

Достаточно часто в речи наблюдается ошибочная замена твёрдого согласного на мягкий (например, произношение клизьма вместо нормативного – клизма), и наоборот, замена мягкого согласного на твёрдый (например, вместо нормативных – насущный, мощность, общность – произношение – насушный, мошность, обшность).

Так, к разряду просторечных относится произношение вводного слова значить (Значить, так было надо) вместо нормативного – значит.

 

 

 

2.1. Морфологические нормы русского языка. Общие замечания

Как и в области произношения, в морфологии и синтаксисе есть сильные и слабые нормы.Сильные соблюдаются всеми, кто владеет русским языком как родным. Слабые легко поддаются воздействию со стороны, плохо усваиваются и часто искажаются. Их наличие определяется многими причинами, в частности, особенностями развития фонетической и грамматической систем русского языка.

Например, в древнерусском языке изначально было десять типов и подтипов склонения, причём тип склонения определялся конечным звуком основы и значением слова.

В современном русском языке – три склонения (в зависимости от рода существительного и окончания слова). Первое склонение – это в основном существительные женского рода на -а; второе – мужского рода с нулевым окончанием и среднего рода на -о и -е, третье склонение – существительные женского рода с нулевым окончанием. С точки зрения распределения существительных по склонениям в зависимости от родовой принадлежности третье склонение оказывается «лишним». Именно поэтому в речи достаточно часто существительные третьего склонения меняют род и начинают склоняться как существительные второго склонения (я мыша поймал). С другой стороны, существительные мужского рода с основой на мягкую согласную могут изменять род и склоняться в речи как существительные третьего склонения (я купил новую шампунь).

Подобными причинами обусловлены колебания в формах именительного падежа множественного числа у существительных мужского рода второго склонения. В современном русском языке фиксируется несколько окончаний, которые восходят к разным древнерусским формам.

Исконное окончание -и сохранилось лишь в нескольких словах с твёрдой основой:

чёрт – черти, сосед – соседи.

Окончание -а исконно было окончанием двойственного числа. Сейчас оно сохранилось в словах, обозначающих парные понятия, но воспринимается как окончание множественного числа:

рукава, берега, глаза.

Формы типа братья, друзья, листья восходят к формам собирательных существительных женского рода.

Ср.: сохранившийся в современном русском языке старославянский вариант одной из таких форм: монашеская братия.

Обратите внимание на то, что формы на -ья сохраняют собирательный оттенок значения (ср.: листы – листья; зубы – зубья).

Наконец, окончание -е у существительных на -анин исконное, так как эти существительные уже в древнерусском языке относились к разряду разносклоняемых и во множественном числе имели особые окончания:

крестьянин – крестьяне, христианин – христиане.

Можно привести немало подобных примеров и по другим формам и другим частям речи.

Так, в просторечии очень частотно отсутствие чередования согласных в формах настоящего и простого будущего времени (вода текёт вместо нормативного вода течёт; она пекёт хлеб вместо нормативного она печёт хлеб). Это связано с общей тенденцией к так называемому выравниванию основы. Уже в древнерусский период язык стремился сделать основу одинаковой во всех формах одного слова.

Достаточно последовательно прошёл этот процесс в именах существительных. И вместо исконных форм – о пастусе, молодые пастуси – мы употребляем сейчас формы – о пастухе, молодые пастухи. В глаголе этот процесс идёт значительно медленнее. В одних формах чередование согласных утрачено (мы говорим пеки хлеб вместо исконного древнерусского – пьци хлеб), в других – чередование согласных сохранилось в литературном языке (я пеку хлеб; она печёт хлеб), но может утрачиваться в диалектах и просторечии (она пекёт хлеб).

Можно выделить и другие причины, которые влияют на появление целой системы вариантов в морфологии. Наибольшие трудности обычно вызывает распределение некоторых существительных по роду, образование форм множественного числа существительных, образование ряда форм глаголов. Остановимся на некоторых из них более подробно.

 

2.2.1. Род имён существительных

 1. Определение рода склоняемых существительных обычно не вызывает затруднений, если это существительное называет лицо:

мама – женский род, папа – мужской род.

Распределение неодушевлённых существительных и существительных, обозначающих животных, уже не может опираться на значение слова и является традиционным:

потолок – мужской род, стена – женский род, окно – средний род, крот – мужской род, мышь – женский род.

Характерно, что именно неодушевлённые существительные достаточно часто с течением времени меняют род.

Например, к существительным женского рода ранее относились существительные новая ботинка, высокая ботфорта, серебряная браслета, южная санатория, военная госпиталь, стальная рельса, Петровская табель о рангах, высокая тополь, интересная фильма. Сейчас это существительные мужского рода: новый ботинок, высокий ботфорт, серебряный браслет, южный санаторий, военный госпиталь, стальной рельс, школьный табель, высокий тополь, интересный фильм.

Обратный процесс наблюдается у существительных: белоснежная манжета, небольшая мансарда, любимая такса, старинная цитадель. Ранее они относились к словам мужского рода, тогда как теперь – к существительным женского рода. Существительное эполета – женского рода, но и в настоящее время допустимым, хотя и устаревшим вариантом остается форма мужского рода – эполет.

Подобные колебания наблюдаются и сейчас. К равноправным в литературном языке относятся родовые варианты: банкнот и банкнота, вольер и вольера, пушистый выхухоль и пушистая выхухоль, георгин и георгина, заусенец и заусеница, оладушек и оладушка, испанский и испанская падеспань (бальный танец), пилястр и пилястра, спазм и спазма, старинный и старинная псалтырь (книга псалмов), чинар и чинара.

Как основная и дополнительная, обычно устаревающая, противопоставлены формы:

гренoк и грeнка, жираф и жирафа, клавиша и клавиш.

Интересна история существительного зал. Сейчас единственным литературным вариантом является форма мужского рода – зал. Однако в текстах можно обнаружить старые формы зала и зало:

Зала ресторации превратилась в залу благородного собрания (Лермонтов).

От литературных вариантов родовых форм следует отличать литературные (нормативные) формы и просторечные формы, ошибочные с точки зрения норм современного русского литературного языка. Особенно много ошибок фиксируется среди существительных, которые редко используются в форме единственного числа, например, среди наименований парных предметов:

тапочки, туфли, сандалеты и т.д.

Обратите внимание на родовую принадлежность следующих парных существительных: женская босоножка, резиновый бот, старый ботинок, футбольная бутса, тёплый валенок, спортивная гетра, удобная кроссовка, кожаный мокасин, офицерский погон, стальной рельс (!), лёгкая сандалета, детская сандалия, домашняя тапка (не рекомендуется – тапок!), домашняя тапочка (!), туфля (неправильно – туфель!), лакированная штиблета.

Кроме того, достаточно часто в речи фиксируются ошибки при употреблении рода у следующих существительных:

прозрачный гипюр, плотный занавес, старинный канделябр, существенный корректив, красивое монисто, жёсткое мочало (!), вкусная оладья (!), вкусное повидло (!), железнодорожная плацкарта, красный помидор (неправильно – помидора!), белая простыня, моя фамилия (очень грубая ошибка – фамилие!), страшное чучело, длинное щупальце.

Немало таких ошибок и среди слов с нулевым окончанием с основой на мягкую согласную или шипящую.

Обратите особое внимание на род следующих существительных: удобная антресоль, тяжёлая бандероль, тёмная вуаль, старинная виолончель, тяжёлая гантель, геометрическая диагональ, жёлтая канифоль, вкусный картофель (!), белый кафель, тонкий миткаль (неотделанный ситец), наступил на любимую мозоль (!), экзотический овощ, новый отель, чёрный рояль, косая сажень, острый скальпель, кровельный толь, шоколадный трюфель, прозрачный тюль (!), вкусная фасоль, белый ферзь, тёплая фланель, новый шампунь (!).

2. Род несклоняемых нарицательных существительных определяется по следующим критериям:

большинство неодушевлённых несклоняемых существительных относится к среднему роду независимо от значения и конечной согласной (!):

троллейбусное депо, авторитетное жюри, интересное интервью, новое шоссе.

Лишь у нескольких существительных род мотивирован значением родового понятия или старыми формами:

пятая авеню (улица), вкусная кольраби (капуста), молотый кофе (старые формы: кофий, кофей мотивированы родовым понятием – «напиток»; форма чёрное кофе допустима, но всё же нежелательна даже в неофициальной обстановке!), вкусная салями (колбаса), очередной пенальти (штрафной удар), знойный сирокко (африканский ветер);

род существительных, называющих лиц, зависит от реального пола обозначаемого лица:

английский денди, настоящая леди;

существительные, называющие лицо по профессии, относятся к мужскому роду, хотя могут называть и лиц женского пола:

военный атташе, опытный конферансье, старый маэстро (подобное явление наблюдается и среди склоняемых существительных: опытный доцент Орлова, молодой врач Новикова);

названия животных и птиц обычно относятся к мужскому роду:

африканский зебу, маленький колибри, весёлый шимпанзе.

Но при указании на самку эти существительные употребляются в специальном контексте:

шимпанзе кормила детёныша.

Лишь у нескольких слов род определяется значением родового понятия:

вкусная иваси (сельдь), африканская цеце (муха).

3. Род несклоняемых имён собственных определяется по роду нарицательного существительного, выступающего в роли родового понятия:

солнечный Сочи (город), живописный Капри (остров), либеральная «Ньюс кроникл» (газета).

4. Род сложносокращённых слов (аббревиатур) обычно определяется по роду главного слова в полном наименовании:

ООН приняла резолюцию (Организация Объединенных Наций); РФ была представлена на форуме специальной делегацией (Российская Федерация); РИА сообщило (Российское информационное агентство).

Если слово сокращено до первых звуков и склоняется, то его род определяется не по главному слову, а на общих основаниях – по конечному звуку основы и окончанию:

поступить в технический вуз (ср.: высшее учебное заведение).

Иногда такой же принцип действует и среди несклоняемых сложносокращённых слов:

ТАСС уполномочен заявить (Телеграфное агентство Советского Союза).

5. Род сложносоставных слов типа бабочка-адмирал, диван-кровать, кафе-ресторан, закусочная-автомат обычно определяется по слову, которое выражает более общее понятие:

красивая бабочка-адмирал, новая закусочная-автомат.

Если понятия равноценны, то род определяется по первому из них:

удобное кресло-кровать, новое кафе-ресторан.

Если первая часть сложносоставного слова утратила изменение, то род определяется по второй, изменяемой части:

удобная плащ-палатка, в удобной плащ-палатке; новая вакуум-лампа, о новой вакуум-лампе; интересная роман-газета, в интересной роман-газете.

Обратите внимание на то, что слова типа кафе-ресторан не подчиняются этому правилу, поскольку в них первая часть (кафе) изначально не имеет склонения! Существительное диван-кровать в косвенных падежах допускает как склонение первой части (на диване-кровати), так и её употребление в форме именительного падежа (на диван-кровати). Но род в данном случае всё равно определяется по первому слову (на удобном диван-кровати).

 

 

 

2.2.2. Именительный падеж множественного числа

 Как уже отмечалось ранее (см. п. 2.2.1. Род имён существительных), в форме именительного падежа множественного числа(прежде всего существительных мужского рода) наблюдается большое число окончаний, что связано с историей развития системы склонений русских существительных.

1. В настоящее время среди существительных мужского рода второго склонения наиболее распространены два окончания: -ы/-и и -а/-я, причём в разговорной речи и просторечии особой продуктивностью отмечено окончание -а/-я. Оно частично вытесняет окончание -ы/-и и в литературном языке.

Так, в XIX веке распространены были формы до́мы, по́езды, а в ХХ веке – дома́, поезда́. Уже в последние десятилетия формы дире́кторы, профе́ссоры стали устаревшими, а их место заняли варианты директора́, профессора́.

Однако процесс вытеснения окончания -ы/-и окончанием -а/-я в литературном языке идёт значительно медленнее, чем в просторечии именно потому, что формы с -а/-я во многом воспринимаются как второсортные, сниженные.

Использование того и другого окончания определяется рядом факторов:

а) окончание -а/-я имеют существительные, обозначающие парные понятия:

глаза́, рукава́, обшлага́;

б) большинство односложных слов имеет во множественном числе окончание -ы/-и (торты, флоты, шумы), но возможны и исключения (дома́, сорта́);

в) окончание -а/-я, как правило, имеют во множественном числе двусложные слова с ударением на первый слог.

Ср.: ка́тер – катера́, шо́мпол – шомпола́.

Если ударение в начальной форме падает на второй слог, то во множественном числе распространено окончание -ы/-и: арбу́з – арбу́зы;

г) в трёхсложных и многосложных словах распространено окончание -ы/-и с ударением на середине слова: апте́кари, догово́ры (форма договора́ хотя и допустима, но всё же нежелательна!);

д) иноязычные слова (чаще французского происхождения) с финалью -ёр/-ер и ударением на последний слог обычно имеют окончание -ы/-и:

офице́р – офице́ры, киоскёр – киоскёры, шофёр – шофёры (!);

Обратите внимание на последнюю форму. Используемая в просторечии и профессиональной речи форма шофера́ поддерживается просторечной формой единственного числа с ударением на первый слог – шо́фер. Но такое произношение не является литературным (!).

е) слова латинского происхождения с финалью -тор/-сор обычно имеют окончание -ы/-и (компью́теры, проце́ссоры), хотя у одушевлённых существительных, достаточно частотных и употребительных в речи, распространённым становится окончание -а/-я.

Ср.: коммента́торы, ле́кторы, нова́торы – директора́, доктора́, профессора́;

ж) окончание -а/-я обычно имеют двусложные и трёхсложные существительные с ударением на первом слоге и с финалью -л/-ль и -р/-рь:

ки́вер – кивера́, ки́тель – кителя́ (допустимо – ки́тели).

Иногда одно и то же существительное одновременно подпадает под действие нескольких взаимоисключающих факторов. Именно среди таких слов наблюдается наибольшее число вариантов в речи.

Например, слова фа́ктор, ве́ктор двусложные с ударением на первом слоге, поэтому во множественном числе они могли бы иметь окончание -а/-я. В то же время это неодушевлённые существительные латинского происхождения с финалью -тор, поэтому они могут иметь окончание -ы/-и. В литературном языке побеждает действие второго фактора и нормативными являются варианты ве́кторы, фа́кторы.
Существительное бу́нкер двусложное с ударением на первый слог, поэтому может иметь окончание -а. Но как слово немецкого, а не французского происхождения на -ер, оно может иметь окончание -ы. В литературном языке равноправны обе формы: бункера́ и бу́нкеры.

Иногда использование того или иного окончания определяется значением и сочетаемостью слова:

борова́ (горизонтальные части дымоходов) и бо́ровы (кастрированные самцы свиньи);

кондуктора́/конду́кторы трамваев и конду́кторы в станке (специальные приспособления в механизмах);

корпуса́ завода, кадетские корпуса́ и ко́рпусы человека или животного;

меха́ (выделанные шкуры животных) и кузнечные ме́хи;

о́бразы в романе и образа́ святых в церкви;

рыцарские о́рдены и ордена́ за подвиги;

пово́дья для лошади и по́воды (побуждения);

пояса́ халатов и часовые пояса́ (допустимо – часовые по́ясы);

про́пуски букв и заводские пропуска́;

соболя́ (меха) и со́боли (животные);

банковские счета́ – конторские счёты;

сыновья́ от первого брака и сыны́ отечества;

электрические то́ки и тока́ в поле;

то́ны в музыке и тона́ в живописи;

нажать на тормоза́ – устранять то́рмозы в работе;

духовные учи́тели и школьные учителя́;

хле́бы в печи и хлеба́ в поле;

цвета́ (краски) и цветы́ (растения);

ю́нкеры (крупные помещики в Германии) и юнкера́ (воспитанники военных училищ).

2. Существительные среднего рода второго склонения в основном имеют во множественном числе окончание -а/-я: кольцо́ – ко́льца, крыльцо́ – кры́льца.

Это окончание (в отличие от существительных мужского рода) обычно бывает безударным: сёла, стёкла, вёдра.

В начальной форме ударение обычно падает на последний слог: село́, стекло́, ведро́.

Но возможно и ударное окончание -а/-я – зеркала́ (в начальной форме такие существительные обычно имеют ударение на основе – зе́ркало).

Значительно реже существительные среднего рода имеют окончание -ы/-и: плечо́ – пле́чи.

Иногда в речи наблюдается ошибочное использование окончания -ы/-и у целого ряда существительных среднего рода вместо нормативного окончания -а/-я.

Например: зеркалы вместо нормативного зеркала; пятны вместо нормативного пятна; яйцы вместо нормативного яйца.

3. Целый ряд существительных характеризуется нестандартным образованием формы именительного падежа множественного числа:

существительные мужского рода на -ёнок во множественном числе имеют суффикс -ят- и безударное окончание -а:

жеребёнок – жеребята, ребёнок – ребята;

существительные на -анин/-янин во множественном числе оканчиваются на -ане/-яне:

гражданин – граждане, крестьянин – крестьяне, армянин – армяне (!);

Обратите внимание на формы множественного числа существительных: хозя́ин – хозя́ева (очень грубая ошибка – хозяева́!), дно – до́нья, ши́ло – ши́лья, ку́рица – ку́ры, су́дно – суда́, ребёнок – дети, человек – люди.

4. Кроме того, следует помнить, что не все существительные имеют две формы – единственное и множественное числа.

Собирательные, абстрактные существительные имеют только форму единственного числа:

добро, вера, молодёжь, бельё.

Ряд конкретных существительных не имеет формы единственного числа:

ножницы, брюки.

Наименования веществ обычно также имеют одну форму: либо форму единственного, либо форму множественного числа.

Ср.: сахар, уголь, варенье; чернила, опилки.

Поэтому некорректным будет использование во множественном числе абстрактного существительного мораль в предложении: Под словом «нравственность» понимают общепринятые формы моралей, охраняемые государством.

 

 

 

2.2.3. Родительный падеж множественного числа

 Как и в других формах, в родительном падеже множественного числа в каждом типе склонения можно обнаружить несколько вариантов окончаний.

В целом при образовании этой формы действует следующая закономерность.

Если в начальной форме (именительный падеж единственного числа) слово имеет нулевое окончание, то в родительном падеже множественного числа окончание обычно ненулевое:

дом – много домов, конь – много коней, степь – нет степей.

Если же в начальной форме окончание ненулевое, то в родительном падеже множественного числа оно будет нулевым:

земля – нет земель, петля – нет петель, дело – нет дел, место – нет мест, клеймо – нет клейм, яблоко – нет яблок.

Тем самым язык стремится избавиться от совпадения начальной формы и косвенных форм существительного.

Обратите внимание

Существительные женского и среднего рода на -ья, -ье подчиняются общему правилу и имеют в форме родительного падежа множественного числа нулевое окончание. Финаль -ий в этой форме не является окончанием, а входит в основу слова: вещунья – нет вещуний, взгорье – нет взгорий, гнездовье – нет гнездовий, захолустье – нет захолустий, копьё – нет копий, кушанье – нет кушаний, новоселье – нет новоселий, оладья – нет оладий, побережье – нет побережий, сна́добье – нет сна́добий.

Однако в действительности эта закономерность не является абсолютной. С одной стороны, целый ряд существительных мужского рода с основой на твёрдую согласную имеет нулевое окончание:

один солдат – несколько солдат; один грузин – несколько грузин, один цыган – несколько цыган.

С другой стороны, существительные с ненулевым окончанием в начальной форме могут иметь ненулевое окончание и в родительном падеже, например:

слова женского рода: доля – несколько доле́й, кегля – несколько ке́глей; слова среднего рода: болотце – несколько боло́тцев, верховье – нет верхо́вьев, дно сосуда – нет до́ньев, дре́вко – нет дре́вков, личико – несколько личиков, остриё – нет остриёв, платье – несколько пла́тьев, устье – несколько у́стьев, шило – несколько ши́льев.

В живой речи, особенно в просторечии, сейчас наблюдаются две противоположные тенденции.

Во-первых, окончание -ов/-ев, присущее прежде всего существительным мужского рода второго склонения, достаточно последовательно вытесняет другие окончания (нулевое, -ей).

Например: в просторечии – много людёв вместо нормативного много людей; нет местов вместо нормативного нет мест.

Последняя тенденция усиливается тем, что во множественном числе в других косвенных падежах все существительные имеют одинаковые окончания:

о песнях, о людях, о полях, о ночах, о килограммах.

Во-вторых, в просторечии встречается употребление форм с нулевым окончанием в тех случаях, когда в литературном языке допускаются формы только с ненулевым окончанием.

Например: вспахать 10 гектар земли вместо литературного варианта – 10 гектаров земли.

Всё это требует особого внимания к образованию формы родительного падежа множественного числа, тем более что многие из подобных вариантов становятся показателем уровня речевой культуры человека. Не случайно морфологические ошибки в образовании данной формы используются в языковой игре, то есть намеренно – для создания комического эффекта (Сколько людьёв-то! Делов-то! – в современной интеллигентской разговорной речи). Обыгрываются такие ошибки и в анекдотах, например, в диалоге неграмотного пассажира и столь же неграмотного поборника правильности речи:

– В трамвае нет местов.
– Не местов, а мест. Падежов не знаете.
– А вам нет делов, что мы не знаем падежов.

При образовании формы родительного падежа множественного числа в трудных случаях необходимо учитывать несколько факторов.

1. У существительных второго склонения окончания -ов/-в, -ей распределяются следующим образом:

у существительных мужского рода с основой на твёрдую согласную, ц или й основным является окончание -ов/-ев:

много шофёров, бойцов, гениев;

у существительных мужского и среднего рода с основой на мягкую согласную или шипящую основным является окончание -ей:

много жителей, полей, падежей;

у существительных на -анин/-янин (кроме слова семьянин, которое не имеет формы множественного числа вообще), а также у слов барин, боярин, господин, татарин – нулевое окончание с отсечением -ин:

много славян, татар, бар, граждан.

2. У существительных мужского рода второго склонения с основой на твёрдую согласную нулевое окончание и окончание -ов имеют тенденцию к распределению следующим образом:

а) окончание -ов обычно имеет большинство названий фруктов, овощей и т.п.:

пять помидоров, пять апельсинов, пять баклажанов (допустимо – пять баклажан);

б) нулевое окончание обычно имеют:

названия парных предметов:

пара ботинок, пара валенок, пара сапог, пара чулок, но: пара ботфортов, пара ботов (допустимо – пара бот), нет рельсов (допустимо – нет рельс); существительное носок в родительном падеже множественного числа имеет два литературных варианта – нет вязаных носок и носков;

названия национальностей с финалями -н, -р:

нет цыган, нет румын, нет осетин, но: нет бедуинов, нет бушменов, нет сванов;

наименования военнослужащих различных групп и родов войск:

нет солдат (!), нет партизан (!); но: нет сапёров, нет минёров, нет гусар и гусаров, нет драгун и драгунов, нет гренадер и гренадеров, нет кирасир и кирасиров, нет улан и уланов;

в) существительные, называющие единицы измерения (вольт, герц, ом и др.), обычно имеют в родительном падеже множественного числа две формы – с окончанием -ов и с нулевым окончанием. Нулевое окончание используется в так называемой счётной форме единиц измерения, то есть при указании на конкретное количество, число чего-либо:

100 вольт, 100 ампер, 200 герц, 200 ом, 1000 рентген и т.д.

У существительных грамм, килограмм, миллиграмм, карат и др. в счётной форме допустимы обе формы – с окончанием -ов и с нулевым окончанием:

10 граммов и 10 грамм; 10 килограммов и 10 килограмм; 5 каратов и 5 карат.

Обратите внимание

  Формы с -ов воспринимаются как более официальные. Поэтому, если в литературном языке допустимыми признаются обе формы, то в письменной речи рекомендуется использовать варианты с окончанием -ов. Не в счётной форме (не при указании на количество) эти существительное обязательно имеют окончание -ов.

Да в этом колхозе не только граммов, но и килограммов потерь не считают!

Не все наименования единиц измерения подчиняются данной закономерности. Окончание -ов является обязательным в любом контексте у следующих существительных:

акр (10 акров), гектар (10 гектаров), дюйм (5 дюймов), литр (10 литров), метр (5 метров), километр (5 километров), миллиметр (10 миллиметров), сантиметр (10 сантиметров), пуд (10 пудов), фунт (10 фунтов), фут (5 футов), ярд (5 ярдов).

Окончание -ов обычно имеют и существительные мужского рода с основой на твёрдую согласную, обозначающие денежные единицы:

доллар (пять долларов), динар (пять динаров) и др.


3.
У существительных первого склонения нулевое окончание обычно имеют существительные с ударением на основе в начальной форме:

ту́фля – пара ту́фель, я́блоня – пять я́блонь, цап́ля – пять ца́пель, сва́дьба – пять сва́деб, ра́туша – несколько ра́туш, но: до́ля – пять доле́й; дя́дя – нет дяде́й и дядьёв; ке́гля – пять ке́глей; при́горшня – пять при́горшней и приго́ршен; ро́хля – нет ро́хлей, ю́ноша – пять ю́ношей.

Окончание -ей могут иметь существительные с ударением на последнем слоге в начальной форме:

свеча́ – пять свече́й, статья́ – пять стате́й, семья́ – пять семе́й, бадья́ – нет баде́й, бахча́ – нет бахче́й, простыня́ – пять просты́нь и пять простыне́й, но: кочерга́ – пять кочерёг, огло́бля – пять огло́блей и огло́бель.

Обратите внимание на образование формы родительного падежа множественного числа существительных, имеющих в начальной форме акцентологические варианты: баржа́ и ба́ржа – нет барже́й и ба́рж, петля́ и пе́тля – нет пе́тель.

4. У существительных, употребляющихся только во множественном числе, наиболее распространённым является нулевое окончание:

макароны – нет макарон, деньги – нет денег, опилки – нет опилок, чернила – нет чернил.

Вместе с тем у целого ряда таких существительных окончание будет ненулевым. В этом случае окончание -ов/-ев типично для существительных с основой на твёрдую согласную, на г, к, х и гласную:

джинсы – нет джи́нсов (!), клипсы – нет кли́псов, обои – нет обо́ев, бронхи – нет бро́нхов.

Окончание -ей распространено среди существительных с основой на мягкую согласную:

ро́звальни – нет ро́звальней, схо́дни – нет схо́дней, я́сли – нет я́слей (!), ку́дри – нет кудре́й, гу́сли – нет гу́слей.

Как равноправные функционируют варианты: гра́бли – нет гра́бель и нет гра́блей, ходу́ли – нет ходу́лей и нет ходу́ль, бу́дни – нет бу́дней и бу́ден.

5. Если основа существительного в начальной форме оканчивается на сочетание двух согласных (дупло, полотенце, песня, кукла), то при образовании формы родительного падежа множественного числа с нулевым окончание обычно между этими согласными появляются беглые гласные о и е:

нет дупел, нет полотенец, нет песен, нет кукол, нет ро́зог, нет досо́к (допустимо – до́сок), нет дереве́нь, нет са́бель, нет ту́фель, нет ку́хонь, нет су́мерек, нет со́пел и сопл, но: такса – нет такс, утро – несколько утр.

6. Обратите внимание на образование формы родительного падежа множественного числа у следующих существительных:

бурят – нет буря́т и буря́тов, зять – нет зятьёв, коммента́рий – нет коммента́риев, копы́тце – нет копы́тцев и копы́тец, корректи́в – нет корректи́вов, низо́вье – низо́вьев и низо́вий, подмасте́рье – нет подмасте́рьев, поле́нце – нет поле́нцев и полотенец, ту́рок – нет ту́рок, у́хо – без уше́й, ши́ло – нет ши́льев.

 

 

2.2.4. Особенности склонения некоторых существительных и словосочетаний

1. В составе существительных выделяется достаточно разнородная группа несклоняемых существительных. Они имеют только одну форму и остаются неизменными в любой синтаксической позиции.

Употребления типа: Пришёл без пальта; Я люблю романы Дюмы (вместо нормативных: Я пришёл без пальто; Я люблю романы Дюма) – являются грубейшей ошибкой и свидетельствуют о крайне низкой речевой культуре человека!

К несклоняемым словам относятся следующие:

а) иноязычные слова на гласные: -о, -у, -ю, -и, -е, ударное -а́;

Метро, рагу, меню, кофе, буржуа́.

б) иноязычные названия лиц женского пола;

Леди, мадам, фрау.

в) русские фамилии на -ово́, -аго́, восходящие к формам родительного падежа единственного числа прилагательного (Дурново, Живаго); на -ых/-их (мужские и женские), восходящие к форме родительного падежа множественного числа прилагательного (Седых, Долгих).

В разговорной речи возможно (но всё же нежелательно!) склонение фамилий на -ых/-их: у Черныха, к Черныху.

г) украинские по происхождению фамилии на -ко: Лепко́, Шевче́нко.

Склонение фамилий на -ко встречается крайне редко, обычно в разговорной речи или в художественной литературе: у Шевченки.

д) иноязычные по происхождению и образованные по иноязычным образцам женские личные имена, оканчивающиеся на твёрдую согласную;

Шмидт, Суок, Жаклин.

Подобные имена и фамилии, называющие лиц мужского пола, склоняются.

Ср.: Я познакомился с Джоном Смитом и с Джейн Смит; произведения Эриха Марии Ремарка.

Исключения: братья Гримм, братья Райт, взгляды Жан-Жака Руссо.

Кроме того, иноязычные женские имена на мягкую согласную обычно склоняются;

Дружить с Нинелью, легенда о Юдифи.

е) иноязычные имена и фамилии, оканчивающиеся на гласную (кроме гласной -а); французские имена и фамилии на ударную -а́/-я́.

Ср.: познакомиться с Отто Шоу; романы Золя; но: режиссер Куроса́ва – фильмы Куроса́вы.

2. Сложные слова с первой частью пол- (полчаса, полдюжины и т.д.) в косвенных падежах меняют первую часть пол- на полу-.

Полчаса – около получаса, полгода – не более полугода.

3. При склонении сочетаний типа первое марта меняется только первая часть: к первому марта.

4. Форма винительного падежа совпадает с формой родительного, если существительное одушевлённое (встретить брата), и с формой именительного падежа, если существительное неодушевлённое (найти гриб, загнать шар в лузу).

В разговорной профессиональной речи могут употребляться сочетания типа загнать шара в лузу, найти гриба хорошего, но они не являются нормативными!

Обратите внимание

Запомните особенности употребления некоторых групп существительных:

а) названия карточных фигур склоняются как существительные одушевлённые:

прикупить валета и туза;

б) названия планет, восходящие к именам античных богов, склоняются как существительные неодушевлённые:

прогневать Юпитера и Нептуна; но: исследовать Юпитер и Нептун;

в) существительные с суффиксами -тель, -чик, -щик, если обозначают людей по роду их деятельности, склоняются как одушевлённые:

увидеть учителя, носильщика, наладчика;

если же такие существительные обозначают механизмы, приборы, орудия, то склоняются как неодушевлённые:

повернуть выключатель, построить истребитель, бомбардировщик;

г) многозначные слова и омонимы могут называть как одушевлённые, так и неодушевлённые объекты, поэтому форма винительного падежа может быть разной, в зависимости от значения слова.

Ср.: наблюдать звёзды на небе – видеть всех звёзд экрана.

5. В предложном падеже единственного числа неодушевлённые существительные мужского рода второго склонения могут иметь два варианта окончаний: -е и -у/-ю.

Окончание -е (обычно без ударения) употребляется в том случае, если существительное выполняет функцию дополнения:

думать о саде.

Окончание -у́/-ю́ (всегда ударное) обычно используется, если при существительном есть предлоги в или на, причём существительное выполняет функцию обстоятельства места, времени, образа действия и т.д.:

работать в саду.

Кроме того, в некоторых случаях выбор окончания зависит от значения и сочетаемости существительного:

быть не в духе – как на духу; первый в мире – на миру и смерть красна; весь в поту – работать в поте лица; в старинном роде Аксаковых – у нас в роду; в первом ряду – в ряде случаев.

Наконец, иногда варианты падежной формы с окончанием -е характеризуются как нейтральные, варианты с -у/-ю – как разговорные, разговорно-профессиональные:

работать в цехе и работать в цеху; быть в отпуске и быть в отпуску.

 

 

 

2.3. Имя прилагательное

 Среди норм, присущих именам прилагательным, наибольшие трудности обычно вызывает образование некоторых форм сравнительной и превосходной степени качественных прилагательных и использование этих форм в речи.

При образовании формы сравнительной степени следует учитывать следующие закономерности.

1. Формы сравнительной степени чаще всего образуются при помощи суффиксов -ее/-ей:

красивый – красивее/красивей; сильный – сильнее/сильней.

Обратите внимание, что формы более, менее, далее, долее, ранее не имеют вариантов с суффиксом -ей (варианты раней, меней недо­пустимы в литературной речи!).

2. Если основа прилагательного оканчивается на г, к, х, то при образовании сравнительной степени используется суффикс -е (с чередованием согласной):

лёгкий – легче, тугой – туже, сухой – суше.

Этот же суффикс с чередованием согласных употребляется при образовании сравнительной степени отдельных прилагательных с основой на д, т, ст, ск, зк:

богатый – богаче, молодой – моложе, простой – проще, близкий – ближе, гладкий – глаже, жидкий – жиже, короткий – короче, низкий – ниже, редкий – реже, узкий – уже.

Употребление форм типа простее, молодее является грубой ошибкой. В то же время в просторечии суффикс -е может получать более регулярное выражение, чем в литературном языке (например, слабже, послабже), но в литературной речи они недопустимы!

3. С помощью суффикса -ше образуются формы сравнительной степени лишь у нескольких прилагательных:

ранний – раньше, старый – старше, тонкий – тоньше, горький – горше, далёкий – дальше, долгий – дольше.

4. Ряд прилагательных образует сравнительную степень от другого корня:

хороший – лучше, плохой – хуже (недопустимо: хужее!), маленький, малый – меньше.

5. Значение сравнения может быть выражено как с помощью специальных суффиксов, так и описательным способом – с помощью слов более/менее (сравнительная степень) и слов самый/наиболее (превосходная степень):

более хороший, более трудный; самый хороший, наиболее трудный.

Совершенно недопустимо использовать одновременно два способа выражения сравнения: слова более/менее или самый/наиболее в сочетании с прилагательным в сравнительной или превосходной степени! Такая ошибка очень частотна в речи:

Сегодня она была более грустнее, чем вчера; Он самый величайший физик в мире.

Грамматически корректными будут предложения:

Сегодня она была более грустной, чем вчера; Сегодня она была грустнее, чем вчера; Он самый великий физик в мире; Он величайший физик в мире.

Исключение составляют формы: самый лучший, самый худший.

Аналогичные требования предъявляются и по отношению к употреблению в сравнительной и превосходной степени качественных наречий:

Ей более трудно, чем тебе; Ей труднее, чем тебе.

Следует учитывать, что не все качественные прилагательные способны образовывать степени сравнения с помощью соответствующих суффиксов. Не образуют таких форм слова:

бессмертный, блестящий, ближний, боевой, больной (о человеке), бурный, верхний, вечный, возможный, волевой, выдающийся, героический, глухой (о человеке), голый, гордый, давний, дальний, деловой, жестокий, знакомый, косой, краткий, кривой (о человеке), мёртвый (не живой), мирный, могучий, неизвестный, нижний, общий, отличный, передовой, положительный, последний, постоянный, похожий, правый (справедливый, содержащий правду), пустой (о вместилище: ничем не заполненный), развитой, ранний, рваный, робкий, слепой, спорный, срочный, хищный, хмурый, цветной, юный и др.

Некоторые из данных прилагательных не способны использоваться в сравнительной степени в силу специфики своего значения (например, нельзя быть более или менее бессмертным, более или менее голым). Другие теоретически могли бы образовывать сравнительную степень, но в силу своих формальных характеристик не имеют такой формы или имеют малоупотребительную форму. В последнем случае в неофициальной речи в некоторых сочетаниях можно пользоваться описательным способом выражения степени сравнения:

более волевой, более деловой, более жестокий.

Обратите внимание, что при использовании форм сравнительной и превосходной степени в речи необходимо учитывать несколько условий.

1. Прилагательное в сравнительной степени употребляется в сочетании с родительным падежом имени (Он красивее сестры) или в объединении с союзом чем (Дыни слаще, чем арбузы). Эти формы указывают на объект сравнения. Без зависимого имени, указывающего на объект сравнения, прилагательные в сравнительной степени могут употребляться:

когда признак одного предмета сравнивается с тем же признаком другого предмета, известного из контекста:

Я знаком со всеми сборниками его стихов. Последний сборник явно слабее;

когда признак предмета сравнивается с тем же его признаком по отношению к предшествующему или последующему состоянию:

Память о солнце в сердце слабеет, желтей трава (А. Ахматова).

2. Подобную зависимость можно проследить и при использовании прилагательных в превосходной степени: необходимо указать круг предметов, лиц, из которых выделяется тот, который наделен тем же качеством в наибольшей степени:

Он был самым трудолюбивым в нашей семье; Он был лучшим среди нас.

Кроме того, использование превосходной степени не рекомендуется в том случае, если сопоставление предметов или лиц является невозможным или некорректным.

Так, некорректным является предложение: А. Блок – талантливейший поэт России. Каждый из великих русских поэтов (А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов и т.д.) по-своему неповторим, и здесь недопустимо распределение по местам, как это делается, например, в спорте. При необходимости можно использовать конструкции типа: А. Блок – один из талантливейших поэтов России.

Следует отметить, что в ряде случаев подобные употребления являются намеренными и связаны с определёнными, например, политическими целями. В качестве примера можно привести высказывание И.В. Сталина о поэте В.В. Маяковском: «Маяковский был и остаётся лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи».

 

 

 

2.4. Имя числительное

 Сложности в образовании форм числительных и их употреблении в речи связаны в основном с их изменением по падежам и сочетанием с существительными.

1. Нормой литературного языка является склонение каждого слова и каждой части в составных и сложных количественных числительных. В устной же речи регулярной является утрата склонения всеми частями, кроме последней.

Ср.: нормой является форма: с пятьюстами шестьюдесятью тремя рублями, в устной речи типично – с пятьсот шестьдесят тремя рублями.

Обратите внимание, что утрата склонения каждой части, кроме последней, не допускается литературной нормой!

Кроме того, следует помнить, что основная часть числительных склоняется по третьему склонению.

Числительное тысяча изменяется, как существительное первого склонения (в просторечии часто встречается его неправомерное склонение по третьему типу: с тысячью вместо нормативного с тысячей).

Числительные сорок и сто имеют в косвенных падежах только одну форму – сорока, ста, но в составе сложных числительных сто склоняется по архаичному варианту склонения: о трёхстах, с тремястами.

2. При склонении составных порядковых числительных изменяется только их последняя часть. Именно эта часть имеет форму порядкового числительного, совпадающую с формой полных прилагательных. Остальные же части имеют форму количественных числительных, но не изменяются!

Ср.: тысяча девятьсот сорок первый год – в тысяча девятьсот сорок пятом году; две тысячи третий год – до две тысячи третьего года.

3. Собирательные числительные (двое, трое и т. д.) могут использоваться только с существительными мужского рода, существительными, обозначающими детёнышей животных или имеющими только форму множественного числа:

двое мужчин, двое парней, двое котят, двое ножниц.

В других случаях использование собирательных числительных в литературном языке недопустимо.

Кроме того, следует помнить, что собирательные числительные выражают только количество от двух до десяти! Поэтому при указании на число более десяти лиц мужского пола, детёнышей животных следует употреблять количественные числительные:

двенадцать друзей, сорок пять медвежат.

Особое внимание следует обратить на обозначение количества более десяти при тех существительных, которые не имеют формы единственного числа.

Сочетания составных числительных, оканчивающихся на два, три, четыре, с существительными, не имеющими формы единственного числа (22 суток – двадцать двое суток), недопустимы в литературной речи. Возможны только сочетания типа двадцать одни сутки, двадцать пять суток. В случае необходимости указания на соответствующее число надо заменить существительное, не имеющее формы единственного числа, на синонимичное, которое имеет обе формы числа (двадцать два дня). При существительных ножницы, щипцы и т.д. можно использовать слова типа штука и др. (двадцать три штуки ножниц).

4. Местоимение-числительное оба имеет две родовые формы: оба (не обои!) – мужской и средний род, обе – женский род: в обоих государствах, в обеих странах. То же самое относится к числительному полтора (полтора рубля, полторы тысячи). Кроме того, в косвенных падежах данное числительное имеет форму полутора (около полутора тысяч рублей). Аналогичную форму в косвенных падежах имеет числительное полтораста (около полутораста рублей).

5. Словосочетания «числительное плюс существительное» по-разному ведут себя в именительном и косвенных падежах.

В именительном падеже числительное управляет родительным падежом существительного (отдать пятьдесят пять рублей).

В косвенных падежах главным словом становится существительное, а числительное согласуется с ним (о пятидесяти пяти рублях). В просторечии частотна ошибка, когда и в косвенных падежах существительное ставится в родительном падеже (о пятидесяти пяти рублей). В литературном языке такое управление недопустимо!

Числительные тысяча, миллион, миллиард во всех падежах сохраняют управление зависимым существительным в родительном падеже: миллион рублей, о миллионе рублей.

6. Использование форм существительного в единственном или во множественном числе зависит от следующих условий.

При числительных один, два, три, четыре употребляется форма единственного числа (два дня, четыре яблока), при числительных от пяти и далее существительное ставится в форму множественного числа (пять дней).

Числительное полтора в именительном и винительном падежах управляет существительным в единственном числе, а в остальных падежах существительное стоит в форме множественного числа (полтора часа – около полутора часов). То же самое относится к числительному полтораста.

 

 

2.5. Местоимение

 Трудности и ошибки в употреблении местоимений обычно связаны с использованием отдельных форм, разрядов местоимений, а также с их ролью в организации предложения и текста.

1. Нарушения в образовании отдельных форм местоимений наиболее частотны в разряде притяжательных местоимений третьего лица. В литературном языке эту функцию выполняют застывшие формы родительного-винительного падежа личного местоимения третьего лица: его книга, её книга, их книга. Эти формы, в отличие от других притяжательных местоимений (мой, твой, наш, ваш, свой), не изменяются!

Грубейшей ошибкой является изменение местоимений его, её, их по образцу остальных притяжательных местоимений (недопустимо – ихний план, правильно – их план).

2. При употреблении личного местоимения он в косвенных падежах в сочетании с предлогами к нему прибавляется обычно начальное н, отсутствующее при беспредложном употреблении:

увидел его – войти после него.

Употребление форм без протетического н при наличии предлога (войти после его) является грубейшей грамматической ошибкой и свидетельствует об очень низкой речевой культуре говорящего.

3. Местоимение сам в форме винительного падежа единственного числа женского рода может иметь две формы: саму и самоё. Первая из них (саму) стилистически нейтральная общеупотребительная, вторая – самоё (но не – самую!) – книжная:

Винить ей приходится только самоё/саму себя.

4. При использовании местоимений в речи важно учитывать контекст. Необходимо, чтобы читателю или слушателю было совершенно ясно, какое слово замещено местоимением. Наибольшие трудности обычно вызывает употребление некоторых личных, указательных, возвратных, притяжательных и относительных местоимений.

Функцию замещения знаменательных слов выполняют в первую очередь указательные местоимения (тот, этот, такой и др.) и местоименные наречия (там, туда, тогда и др.), а также личное местоимение он (она, оно, они), относительное местоимение который.

Употребление слов-заместителей требует особого внимания.

Во-первых, нельзя использовать эти местоимения в том случае, если в предыдущем контексте нет замещаемого слова.

Например, в контексте: В доме раздавались крики. Они пытались выломать раму – недопустимо употребление местоимения они, поскольку в предыдущем предложении не названо существительное, которое должно замещать данное местоимение.

Во-вторых, если предложение содержит несколько существительных мужского или женского рода, то недопустимо в последующем предложении использовать местоимения он, она, его, её.

Так, в тексте: В романе изображена женщина, увлечённая работой. Она нужна моим товарищам – недопустимо употребление местоимение она, поскольку в предыдущем предложении есть два существительных женского рода: женщина, работа.

То же самое относится к использованию местоимений они, их, если предыдущий контекст содержит несколько существительных в форме множественного числа.

Например, в сложном предложении: В этом сборнике опубликованы статьи педагогов, где они разбирают проблемы воспитания – двусмысленность от использования местоимения они создаётся потому, что в главном предложении употреблено два существительных – статьи, педагоги.

В-третьих, особого внимания заслуживает построение сложноподчинённого предложения с относительным местоимением который. Местоимение обычно замещает ближайшее к нему предшествующее существительное.

Так, смысл предложения: В музее выставлены чучела динозавров, которые все погибли в годы войны от бомбёжки – можно истолковать так, что именно динозавры сохранились до самой войны и погибли только после бомбёжки.

5. Большое число недочётов обнаруживается при употреблении возвратного местоимения себя, которое не имеет форм рода и числа и может относиться ко всем лицам и обоим числам.

Возвратное местоимение служит для указания на то, что объект действия тождественен с субъектом, иначе говоря, обозначает, что действие направлено на само действующее лицо. В предложении реальное значение местоимения себя обычно совпадает с реальным значением подлежащего (ср.: я поранил себе руку; она поранила себе руку; они купили себе квартиру), но может и не совпадать с ним (подумай о людях, не жалеющих себя для других).

Возвратное местоимение может использоваться также в безличных предложениях, указывая на лицо, испытывающее то или иное состояние. Это лицо обычно выражается существительным или местоимением в дательным падеже или в родительном падеже с предлогом у.

Ср.: мне посчастливилось найти себе комнату; у сына не было причины быть недовольным собой.

Во всех подобных случаях местоимение себя указывает на то лицо, которое совершает действие, выраженное инфинитивом.

Ср.: я нашёл себе комнату.

Двусмысленность обычно создаётся в том случае, если инфинитив подчинен другому глаголу, связан с другим действующим лицом.

Например: Мать велела дочери принести себе воды. В этом случае в предложении присутствует два действующих лица: велела принести воду мать, а принесет её дочь. Поэтому местоимение себе может указывать и на мать, и на дочь. Чтобы избежать неясности, предложение необходимо изменить.
Если вода предназначена для дочери, то предложение может быть построено следующим образом: Мать велела, чтобы дочь принесла себе воды. Включив местоимение в придаточное предложение, где есть только одно действующее лицо, мы избежали возможной путаницы.
Если же вода предназначена для матери, то использовать подобную конструкцию уже невозможно. Можно употребить сложное предложение с заменой возвратного местоимения личным (Мать велела, чтобы дочь принесла ей воды). В придаточном предложении вновь остается одно существительное и одно личное местоимение, которое соотносится с другим существительным (мать), данным в предыдущем главном предложении. Однако здесь всё же сохраняется определённая неясность, поскольку в высказывании содержатся два существительных женского рода (мать и дочь), с которыми в принципе может быть соотнесено личное местоимение ей. Поэтому для большей точности лучше использовать более широкий контекст, например: Матери хотелось пить, и она велела дочери принести воды.

Обратите внимание

Возвратное местоимение не употребляется в предложениях, в которых подлежащим является часть речи, обозначающая предмет или понятие, не совершающие действия. Поэтому исправления требует фраза: Определение, имеющее относящиеся к себе слова, обычно обособляется, если стоит после существительного. Во-первых, здесь необходимо заменить возвратное местоимение к себе на личное к нему, во-вторых, следует исключить из предложения хотя бы одно из действительных причастий. В данном случае можно использовать словосочетание: распространённое определение. (Распространённое определение обычно обособляется, если стоит после существительного.)

6. Не меньше трудностей обычно вызывает употребление в тексте притяжательного местоимения свой. Данное местоимение, как и возвратное, указывает на принадлежность предмета, качества, свойства лицу (активному производителю действия) и может относиться ко всем трём лицам и к обоим числам:

я/ты/он/они купил/купили свечку за свои деньги.

Поэтому при наличии в предложении нескольких действующих лиц также возникает двусмысленность:

Профессор попросил ассистента прочитать свой реферат – остаётся неясным, чей же реферат – профессора или ассистента – следовало прочитать.

Чтобы избежать смысловой неточности, следует руководствоваться следующими рекомендациями.

Если в предложении подлежащее выражено личным местоимением первого, второго лица (я, мы, ты, вы), а дополнение – существительным, то принадлежность к существительному-дополнению выражается местоимениями его, её, их.

Ср.: Я застал товарища в своём кабинете – Я застал товарища в его кабинете.

Эти местоимения могут быть использованы и в том случае, если подлежащее и дополнение выражены существительными (местоимениями третьего лица) разных родов.

Ср.: Сергей застал сестру в своём кабинете – Сергей застал сестру в её кабинете.

Если подлежащее и дополнение выражены существительными (или личным местоимением третьего лица и существительным) одного и того же числа и одного и того же рода, то можно использовать простое или сложное предложение, в котором будет названо лишь одно действующее лицо.

Ср.: Профессор попросил ассистента прочитать свой реферат – Профессор попросил ассистента, чтобы тот прочитал свой (ассистента) реферат; Реферат профессора, по его просьбе, был прочитан ассистентом.

7. При употреблении местоимений нередко нарушается согласование с замещаемым словом. Так, замещаемое местоимение должно быть согласовано с замещаемым словом в роде и числе.

Во-первых, если замещаемое слово является собирательным существительным, то местоимение должно употребляться в форме единственного числа, поскольку данные существительные, хотя указывают на множество, представляют собой форму единственного числа.

Поэтому грамматически некорректными будут следующие примеры употребления местоимений:

Листва опадала от ветра. Они засыпали весь сад; В исследовательской работе активно участвует студенчество. Они завоевали несколько престижных премий на международных конкурсах.

Если собирательное существительное обозначает неодушевлённые предметы, то следует использовать форму единственного числа местоимения, то есть грамматически корректным будет контекст:

Листва опадала от ветра. Она засыпала весь сад.

Если существительное обозначает лиц, то более уместно заменить собирательное существительное на синонимичное, стоящее в форме множественного числа, то есть второй пример можно скорректировать следующим образом:

В исследовательской работе активно участвуют студенты. Они завоевали несколько престижных премий на международных конкурсах.

Во-вторых, если местоимение стоит после сочетания двух существительных, одно из которых является приложением, то местоимение должно быть согласовано в роде с существительным, служащим обозначением более широкого (родового) понятия:

Пушкин отдал поэму «Медный всадник» на рецензию Николаю I. Она была возвращена поэту с замечаниями государя.

 

 

2.6. Глагол

При употреблении глаголов в речи наибольшие трудности обычно вызывает соотношение некоторых глаголов по виду и образование некоторых форм.

1. При образовании глаголов несовершенного вида в литературном языке в ряде случаев наблюдается чередование гласных о–а в основе:

утроить – утраивать, подточить – подтачивать, одолжить – одалживать.

В то же время такое чередование не характерно для следующих видовых пар:

обеспокоить – обеспокоивать, озаботить – озабочивать, опозорить – опозоривать, отсрочить – отсрочивать, подытожить – подытоживать, приурочить – приурочивать, уполномочить – уполномочивать, ускорить – ускоривать.

При образовании глаголов несовершенного вида от глаголов обусловить, сосредоточить допустимы формы обуславливать, сосредотачивать, однако основным нормативным вариантом остаётся форма без чередования – обусловливать, сосредото­чивать.

Обратите внимание на соотношение видовых форм глаголов класть – положить (недопустимо: ложить, покласть!).

2. При образовании форм 2-го и 3-го лица единственного числа и форм 1-го и 2-го лица множественного числа настоящего и простого будущего времени от глаголов I спряжения с основой на г, к наблюдается чередование этих согласных с шипящими ж, ч:

течь – теку – течёт – текут, лечь – лягу – ляжет – лягут, беречь – берегу – бережёт – берегут.

Исключение составляет глагол ткать (тку – ткёт – ткут).

Особенно часто ошибки допускаются при спряжении глагола жечь и производных от него:

жгу, жжёшь, жжёт, жжём, жжёте, жгут (неправильно: жгёт, жгём, жгёте!).

При образовании форм 1-го лица единственного числа настоящего и простого будущего времени от глаголов II спряжения наблюдается чередование в–вл, ф–фл, б–бл, п–пл, м–мл, ст–щ, т–ч, д/з–ж, с–ш:

ловить – ловлю – ловишь, блестеть – блещу – блестишь, крутить – кручу – крутит, весить – вешу – весишь, видеть – вижу – видишь, возить – вожу – возишь.

Формы типа блестю являются грубейшей ошибкой, а их использование в речи свидетельствует об очень низкой культуре говорящего.

То же самое можно сказать и об ошибках в спряжении глаголов бежать, хотеть (и производных от них). При образовании форм настоящего и простого будущего времен от глагола бежать (и производных от него) основа оканчивается на согласную г в формах 1-го лица единственного числа и 3-го лица множественного числа: бегу – бегут; вбегу – вбегут. В остальных формах основа глагола оканчивается на шипящую: бежишь, бежит, бежим, бежите. Недопустимы в литературном языке формы бежат, вбежат!

Глаголы хотеть, захотеть имеют чередование согласных только в формах единственного числа: хочу – хочешь – хочет – хотим, хотите – хотят. Недопустимо употребление форм хочут, захочут, хотишь, хотит! Это не только грубая грамматическая ошибка, но и показатель крайне низкой культуры человека!

Так, у глаголов махать, сыпать основными являются варианты машут, сыплют (допустимы формы – махают, сыпят). Использование форм каплет и капает от глагола капать зависит от значения: «падать каплями» – С крыш каплет и капает; «лить медленно, по капле» – Он накапает ей двадцать капель микстуры. В употреблении вариантных форм глагола блистать также можно выделить различия в сочетаемости: звёзды блещут – люди блистают.

Обратите внимание

Некоторые глаголы не имеют ряда форм настоящего и будущего времени.

1) Не используется форма 1-го лица единственного числа у глаголов:

затмить, очутиться, победить, убедить, убедиться, стонать, родиться.

2) Не имеют форм 1-го и 2-го лица единственного и множественного числа глаголы:

кипеть, вскипеть, выкипеть (о воде), закатиться (о круглом предмете, о небесном светиле), наступить (о времени), обступить, осуществиться, получиться, произойти, раздаваться, родиться, создаваться, состояться, течь, удаваться и др.

3) Недопустимы в литературном языке формы типа победю, побежу и т.п. При необходимости выражения этого значения надо использовать описательные конструкции: Я уверен, что смогу победить; Мне удастся победить.

3. При образовании форм прошедшего времени в ряде случаев наблюдается утрата суффикса -ну-:

возникнуть – возник, высохнуть – высох, исчезнуть – исчез, погибнуть – погиб, привыкнуть – привык, промокнуть – промок, проникнуть – проник.

Нельзя употреблять в литературном языке формы типа возникнул, проникнул и т.п.

Иногда в литературном языке сосуществуют как равноправные варианты с суффиксом и без суффикса:

глохнуть – глох и глохнул, достигнуть – достиг и достигнул, киснуть – кис и киснул, пахнуть – пах и пахнул, подвергнуться – подвергся и подвергнулся, вянуть – вял и вянул.

У ряда глаголов вариант без суффикса является основным (гаснуть – гас, мёрзнуть – мёрз, сохнуть – сох, тухнуть – тух), но допустим и вариант с суффиксом (гаснул, мёрзнул, сохнул, тухнул).

Обратите внимание на то, что в формах прошедшего времени глаголов на -чь наблюдается чередование согласных ч–г/к:

жечь – жёг, лечь – лёг, облечь – облёк, печь – пёк, сберечь – сберёг, слечь – слёг, течь – тёк, уберечь – уберёг, увлечь – увлёк.

4. При образовании повелительного наклонения у целого ряда глаголов наблюдается чередование согласных и гласных в основе:

бежать – беги (!), бегите; беречь – береги; взять – возьми; гнать – гони; жечь – жги (!); звать – зови; искать – ищи; класть – клади (!), кладите (!) и др.

Кроме того, у некоторых глаголов при образовании повелительного наклонения не прибавляется суффикс -и. В большинстве случаев употребление этих форм в речи не вызывает затруднений:

атаковать – атакуй, командовать – командуй, ночевать – ночуй, следовать – следуй, мыть – мой, встать – встань, одеться – оденься.

Обратите внимание на форму повелительного наклонения следующих глаголов:

лечь – ляг (!), лягте (!); сесть – сядь (!), сядьте (!); достать – достань, достаньте; расстаться – расстанься, расстаньтесь; стать – стань, станьте; прибыть – прибудь, прибудьте; пробыть – пробудь, пробудьте; мазать – мажь, мажьте; резать – режь, режьте.

Иногда в литературном языке сосуществуют два варианта (с суффиксом -и и без него):

выглади и выгладь, чисти и чисть, вычисти и вычисть, очисти и очисть, порти и порть, испорти и испорть, попорти и попорть.

Особое внимание обратите на образование формы 1-го лица множественного числа повелительного наклонения от глагола пойти – пойдёмте/пойдём. В настоящее время в просторечии достаточно употребительной является форма пошлите (Пошлите в кино), причём она воспринимается (совершенно неправомерно!) как более вежливая, по сравнению с допустимой разговорной формой пошли (Пошли в кино). В действительности форма пошлите представляет собой форму 2-го лица повелительного наклонения от глагола послать: Пошлите телеграмму отцу.

Обратите также внимание на образование повелительного наклонения от глагола ехать и производных от него: ехать – поезжай, поезжайте. Допустима и форма езжай, но совершенно недопустимыми являются распространённые в просторечии формы: ехай, ехайте! При отрицании в литературном языке следует употреблять формы: не езди, не ездите.

Помните, целый ряд глаголов характеризуется отсутствием или неупотребительностью форм повелительного наклонения.

весить, видеть, двигать, мочь, ненавидеть, подвергнуться, произойти, слышать, созреть, стоить, течь, увидеть, устареть, хотеть и др.

 

 

 

2.7. Причастие и деепричастие

 Трудности, связанные с использованием в речи особой формы глагола – причастия, можно разбить на две группы: в образовании форм причастий и в употреблении причастий.

Ошибки в образовании причастий обычно заключаются в неверном конструировании формообразующей основы (ср.: употребление неверной формы скакающий вместо нормативной – скачущий) и в неверном выборе формообразующего суффикса. Поскольку выбор формообразующей основы является общим для спрягаемых и неспрягаемых форм, то при затруднении следует пользоваться рекомендациями, данными в п. 2.6.

При выборе формообразующего суффикса в образовании формы причастия особое внимание обратите на следующие случаи.

1. Бoльшая часть действительных причастий прошедшего времени образуется с помощью суффиксов -вш- от основы инфинитива (прошедшего времени), оканчивающейся на гласную букву:

писать – писавший, решать – решавший.

Суффикс -ш- используется в том случае, если основа инфинитива оканчивается на согласную букву:

нести – нёсший, везти – вёзший.

Обратите внимание, что суффикс -ш- используется также в том случае, если основа инфинитива оканчивается на -шибить, -ереть: вытереть – вытерший, ушибить – ушибший. Ошибочные формы вытеревший, ушибивший достаточно часто встречаются в речи, но они недопустимы в литературном языке!

2. В страдательных причастиях прошедшего времени используются суффиксы -нн- (-н-), -енн- (-ен-) и -т- (убранный, застеленный, допитый). В речи достаточно часто встречается ошибка, связанная с использованием одного суффикса вместо другого.

Например, в предложении: В комнате убрато – вместо нормативной формы убрано с суффиксом -н- ошибочно использован суффикс -т-.

3. Следует помнить, что при образовании причастия должны сохраняться все словообразовательные приставки и суффиксы глагола. Наиболее распространённой ошибкой является отбрасывание суффикса -ся при образовании причастий от возвратных глаголов.

Например, в предложении: Ветер срывал оставшие на деревьях листья – неправомерно опущен суффикс -ся. Грамматически правильным будет такой вариант предложения: Ветер срывал оставшиеся на деревьях листья.

4. Следует учитывать, что некоторые глаголы характеризуются отсутствием или неупотребительностью отдельных форм причастий. Так, по правилам русской грамматики страдательные причастия образуются только от переходных глаголов:

прочитать книгу – прочитанная книга; праздновать юбилей – празднуемый юбилей.

Не может быть образовано страдательных причастий от глаголов типа вставать, лежать и др., поскольку эти глаголы не могут сочетаться с винительным падежом без предлога.

В то же время отсутствие отдельных форм причастий может быть связано не с грамматическими законами, а с традицией.

Обратите внимание

1) Не употребляются формы страдательных причастий настоящего времени (суффиксы -ом-, -ем-, -им-) у глаголов:

арестовать, беречь, бить, брать, будить, везти, вертеть, вить, возить, вязать, гладить, глядеть, готовить, греть, громить, грузить, грызть, давить, держать, жалеть, жарить, жать, ждать, жечь, звать, знать, иметь, кипятить, класть, клеить, колоть, кормить, красить, лепить, лечить, лить, мести, молоть, мыть, находить, пахать, петь, печь, писать, пилить, пить, полоть, портить, прятать, рвать, резать, рубить, солить, ставить, сторожить, сушить, сыпать, ткать, тушить, тянуть, учить, хоронить, чистить, шептать, шить и др.

2) Отсутствуют формы страдательных причастий прошедшего времени у переходных глаголов:

вернуть, достать, заставить (что-то сделать), застать, затмить, лизнуть, миновать, напомнить, облететь, подождать, пожелать, полюбить, приветствовать, пробежать, проводить, проехать, просклонять, проспрягать, разглядеть, толкнуть.

При употреблении причастий в речи особое внимание следует обратить на следующие моменты.

1. Противопоставление действительных и страдательных причастий связано с выражаемым ими значением.

Действительные причастия (суффиксы -ущ-, -ющ-, -ащ-, -ящ-, -вш-, -ш-) обозначают признак того, кто (что) непосредственно производит действие:

поющая девочка, рисовавший мальчик.

Страдательные причастия (суффиксы -ом-, -ем-, -им-; -нн- (-н-), -енн- (-ен-), -т-) обозначают признак того, кто (что) испытывает действие:

читаемая книга, купленный журнал.

В речи достаточно распространённой ошибкой является использование действительных причастий вместо страдательных, и наоборот.

Например, в предложении: У меня был один выигранный билет – неправомерно использовано страдательное причастие, поскольку в этом случае эта конструкция означает: Я выиграл билет, а не определённый приз, сумму денег и т.п. по счастливому билету. Грамматически корректным в такой ситуации будет использование действительного причастия (выигравший билет), поскольку определяемое существительное не испытывает, а производит действие.

2. В русском языке страдательное значение может быть выражено как страдательными причастиями, так и действительными причастиями от возвратных глаголов с суффиксом -ся.

В одних случаях в литературном языке употребительны обе возможные формы:

одобряемый всеми проект – одобряющийся всеми проект.

В других случаях употребляется либо только страдательное причастие, либо только действительное причастие от возвратного глагола.

Ср.: построенный дом – строящийся дом.

Следует помнить, что основным выразителем значения страдательности является именно страдательное причастие, и там, где оно имеется, возвратное причастие обычно недопустимо.

Так, грамматически некорректными будут обороты: ребёнок, одевающийся нянькой; ящик, сделавшийся столяром. В данном случае обязательным является употребление именно страдательных причастий:ребёнок, одеваемый нянькой; ящик, сделанный столяром.

Возвратное причастие обычно используется тогда, когда соответствующего страдательного причастия в языке нет или оно малоупотребительно. Например, не образуются или являются малоупотребительными формы страдательных причастий прошедшего времени от глаголов несовершенного вида.

Ср.: доклад, написанный студентом в прошлом году; доклад, писавшийся студентом в течение года.

3. Следует помнить также, что в русском языке нет и не может быть причастий будущего времени. Нельзя использовать причастия по отношению к будущему! Поэтому грамматически некорректными будут конструкции типа:

Уже через несколько лет мы будем иметь целый комплекс предприятий, могущих вызвать экологическую катастрофу.

При образовании форм деепричастий необходимо учитывать следующие моменты.

1. Деепричастия несовершенного вида образуются от основы настоящего времени глаголов несовершенного вида с помощью суффиксов -а/-я:

брать – берут – беря; плакать – плачут – плача.

Ряд глаголов несовершенного вида образует также деепричастия с помощью суффикса -учи/-ючи:

будучи, едучи, жалеючи, играючи, идучи, крадучись.

Однако сколько-нибудь широкого распространения в литературном языке они не получили. Обычно формы на -учи/-ючи воспринимаются либо как устаревшие, либо как средство стилизации народной и старинной речи.

Обратите внимание на формы деепричастия от следующих глаголов: лазать – лазая, плыть – плывя, щипать – щипля, махать – маха (допустимо – маша), страдать – страдая (в художественной речи можно встретить – страждя), сыпать – сыпля (допустимо – сыпя), внимать – внимая и внемля (устаревшее).

Кроме того, не все глаголы несовершенного вида способны образовывать деепричастия. Как правило, не образуют деепричастий глаголы, не имеющие в основах настоящего времени гласных (ср.: ткать – ткут):

бить, вить, врать, гнуть, есть, жать (руку), жать (рожь), ждать, жечь, лгать, лить, мять, пить, рвать, слать, спать, ткать, тереть, шить.

Отсутствуют или не употребляются деепричастия от глаголов с чередованием в основах инфинитива и настоящего времени согласных з–ж, с–ш (ср.: вязать – вяжут, плясать – пляшут):

весить, вязать, казаться, косить, лизать, плясать, резать, чесать.

Не образуют деепричастий глаголы несовершенного вида на -чь, на -нуть:

беречь, жечь, мочь, печь, сечь, стеречь, стричься, течь, вянуть, гаснуть, глохнуть, крепнуть, мёрзнуть, мокнуть, пахнуть, тонуть, тянуть.

Не употребляются деепричастия несовершенного вида от глаголов:

арестовать, бежать, колоть, лезть, пахать, петь, родиться, стыть, хотеть.

2. Деепричастия совершенного вида образуются от основы инфинитива (прошедшего времени) глаголов совершенного вида в основном с помощью суффикса -в:

купить – купив, решить – решив.

От ряда глаголов совершенного вида деепричастия образуются с помощью суффикса -а/-я (войти – войдя, вычесть – вычтя и др.) или суффиксов -вши, -ши (обидевшись, огорчившись и др.).

В подавляющем большинстве случаев употребляются формы с суффиксом -в: они более кратки и более благозвучны. Неблагозвучность форм типа написавши особенно подчёркивал М. Горький. Но следует иметь в виду, что у возвратных глаголов обычно существует только одна форма – засмеявшись, закутавшись. Использование суффикса -ши вместо суффикса -в характерно и для многих глаголов с основой на согласную: вырасти – выросши; спасти – спасши.

Употребление суффикса -а/-я при образовании деепричастий совершенного вида (ср.: положив – положа, услышав – услыша, заметив – заметя) было достаточно распространённым явлением в ХIX–начале XX в. Например, такие формы широко использовались М. Горьким: наклоня, подойдя, сойдя и др. В настоящее время многие из этих форм вышли из употребления.

3. Основной ошибкой при образовании деепричастий является использование одного суффикса вместо другого.

Например, в предложении: Я набирала номер, положа трубку – ошибочно использована форма деепричастия с суффиксом -а. От глаголов с основой на шипящую деепричастия совершенного вида обычно образуются с помощью суффикса -а, но нормативным вариантом будет форма с суффиксом -в (положив трубку).

Достаточно частотными являются ошибки такого рода при употреблении фразеологизмов. Во многих из них встречаются устаревшие формы деепричастий (положа руку на сердце, очертя голову). Произвольная замена таких форм на современные формы в некоторых идиоматических выражениях (бросился вон очертив голову) является ошибкой!

Достаточно регулярно в речи наблюдается и так называемое заполнение «пустых клеток», то есть ошибочное образование деепричастий от глаголов, которые в литературном языке не могут иметь деепричастные формы вообще (например: Спя, он вздрагивал).

 

 

 

3.1. Синтаксические нормы русского языка. Общие замечания

Синтаксические нормы отражают особенности построения словосочетания и предложения в русском языке. Наибольшие сложности обычно вызывает выбор управляемой формы в словосочетании, согласование подлежащего и сказуемого, использование причастных и деепричастных оборотов, а также построение некоторых типов сложных предложений.

 

 

3.2. Особенности управления в русском языке

Управление – это подчинительная связь, при которой главное слово в словосочетании требует постановки зависимого имени в определённом падеже. Не все нормы управления одинаково прочны. Некоторые из них легко подвергаются искажению.

1. Большое число ошибок в построении конструкций со связью управление связано с влиянием близких по значению слов и их управления.

Например, в телепередаче журналист, обращаясь к собеседнику, сказал: «Позвольте вспомнить Вам, что год назад Вы утверждали обратное». Глагол вспомнить может иметь только одно зависимое слово – в винительном падеже (вспомнить что-либо), тогда как однокоренной глагол напомнить может иметь две зависимые формы: винительный падеж и дательный падеж (со значением адресата речи) – напомнить кому-либо что-либо. Под влиянием этого глагола возникает конструкция вспомнить вам, недопустимая с точки зрения норм литературного языка.

Подобное влияние управления близких по значению слов можно наблюдать, например, в группе глаголов со значением речи, мысли, чувства, передачи информации (доказывать, объяснять, отчитаться и др.). Под влиянием сочетаний типа: подумать о чём-либо, рассказать о чём-либо – в речи частотно ошибочное использование дополнения в предложном падеже с предлогом о (о чём-либо) у таких, например, глаголов:

доказывать что-либо; поделиться чем-либо с кем-либо; коснуться чего-либо; подтвердить что-либо; объяснить что-либо; привести пример чего-либо; описать что-либо; признаться в чём-либо; подвести итог чему-либо; указать на что-либо.

При глаголах зрительного восприятия объект обычно выражается формой винительного падежа с предлогом на (смотреть на картину). Под влиянием этой конструкции в речи частотны ошибки типа: любоваться на море вместо нормативного – любоваться морем.

Обратите внимание на управление следующих глаголов: наблюдать за кем-либо; приглядеться к кому-либо, чему-либо.

Аналогичное явление можно наблюдать при использовании слова анфас (лицом к говорящему). Под влиянием конструкции сфотографировать в профиль распространённой ошибкой становится использование предлога в и при слове анфас в подобных сочетаниях. Нормативной конструкцией будет следующая: сфотографировать анфас.

Обратите внимание на различие управления близких по значению слов:

беспокоиться о сыне – тревожиться за сына;

возмутиться его словам – обидеться на его слова;

вопрос о строительстве – проблемы со строительством;

дивиться терпению – восхищаться терпением;

добраться до села – подъехать к селу;

идентичный прежней формулировке – сходный с прежней формулировкой;

извлекать доход из аренды квартир – получать доход с аренды квартир;

неосведомлённость в проблеме – незнакомство с проблемой;

обидеться на холодный приём – обидеть холодным приёмом;

обращать внимание на своё здоровье – уделять внимание своему здоровью;

озабоченность/озабоченный делами – тревога о делах/за дела;

опираться на результаты исследования – базироваться на результатах исследования;

осудить на вечную каторгу – приговорить к вечной каторге;

отзыв о монографии – рецензия на монографию;

отразиться на результатах – оказать влияние на результаты;

отчитаться в своей работе/о работе – отвечать за свою работу;

показывать мощь – свидетельствовать о мощи;

превосходство над ним – преимущество перед ним;

предостеречь от опасности – предупредить об опасности;

преисполненный тревоги – проникнутый тревогой;

препятствовать развитию – тормозить развитие;

привычный для нас – знакомый нам;

прижиться в коллективе – привыкнуть к коллективу;

приоритет в открытии – патент на открытие;

разобраться в делах – распутаться с делами;

сказаться на экономике – оказать влияние на экономику;

типично для него – свойственно ему;

уделять внимание проблеме – обращать внимание на проблему – усилить внимание к проблеме;

характерно для него – присуще ему;

истинная цена человеку – цены на хлеб – стоимость хлеба.

При употреблении этих слов в речи наблюдается подмена управления одного слова управлением другого, близкого по значению. По той же причине частотны ошибки и недочёты при использовании целого ряда слов разных частей речи:

бояться матери (разговорное: бояться мать);

венец искусства (неверно: венец искусству);

достигать семидесяти сантиметров в длину (неверно: достигать семьдесят сантиметров в длину);

то, чего нам удалось достичь (неверно: то, что нам удалось достичь);

залог успеха (неверно: залог успеху);

касаться вопроса (устаревшее: касаться до вопроса);

избегать опасности (неверно: избегать опасность);

колдовать над чем-то (неверно: колдовать что-то);

отразиться на зарплате (неверно: отразиться на зарплату);

принять участие в ярмарке (неверно: принять участия на ярмарке).

2. Очень часто говорящий не учитывает, что в русском языке однокоренные слова разных частей речи могут иметь разное управление:

удивляться его терпению – удивлён его терпением; рассердиться на глупую шутку – рассержен глупой шуткой.

Так, существительные, образованные от переходных глаголов, требуют не винительного, как при глаголе, а родительного падежа:

строить дом – строительство дома, читать книгу – чтение книги.

В то же время в большинстве случаев однокоренные слова имеют одинаковое управление. Поэтому ошибочными будут конструкции:

посвятить свою жизнь служению народа; поставить богатства страны на службу народа (нормативное управление: служить народу, служение народу, поставить на службу народу).

3. В речи частотны ошибки, связанные с подменой управления однокоренных слов.

Обратите внимание на сочетаемость таких слов:

верить в победу – уверенность в победе;

заменить старую деталь новой – сменить старую деталь на новую;

платить/заплатить/уплатить за проезд – оплатить проезд;

плата за телефонный разговор – оплата телефонного разговора;

подключиться к разговору – включиться в разговор;

различать друзей и врагов – отличать друзей от врагов;

сверять фотографию с оригиналом – проверять время по телефону.

4. Различия в управлении могут быть связаны с использованием слова в разных конструкциях и в разных значениях.

Например, слово гарантия в значении «ручательство» выступает в конструкциях: гарантия успеха; гарантия, что...; гарантия в том, что...; в значении «прилагаемый к изделию документ» – в конструкции: гарантия на два года. Ошибкой является подмена одной конструкции другой (неверно: Нет гарантии на то, что это предвыборное обещание будет выполнено; следует сказать: Нет гарантии того, что это предвыборное обещание будет выполнено).

Аналогичные ошибки встречаются при употреблении существительного руководство. Конструкция руководство чем используется, если слово употреблено в значении «направляющая деятельность управления кем-либо, чем-либо», то есть при указании на процесс (руководство действиями забастовщиков; руководство таким большим заводом требует организаторского таланта). Конструкция руководство чего характерна для тех случаев, когда существительное выступает в значении «руководители; орган, управляющий предприятием, организацией» (руководство отдела приняло решение сократить число сотрудников вдвое).

Причастие заинтересованный в значении «связанный практическими интересами, практической выгодой с чем-либо» управляет предложным падежом с предлогом в (Они заинтересованы в сотрудничестве с нашей фирмой); в значении «проявивший интерес к кому-либо, чему-либо» – творительным падежом (Он заинтересован гораздо больше своей химией, чем женой).

Глагол идти (и производные от него) в значении «предназначаться, использоваться, употребляться для какой-либо цели» употребляется в конструкциях: идти на что-либо и идти во что-либо. Первая (Мрамор идёт на отделку зданий) используется в том случае, когда используемый предмет (в данном случае – мрамор) не подвергается качественному изменению. Если этот предмет претерпевает качественные изменения, преобразуется во что-либо, то обычно употребляется вторая конструкция (Дерево идёт в переработку; Металлолом пойдет в переплавку), хотя может использоваться и конструкция с предлогом на. Если при этом используемое вещество как бы помещается внутрь чего-либо, то употребляется конструкция с предлогом в (Масло идёт в пищу).

Глагол ориентироваться в значении «определять/определить по ориентирам своё положение на местности» управляет дательным падежом с предлогом по (ориентироваться по солнцу). В значении «определять/определить направление своей деятельности, своего поведения» глагол управляет винительным падежом с предлогом на (в своём развитии ориентироваться на Запад). Использование конструкции с предлогом на в том случае, когда глагол употребляется в первом значении (ср.: Мы шли по лесу, ориентируясь на Большую Медведицу) допустимо, но менее желательно.

Глагол сказаться в значении «проявиться, обнаружиться» требует предложного падежа с предлогом в (полученный опыт сказался в его работе). В этом случае работа воспринимается как процесс. В значении «отразиться на ком-либо, на чём-либо; оказать воздействие на кого-либо, на что-либо» используется конструкция с тем же падежом, но с предлогом на (Отсутствие опыта сказывается на темпах работы). В этом случае работа воспринимается как результат какого-либо действия.

Глагол удовлетворять управляет дательным падежом без предлога в значении «быть в соответствии с чем-либо» (ср.: Новая машина удовлетворяет всем требованиям техники безопасности). В значении «исполнить чьи-либо желания, просьбы, задания» глагол требует винительного падежа без предлога (ср.: Директор удовлетворил все наши требования).

Существительное адрес может использоваться в трёх конструкциях в качестве управляемой формы: в адрес, по адресу, на адрес. Все три варианта могут употребляться в значении «кому-либо, на имя кого-либо» (в адрес делегации поступили сотни писем; пиши мне на новый адрес; пиши мне по новому адресу). Обратите внимание, что форма на адрес является разговорной. В сочетании со словами: говорить, сказать, высказать замечания, бросить реплику, упрек и т.п. используются конструкции в адрес и по адресу, но первая из них является основной (замечания в адрес дирекции завода). Конструкции с формой по адресу относятся к разговорным (ср.: Варвара Ивановна рассердилась и произнесла по моему адресу несколько слов). Кроме того, в том случае, когда речь идёт о лестных для кого-либо замечаниях, то используется только конструкция в адрес (неверно: Хочется сказать добрые слова по адресу директора; правильно: Хочется сказать добрые слова в адрес директора).

5. На употребление зависимого слова в том или ином падеже оказывает влияние и значение этого слова.

Например, глагол отведать (пробуя, съесть или выпить немного чего-либо) управляет родительным падежом существительного, если оно называет вид пробуемой пищи, её неопределённое количество (отведать котлет). Винительный падеж зависимого существительного используется тогда, когда подчёркивается определённое количество съеденного, выпитого или часть целого (отведать кусочек пирога, чашечку бульона). Сочетания типа: отведать блины, отведать квас – будут ошибочными, поскольку в них указан вид пробуемой пищи, а не количество съеденного, выпитого. Подобного рода конструкции допустимы лишь в том случае, если имеется в виду определённый вид блинов, кваса.

Если слово в одном и том же значении может употребляться в нескольких конструкциях, то в речи частотно их смешение.

Например, глагол занять в значении «заполнить какое-либо пространство» употребляется в конструкциях: занять участок под зерновые; занять участок зерновыми. Ошибочными будут предложения типа: Посевные площади, занятые под зерновыми, сократились в губернии в два раза.

6. Достаточно частотны в речи ошибки в использовании предлогов в синонимических конструкциях. Например, предлоги с и из синонимичны при указании на место, откуда направлено действие. Однако между ними есть и различие.

Предлог с употребляется в том случае, когда действие направлено с поверхности чего-либо:

спуститься с горы, сойти с лестницы, снять со стола.

Предлог из используется тогда, когда действие направлено изнутри наружу:

выйти из комнаты, выбраться из ямы.

Употребление данных предлогов в сочетании с географическими названиями закреплено традицией. Предлог с используется преимущественно с названием горных областей, рек, островов, но эта тенденция действует не слишком последовательно.

Обратите внимание на следующие конструкции:

приехать с Кавказа, с Украины, с Волги, с Сахалина, с Ямайки – приехать из Крыма, из Белоруссии, из Франции, из Казахстана.

При указании на иностранное государство используется предлог из. В связи с этим в настоящее время наряду с конструкцией типа: приехать с Украины – употребляется конструкция: приехать из Украины.

Подобные различия наблюдаются в использовании предлогов в и на при указании на место, пространство, в пределы которого направлено действие. Предлог в, в отличие от предлога на, обычно указывает на ограниченность пространства.

Ср.: жить в селе – подчёркивается пребывание в конкретной местности; жизнь на селе имеет свои преимущества – вообще в сельской местности.

Обратите внимание на неопределённость географической точки в устойчивом выражении: писать на деревню дедушке.

Следует отметить, что в последнее время предлог на с существительным в предложном падеже достаточно широко используется в сочетаниях типа: поставить вопрос на Думе/на ректорате и т.п. Такого рода конструкции возникают в результате сокращения сочетаний: поставить вопрос на заседании Думы/ректората и т.п.

В сочетании со словами, называющими транспортные средства, предлог в используется преимущественно тогда, когда надо подчеркнуть нахождение внутри какого-либо транспортного средства или направленность внутрь этого транспортного средства:

в самолёте было душно, сидеть в лодке, находиться в трамвае.

Предлог на употребляется в тех случаях, когда необходимо подчеркнуть вид используемого средства передвижения:

лететь на самолёте, плыть на лодке, ездить на трамвае.

Вместе с тем использование предлогов на и в (при указании на место пребывания), как и предлогов из и с, часто зависит только от традиции.

Обратите внимание на следующие конструкции:

находиться в университете, в аптеке, в кино, в Крыму, в Белоруссии, в Закарпатье, в Альпах – находиться на факультете, на почте, на станции, на Кавказе, на Украине, на Дальнем Востоке.

При указании на иностранное государство употребляется предлог в, поэтому сейчас нормативной становится и конструкция – жить в Украине.

7. Следует отметить, что в настоящее время (особенно в официально-деловом стиле) наблюдается экспансия некоторых предлогов (прежде всего по и о), которые вытесняют беспредложные конструкции или конструкции с другими предлогами. Далеко не всегда использование предложных конструкций является нормативным. Так, достаточно регулярно в следующих конструкциях со связью управление ошибочно употребляется предлог по:

беседа об экономике (неверно: беседа по экономике);

расширять возможности исследования (неверно: расширять возможности по исследованию);

вопрос об улучшении условий труда (неверно: вопрос по улучшению условий труда);

забота об освоении месторождения (неверно: забота по освоению месторождения);

закон об охране детства (неверно: закон по охране детства);

замечания об организации работы (неверно: замечания по организации работы);

затраты на ремонт (неверно: затраты по ремонту);

инициатива в созыве конференции (неверно: инициатива по созыву конференции);

инициатива устроить вечер (неверно: инициатива по устройству вечера);

обучение гражданской обороне (неверно: обучение по гражданской обороне);

отчитаться в использовании/об использовании средств (неверно: отчитаться по использованию средств);

весной разъехаться (конструкция: по весне разъехаться – характерна прежде всего для диалектной речи, поэтому не является литературной);

надои составляют 10 килограммов от коровы (неверно: надои составляют по 10 килограммов молока...);

справка о зарплате (неверно: справка по зарплате);

факультет гуманитарных наук (неверно: факультет по гуманитарным наукам).

Обратите внимание на следующие конструкции (в них достаточно часто неправомерно используется предлог о):

доказывать это (неверно: доказывать об этом);

задача экономного использования ресурсов (неверно: задача об экономном использовании ресурсов);

инициатива в созыве (неверно: инициатива о созыве конференции, по созыву конференции);

поделиться впечатлениями (неверно: поделиться о впечатлениях);

подтвердить это (неверно: подтвердить об этом);

дать совет, как воспитывать ребёнка; дать совет по воспитанию ребёнка (неверно: дать совет о воспитании ребёнка);

привести примеры плохой работы администрации (неверно: привести примеры о плохой работе администрации);

подвести итог работе/работы (неверно: подвести итог о работе);

коснуться темы дружбы (неверно: коснуться о теме дружбы).

8. Достаточно часто в речи встречаются ошибки, связанные с использованием определённого падежа с тем или иным предлогом.

Так, предлог ввиду требует родительного падежа (ввиду задержки), благодаря, согласно, вопреки – дательного падежа (благодаря хорошей погоде, согласно приказу, вопреки распоряжению; недопустимо: благодаря хорошей погоды, согласно приказа, вопреки распоряжения).

9. Возможны недочёты в использовании некоторых предлогов, ограниченных определённым типом выражаемых отношений.

Например, предлог благодаря, как и предлог из-за, указывает на причину действия, но если последний не ограничен в выборе ситуации, то первый – благодаря – используется только в том случае, если результат действия благоприятен.

Так, неудачным является высказывание: Благодаря плохой погоде, он промочил ноги и заболел, поскольку результатом плохой погоды стало ухудшение самочувствия субъекта – болезнь.

Аналогичные недочёты наблюдаются при использовании предлогов вместе с и наряду с. Первый из них выражает идею совместности действия двух или нескольких лиц, указывает на соединенность предметов, явлений:

Андрей работал вместе с матерью; Запах травы проникал в комнату вместе с голосами птиц.

Предлог наряду с имеет значение «помимо», то есть выражает не идею совместности, а идею присоединения:

Жители микрорайона наряду с трамваем пользуются и другими видами транспорта.

10. При построении предложения необходимо учитывать смысловые связи членов словосочетаний, входящих в это предложение. В частности, распространённой ошибкой является пропуск необходимого зависимого члена словосочетания.

Например, ошибочным является пропуск существительного машиниста в предложении: Я хочу стать помощником тепловоза. Нормативной будет конструкция: Я хочу стать помощником машиниста тепловоза.

Обратите внимание на конструкции, в которых достаточно регулярно опускается необходимый зависимый член словосочетания:

беседа на тему морали, по теме «Человек и природа» (недопустимо: беседа по морали);

более чем ста студентам, более чем на сто рублей, более чем о ста студентах, более ста студентов (недопустимо: более ста студентам, более на сто рублей, более о ста студентах);

в свете сказанного важное место отводится... (недопустимо: в этом свете важное место отводится...);

оставляет желать лучшего (недопустимо: желает лучшего);

рейд по проверке качества торговли (не рекомендуется: рейд по качеству);

спросить с мастера за невыполнение плана (не рекомендуется: спросить за невыполнение; спросить с мастера);

за нашей командой с отрывом в два очка следует команда «Динамо» (недопустимо: с отрывом следует команда «Динамо»).

Очень распространённым в речи стало сокращение конструкций с глаголами учиться, выучиться при указании на приобретение определённых профессиональных навыков и умений:

Он хотел учиться музыке; Я предложил ему учиться шахматам; Надо учиться шитью/рисованию.

В просторечии при данных глаголах употребляются существительные (наименования профессий) в винительном падеже с предлогом на: выучиться, учиться на артиллериста/на артиста/на учителя и т.д. В литературном языке их не рекомендуется использовать.

Регулярно в живой речи наблюдается сокращение словосочетаний типа: результаты выращивания сои/по выращиванию сои; опыты разведения лимонов/по разведению лимонов; итоги сдачи овощей/по сдаче овощей; план добычи рыбы и замена их нежелательными в литературном языке сочетаниями: результаты по сое, итоги по овощам, опыты по лимонам; план по рыбе.

Достаточно часто в живой речи наблюдается употребление лишнего зависимого компонента сочетания.

Например, глагол переживать не требует зависимого компонента, но под влиянием близких по значению глаголов волноваться, тревожиться в речи фиксируются нежелательные в литературном языке конструкции типа: Мы очень переживали за отца.

11. Весьма распространённым речевым недостатком является так называемое «нанизывание падежей», то есть расположение цепочкой нескольких одинаковых падежных форм. Чаще всего происходит нанизывание родительных падежей: дом племянника жены кучера.

Такие конструкции характерны прежде всего для научного и официально-делового стиля.

Ср.: измерение колебаний электронного спектра гемоглобина человека.

Далеко не всегда в этих стилях можно полностью устранить такого типа конструкции, но стремиться к этому надо, поскольку «нанизывание падежей» делает текст очень громоздким.

В то же время многие считают, что именно такие конструкции придают речи значительность, официальность или наукообразность.

Ср.: объявление в троллейбусах, автобусах: Во избежание падения при экстренном торможении просьба держаться за поручни.

Чтобы избежать цепочки зависимых падежных форм, необходимо убрать малоинформативные слова и заменить отглагольное существительное глаголом в составе однородных сказуемых, придаточных предложений и т.п.

Ср.: Чтобы не упасть, держитесь за поручни.

 

 

 

3.3. Некоторые особенности согласования

 Нормой русского языка является грамматическое согласование определяемого слова с главным словом в словосочетании (большая удача, большой успех) и сказуемого с подлежащим (Мать сказала; Отец сказал). Но в некоторых случаях выбор зависимой формы вызывает трудности и требует учёта целого ряда условий.

1. В разговорной речи частотно использование смыслового (а не грамматического) согласования при существительных мужского рода, характеризующих лиц женского пола.

Врач пришла; Профессор сказала; Директор школы уволилась.

Однако в официальной речи замена грамматического согласования смысловым не допускается, за исключением тех случаев, когда такое существительное имеет при себе имя собственное, например: врач Петрова. В таких конструкциях определение и сказуемое согласуются с ближайшим существительным.

Например: Опытный врач Петрова внимательна к больным. Определение-причастие всегда согласуется с именем собственным: вошедшая в палату врач Петрова.

Если подлежащее – собственное имя – имеет при себе обособленное приложение, выраженное нарицательным существительным, то сказуемое согласуется с подлежащим:

Мария Ивановна, учитель математики, заболела.

Обратите внимание на то, что перечисленные правила не распространяются на другие типы сочетаний «имя нарицательное + имя собственное» (наименование животных, неодушевлённых объектов). В таких случаях (собака Полкан, город Москва) сказуемое согласуется с нарицательным существительным: Собака Полкан лаяла; Город Москва понравился мне.

При собирательных существительных в современном русском литературном языке смысловое согласование (Молодёжь собрались в клубе; Родня его не любили) не допускается. Единственная норма – форма единственного числа: Молодёжь собралась в клубе; Родня его не любила.

Обычно не допускается смысловое согласование и при местоимениях кто, что, а также производных от них (кто-то, некто и др.). Независимо от реально выражаемой ситуации местоимение кто требует сказуемого и определения в форме единственного числа мужского рода, а местоимение что – в единственном числе среднего рода:

Кто-то из нас совершил этот проступок; Это сделал тот, кто побывал здесь раньше; Что-то большое и тёмное стояло в дальнем углу зала.

При подлежащем кто множественное число сказуемого может быть использовано в том случае, когда в придаточном предложении именная часть составного сказуемого выражена существительным во множественном числе:

Те, кто двадцать лет назад были школьниками, сейчас вершат судьбу страны.

Множественное число сказуемого при местоимении что обычно используется только в конструкциях типа: те, что...; всё, что...

Те, что отстали, не теряли надежды догнать передовой отряд.

2. Согласование определений с существительными, зависящими от числительных два, три, четыре, подчиняется следующим правилам.

При существительных мужского и среднего рода определения употребляются в форме родительного падежа множественного числа (существительное в этом случае стоит в форме родительного падежа) – два больших стола, два больших окнa.

При существительных женского рода определение ставится в форму именительного падежа множественного числа (существительное в этом случае тоже стоит в форме именительного падежа множественного числа) – две большие вазы.

Если существительное женского рода стоит в форме родительного падежа единственного числа, то и определение может ставиться в форму родительного падежа, но множественного числа (две высоких горы).

Определение перед числительным или обособленное определение ставится в именительном падеже независимо от рода существительного:

большие два стола; две картины, писанные маслом, висели на стене; Два письма, написанные братом, встревожили меня.

Исключение составляют прилагательные целый, полный, добрый, которые обычно стоят в родительном падеже и перед числительным (целых две недели, полных три месяца), хотя в живой речи очень распространено использование формы именительного падежа.

3. Согласование сказуемого с подлежащим, выраженным существительным с собирательным количественным значением (большинство, часть, ряд и т.д.), определяется следующими факторами.

Если существительное не имеет при себе управляемых слов или управляемое слово стоит в единственном числе, то сказуемое употребляется в единственном числе:

Большинство поддержало докладчика; Большинство команды поддержало тренера.

Если управляемое слово стоит во множественном числе, то сказуемое, как правило, согласуется с собирательным существительным и ставится в единственном числе:

Большинство сотрудников поддержало директора.

Обратите внимание на то, что сказуемое согласуется и в роде с существительным, стоящим в именительном падеже!

Ср.: Большинство депутатов поддержало решение; Часть депутатов поддержала решение; Ряд депутатов поддержал решение.

Сказуемое во множественном числе обычно употребляется в таких случаях:

а) между подлежащим и сказуемым есть другие члены предложения, особенно причастный оборот с причастием во множественном числе, придаточное предложение с союзным словом который во множественном числе. (Хотя это правило не носит обязательного характера, всё же желательно использовать в таких конструкциях именно форму множественного числа сказуемого.)

Большинство людей, смотревших фильм, высоко оценили работу режиссера; Большинство людей, которые смотрели фильм, высоко оценили работу режиссера;

б) при существительном есть несколько управляемых форм во множественном числе:

Большинство рабочих, инженеров и служащих завода поддержали директора;

в) при подлежащем есть однородные сказуемые:

Большинство студентов сдали зачёты и хорошо подготовились к экзаменам;

г) в предложении используется составное именное сказуемое, причём именная часть выражена прилагательными и причастиями:

Большинство детей были нарядны и веселы; Большинство домов на этой улице деревянные.

В речи очень распространено использование сказуемого в форме единственного числа при подлежащем, указывающем на неодушевлённые предметы (см. последний пример), однако такое употребление в литературном языке нежелательно.

Аналогичные правила действуют при подлежащем – количественно-именном сочетании со словами много, мало, немного, немало, сколько, столько, несколько. Основной нормой является использование сказуемого в единственном числе. Для постановки сказуемого во множественное число необходимо действие дополнительных факторов. Например, наиболее распространённой является форма множественного числа сказуемого при подлежащем, указывающем на одушевлённые предметы, прежде всего – на людей.

4. Той же системой факторов определяется согласование сказуемого с подлежащим, выраженным количественно-именным сочетанием (два брата, тридцать два стула и т.п.), то есть сочетанием числительного с родительным падежом существительного.Основной нормой является постановка сказуемого в единственном числе:

Выиграно пять матчей; Пять бойцов отправилось в разведку.

Исключение составляют предложения с подлежащим, включающим числительные два, три, четыре. Как правило, при таком подлежащем сказуемое стоит в форме множественного числа:

Три дома на вечер зовут (Пушкин).

Обратите внимание

При составном числительном, оканчивающемся на один, сказуемое стоит в единственном числе, причём, поскольку это числительное изменяется по родам, род сказуемого тоже может быть различным:

В конференции участвовал двадцать один представитель тридцати стран Европы; Двадцать одна делегация участвовала в заседании.

Согласование по роду есть и при числительном тысяча, миллион, миллиард.

Явилась тысяча человек.

В остальных случаях сказуемое в единственном числе обычно имеет форму среднего рода.

Прошло пять минут.

Помимо тех факторов, которые были указаны выше, на согласование сказуемого при подлежащем – количественно-именном сочетании – влияют и некоторые специфические условия.

Тенденция к употреблению единственного числа обнаруживается тогда, когда названное в подлежащем количество предметов выступает как нечто целое. Наиболее часто это проявляется в тех случаях, когда глагол-сказуемое имеет значение бытия, наличия, существования, положения в пространстве, протекания во времени. В таких контекстах собственно нет отдельных предметов, а числительное представляет собой только измерение одного временного или пространственного целого:

В комнате было два окна; Шесть стульев стояло у стены; Пять лет прошло с тех пор.

Большую роль при выборе формы сказуемого играет порядок слов. Так, при обратном порядке слов (сказуемое предшествует подлежащему) также чаще используется форма единственного числа.

Ср.: Три часа прошли незаметно; Прошло три часа.

Единственное число сказуемого преобладает при наличии в предложении слов всего, только, лишь:

Прошло всего два дня.

Форма множественного числа является обязательной, когда действующие лица совершают не одно общее действие, а действуют обособленно:

Пять человек с разных сторон бросились к преступнику; Две машины разъехались в разные стороны; Три собачонки бросились врассыпную.

Форма множественного числа обычно употребляется в тех случаях, когда подчёркивается самостоятельность действия каждого члена множества. Особенно часто это можно наблюдать при подлежащем, называющем количество людей, других одушевлённых субъектов:

Две девочки в белых платьях, с одинаковыми розами в чёрных волосах, одинаково присели (Л. Толстой).

Однако форма множественного числа может использоваться и при подлежащем, называющем количество неодушевлённых предметов:

Например: Три молодых дерева растут перед дверью пещеры – липа, берёза и клён (М. Горький). В этом предложении самостоятельное восприятие каждого отдельного дерева подчёркивается тем, что каждое из них принадлежит к разным породам.

Обратите внимание, что при подлежащем, называющем большое число неодушевлённых предметов, чаще встречается форма единственного числа, так как многочисленная группа воспринимается как единое целое:

Двести человек сдало кровь для пострадавших в аварии.

К числу факторов, обусловливающих выбор формы множественного числа у сказуемого, относятся также следующие:

а) наличие при подлежащем обособленного определения во множественном числе:

Три часа, проведённые в его обществе, доставили нам большое удовольствие;

б) наличие при подлежащем придаточного предложения с союзным словом который во множественном числе:

Пять бывших офицеров, которых можно было узнать по чётким движениям и выправке, сразу взяли командование на себя;

в) наличие при подлежащем определений все, эти:

Все десять книг лежали на столе директора; Эти пять недель пролетели почти незаметно.

Особо следует выделить случаи, когда в подлежащем встречаются собирательные числительные (двое, трое и т.д.). При них особенно часто употребляется форма множественного числа:

Ей помогали трое не чёсанных от колыбели лакеев.

5. Свою специфику имеет согласование сказуемого в предложениях с однородными подлежащими.

Выбор формы сказуемого во многом зависит от порядка расположения группы подлежащего и группы сказуемого.

При прямом порядке слов (подлежащие стоят перед сказуемым) обычно употребляется форма множественного числа сказуемого:

Крик и рыдание слышались из соседней комнаты.

При обратном порядке слов чаще употребляется форма единственного числа, причём сказуемое согласуется с ближайшим из однородных членов:

Из соседней комнаты слышался крик и рыдание.

Вместе с тем форма множественного числа сказуемого может встречаться и при обратном порядке слов.

Ср.: Из соседней комнаты слышались крик и рыдание.

Наиболее часто такое явление наблюдается в том случае, если одно из подлежащих стоит в форме множественного числа.

В постель её уложили ревность и слёзы (Чехов).

Кроме того, форма множественного числа предпочтительнее, если подчёркивается большое число действующих лиц (обычно это одушевлённые субъекты):

Кричали Витя, Павлик, Кирилл и бегавший кругом них Арсений Романович.

Обратите внимание на то, что форма множественного числа при обратном порядке слов является нормативной в официально-деловом и научном стилях, где на первый план выходит смысловая точность высказывания (На заседании присутствовали...; в Президиум избраны...).

Выбор формы сказуемого зависит также от типа союзов, связывающих однородные члены.

При соединительных союзах (и, да, ни... ни), а также при бессоюзной связи однородных подлежащих обычно действуют указанные выше факторы.

При разделительных союзах (или, либо, не то... не то, то... то) согласование сказуемого идёт с ближайшим подлежащим:

За окном шёл не то снег, не то мелкий дождь; Пережитый страх или мгновенный испуг уже через минуту кажется странным.

Исключение составляют предложения, в которых однородные подлежащие представлены существительными разного рода, а сказуемое стоит в прошедшем времени. В этом случае используется форма множественного числа сказуемого.

Ср.: Приезжает брат или сестра – Брат или сестра должны были приехать.

При противительных союзах (но, а, однако, зато) при обратном порядке слов сказуемое обычно согласуется с ближайшим подлежащим:

Это была не разведка боем, а настоящее сражение.

При прямом порядке слов сказуемое согласуется с тем подлежащим, которое является реальным исполнителем действия:

Не ты, но судьба виновата; Роман, а не повесть будет опубликован в ближайшем номере журнала.

При наличии между однородными подлежащими сопоставительного союза как..., так и сказуемое ставится во множественном числе:

Как мать, так и дочь прекрасно играют на фортепиано.

При других сопоставительных союзах (не только..., но и; не столько..., сколько; если не..., то и др.) сказуемое обычно согласуется с ближайшим из однородных подлежащих.

Не только мать, но и отец осудил твой поступок; Не столько мать, сколько отец осудил твой поступок; Если не мать, то отец осудит твой поступок.

Если среди однородных подлежащих есть личные местоимения, то при согласовании в лице первому лицу отдаётся предпочтение перед вторым и третьим, второму лицу – перед третьим.

Ср.: Я и ты сумеем это сделать; Ты и он сумеете это сделать.

 

 

 

3.4. Предложения с однородными членами

 В устной и письменной речи наблюдается много ошибок и недочётов, связанных с использованием однородных членов. Можно выделить несколько типов таких ошибок.

1. Главное правило построения предложения с однородными членами заключается в том, что сочинительной связью объединяются компоненты, обозначающие логически сопоставимые понятия. Речевым недочётом является объединение слов, обозначающих родовые и видовые понятия, скрещивающиеся (частично совпадающие по объему) понятия (люди и женщины, овощи и морковь, женщины и редакторы), а также слов, далёких друг от друга по значению (если, конечно, это не делается намеренно):

Больше всего люблю бананы, субботу и телевизор.

2. Следует избегать конструкций, в которых управляемое слово может быть отнесено к разным рядам однородных членов.

Например: Жильцы требовали ликвидации неполадок и ремонта. В данном случае предложение содержит три существительных в родительном падеже (ликвидации, неполадок, ремонта). Поэтому союз и может объединять как формы ликвидации и ремонта, так и формы неполадок и ремонта. Поскольку в непосредственной близости находятся формы неполадок и ремонта, то можно решить, будто жильцы требовали ликвидации ремонта.

3. Однородные члены могут быть выражены одинаковыми и разнотипными морфологическими формами.

Ср.: красные и белые розы – высокая, со стройной фигурой девушка.

Однако предпочтительным в речевой практике является употребление однородных членов с однотипными морфологическими формами. В ряде случаев использование одинакового морфологического выражения считается обязательным с точки зрения норм литературного языка.

Так, не допускается объединение в ряду однородных членов полной и краткой формы прилагательных или причастий:

Он худ и высокий; Он ранен и контуженный.

Не рекомендуется объединение в одном ряду инфинитива и существительного:

Я люблю чистоту и читать книги.

4. Достаточно часто в речи нарушается порядок слов при использовании двойных сопоставительных союзов (не только..., но и; не столько..., сколько; как..., так и; хотя..., но и др.), повторяющихся союзов (то... то; не то... не то и др.). Части таких союзов должны стоять непосредственно рядом с однородными членами!

Например, нежелательным с точки зрения порядка слов будет такое предложение: Мы осмотрели не только древнюю часть города, но и побывали в новых районах. Однородными в этом предложении являются сказуемые – осмотрели и побывали. Поэтому части двойного союза должны находиться непосредственно перед каждым из них: Мы не только осмотрели древнюю часть города, но и побывали в новых районах.
Нарушен порядок расположения повторяющегося союза то... то в предложении: То проедет подвода, то машина. Однородными здесь являются подлежащие. Поэтому союз должен стоять непосредственно перед ними: Проедет то подвода, то машина.

Обратите внимание на то, что в речи часто неправильно используется сам двойной союз. Наиболее регулярно искажается или усекается вторая часть двойного союза.

Например: Не только мы, но наши гости были удивлены (опущено и); Не только мы, а и наши гости были удивлены (вместо но и используется а).

Такое изменение формы двойного союза является нежелательным с точки зрения норм литературного языка.

5. Обратите внимание на использование предлогов при однородных членах. Если все однородные члены употребляются с одним и тем же предлогом, то они нередко опускаются, чтобы избежать их «назойливого» повторения:

Вот уездный городок с деревянными кривыми домишками, бесконечными заборами, купеческими необитаемыми каменными строениями, старинным мостом над глубоким оврагом (Тургенев).

pict27 1

Предлог повторяется, если его отсутствие может вызвать неясность в понимании смысла предложения: В библиотеку поступили учебники по выразительному чтению и по литературе. При пропуске второго предлога можно было бы подумать, что речь идёт о нескольких экземплярах одного учебника по двум предметам, не об отдельных учебниках.

Обычно не опускается предлог в официально-деловом стиле.

Не рекомендуется опускать одинаковый предлог:

если однородные члены соединены повторяющимися или двойными союзами:

Книги лежали и на полу, и на столе, и на диване; Книги лежали не только на полу, но и на диване;

если надо подчеркнуть, что определение относится только к ближайшему однородному члену:

работать без лишней суетливости и без нервозности;

если однородные члены соединены противительными союзами а, но, однако, зато (хотя это требование не является столь же обязательным, как предыдущие):

Книги лежали не на столе, а на полке.

Если однородные члены имеют разные предлоги, то пропуск одного из них недопустим!

Например: На заводах и научно-исследовательских институтах вновь проходят стихийные митинги. В данном случае первый однородный член (на заводах) употребляется с предлогом на, а второй требует предлога в (в научно-исследовательских институтах), поэтому грамматически верной будет только конструкция: На заводах и в научно-исследовательских институтах вновь проходят стихийные митинги.

6. Если однородные члены имеют общий главный член, необходимо учитывать, что каждый из однородных членов должен быть лексически и грамматически соотнесён с этим общим главным членом. В речи наиболее распространено два типа недочётов.

Во-первых, нарушаются нормы лексической сочетаемости: Надо больше прислушиваться к мнению ребят и их запросам. В данном случае главное слово – глагол прислушиваться может сочетаться только с первым из однородных членов (прислушиваться к мнению ребят). Со вторым однородным членом глагол сочетаться не может (прислушиваться к запросам), поскольку мнение услышать можно, а запросы услышать нельзя!

Во-вторых, в речи часто нарушаются нормы синтаксической сочетаемости. Достаточно частотной в речи является ошибка, связанная с использованием одной управляемой формы при однородных членах. Это возможно, если оба однородных члена имеют одинаковое управление (Он прекрасно знал и ценил творчество этого драматурга). Если однородные члены имеют разное управление, то использование одного дополнения неправомерно.

Так, предложение: Декабристы любили и восхищались русским народом – содержит одно дополнение в творительном падеже, но глаголы любить и восхищаться имеют разное управление: любить кого-либо/что-либо; восхищаться кем-либо/чем-либо. Чтобы избавиться от такого рода ошибок и избежать тавтологии (повтора), можно, например, использовать в одном случае существительное, а в другом – местоимение: Декабристы любили русский народ и восхищались им.

7. Не следует соединять как однородные члены разнотипные синтаксические конструкции:

член предложения и придаточное предложение:

Я не люблю войну и когда получаю двойку;

обособленное определение и определительное придаточное:

В жюри избрали Попова, занявшего первое место в турнире и который отличался спокойствием;

обособленное обстоятельство (в частности, деепричастный оборот) и обстоятельственное придаточное предложение:

Когда гулял по городу и увидев несчастных детей, он задумал написать картину;

обособленные обстоятельства и обособленные определения:

Изменивший присяге и общаясь с Пугачёвым, Швабрин проявил себя как низкий человек.

 

 

3.5. Предложения с причастными оборотами

 Ещё М.В. Ломоносов отмечал книжный характер причастных оборотов. Они редко встречаются в устной речи. Более того, их не рекомендуется использовать в устном общении. И в письменной речи не следует перегружать текст этой особой формой глагола. Тем более нежелательно скопление причастий, в суффиксах которых встречаются шипящие: плещущий, тащащий и др. Такие формы делают речь неблагозвучной. М. Горький писал одному из молодых авторов: «Язык наш... достаточно богат. Но у него есть свои недостатки, и один из них – шипящие звукосочетания: вши, вша, вшу, ща, щей. На первой странице рассказа вши ползают в большом количестве: прибывшую, проработавший, говоривших...Вполне можно обойтись без насекомых». Действительно, при необходимости причастный оборот может быть заменён на синонимичное придаточное предложение.

Ср.: человек, встретившийся мне в пути – человек, которого я встретил в пути.

Именно книжный характер причастий обусловливает достаточно большое число ошибок и недочётов, связанных с их употреблением в речи.

При использовании причастий и причастных оборотов необходимо учитывать несколько факторов.

1. Причастие – это именная форма глагола, она не имеет наклонения, поэтому при причастии не может употребляться частица бы.

Грамматически некорректным будет предложение:

Власти решили не рисковать и не использовать такую меру, как отстранение губернатора от должности, вызвавшей бы непредсказуемую реакцию.

В этом случае следует употреблять придаточное предложение:

Власти решили не рисковать и не использовать такую меру, как отстранение губернатора от должности, поскольку это вызвало бы непредсказуемую реакцию.

2. По той же причине недопустимо включение в состав причастного оборота союзов и союзных слов.

Ср.: Так как кот, удивлённый случившимся, он перестал красть.

В этих случаях происходит наложение структуры простого предложения на структуру сложноподчинённого. Корректным будет следующий вариант высказывания:

Кот, удивлённый случившимся, перестал красть.

3. Очень частотны в речи ошибки, связанные с нарушением порядка расположения причастного оборота и определяемого слова. Нормой предусматривается расположение причастного оборота непосредственно перед определяемым словом (ср.: приехавшие в лагерь студенты) или после него (студенты, приехавшие в лагерь).

Чаще всего в речи допускается два типа ошибок и недочётов:

причастный оборот, расположенный после определяемого слова, отделяется от главного слова другими словами.

Ср.: Студенты спешат к реке, приехавшие в лагерь – грамматически некорректное предложение; правильный вариант: Студенты, приехавшие в лагерь, спешат к реке;

определяемое слово включается в середину причастного оборота.

Например: У него было раскрасневшееся лицо от мороза – грамматически некорректное предложение, поскольку здесь нарушены законы словосочетания: раскрасневшееся от мороза, а не лицо от мороза. Грамматически корректным будет вариант: У него было раскрасневшееся от мороза лицо.

4. При использовании причастных оборотов важно учитывать присущие им категории вида и времени.

Например, причастия настоящего времени употребляются тогда, когда необходимо подчеркнуть, что причастие обозначает:

признак, действие которого совпадает с моментом речи или с действием глагола-сказуемого:

Я узнал мальчика, несущегося мне навстречу на велосипеде;

постоянный признак:

Я знаю почтальона, носящего нам письма.

Иногда при указании на постоянный признак можно употреблять и причастие прошедшего времени.

Ср.: Я уселся на скамью, стоящую в конце бульвара; Я уселся на скамью, стоявшую в конце бульвара.

Если необходимо подчеркнуть совпадение по времени действий, выраженных причастием и глаголом-сказуемым, то обычно употребляют причастие прошедшего времени несовершенного вида и глагол-сказуемое несовершенного вида в форме прошедшего времени (хотя в этом случае возможна и форма настоящего времени причастия, поскольку выраженный им признак будет постоянным).

Ср.: Приходивший поздно вечером сын обычно ужинал один, на кухне; Приходящий поздно вечером сын обычно ужинал один, на кухне.

Причастие прошедшего времени совершенного вида обычно указывает на действие, которое предшествует моменту речи или тому действию, которое выражено глаголом-сказуемым:

Я увидел почтальона, принёсшего мне письмо.

Если категории времени и вида не учитываются, то это приводит к смысловой неточности.

Например: Завод построили за три года вместо предполагаемых двух. В данном случае, поскольку речь идёт о прошлом, следовало бы использовать не причастие настоящего времени (предполагаемых), а причастие прошедшего времени (предполагавшихся). В предложении: Приказы, издаваемые дирекцией завода, не выполнялись начальниками цехов – использовано причастие настоящего времени. Это допустимо, если необходимо подчеркнуть постоянность признака, выраженного причастием. Но поскольку в действительности действия, выраженные причастием и глаголом, следовали одно за другим (сначала издавались приказы, а затем начальники цехов их не выполняли), то следовало бы употребить причастие прошедшего времени (Приказы, издававшиеся дирекцией завода, не выполнялись начальниками цехов).

Обратите внимание: причастия вообще не имеют формы будущего времени!

5. Следует помнить, что действительные причастия обозначают признак того, кто (что) непосредственно производит действие (поющая девочка, рисовавший мальчик). Страдательные причастия обозначают признак того, кто (что) испытывает действие (читаемая книга, прочитанная книга).

Иногда значение страдательного залога может быть выражено действительными причастиями с суффиксом -ся. Однако значение этих форм далеко не всегда синонимично, поскольку причастия, образованные от возвратных глаголов, прежде всего указывают на то, что субъект выполняет действие сам, а не испытывает действие со стороны (сын, учащийся в первом классе). Поэтому неудачными будут конструкции типа: коровы, отправляющиеся на убой; девочка, воспитывающаяся у бабушки; работы, выполняющиеся студентами. В данном случае уместнее использовать формы страдательных причастий: коровы, отправляемые на убой; девочка, воспитываемая бабушкой; работы, выполняемые студентами.

 

 

3.6. Предложения с деепричастными оборотами

 Деепричастия и деепричастные обороты, как и причастные обороты, – характерная примета письменной речи, прежде всего – официально-делового и научного стиля. В устной речи они встречаются редко. Более того, не рекомендуется использовать деепричастия в устной речи вообще!

Но поскольку деепричастие – книжная форма, то её употребление часто вызывает затруднения.

При употреблении деепричастий и деепричастных оборотов в речи следует обращать внимание на комплекс факторов.

1. Следует помнить, что действие, выражаемое деепричастием, может относиться только к действующему подлежащему.

Например, в одном из своих рассказов А.П. Чехов приводит запись в жалобной книге чиновника Ярмонкина: Подъезжая к сией станции и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа. Помимо других речевых и грамматических ошибок, данное высказывание содержит и ошибку в употреблении деепричастий. Подлежащим в этом предложении является существительное шляпа. В соответствии с грамматическими правилами получается, что именно шляпа подъезжала к станции и любовалась красотами природы за окном.
Для того чтобы исправить предложение в соответствии с нормами, необходимо изменить конструкцию: преобразовать дополнение у меня (именно оно является субъектом действия) в подлежащее: Подъезжая к станции, я потерял шляпу.

Исключение из этого правила составляют деепричастия, которые относятся к инфинитиву, выражающему действие другого лица:

Дом его был полон гостями, готовыми тешить его барскую праздность, разделяя шумные, а иногда и буйные его увеселения (Пушкин).

В данном случае действие деепричастия разделяя относится к дополнению гостями и грамматически зависит от инфинитива тешить.

Может не относиться к подлежащему и оборот со словами исходя из, поскольку форма исходя уже не воспринимается как деепричастие:

Расчёт составляется исходя из средних норм выработки продукции.

2. Именно потому, что действие деепричастия относится к подлежащему, деепричастия не могут использоваться в безличных предложениях, то есть там, где нет действующего субъекта, выраженного формой именительного падежа.

Например: Возвращаясь домой, мне стало грустно. Такое высказывание будет грамматически некорректным, поскольку действие деепричастия возвращаясь относится к дополнению мне. Чтобы исправить предложение, необходимо либо преобразовать его так, чтобы дополнение стало подлежащим (ср.: Возвращаясь домой, я загрустил), либо заменить деепричастие на глагол-сказуемое или на придаточное предложение (ср.: Когда я возвращался домой, мне было грустно).

Допускается, хотя и не приветствуется (!), использование деепричастий в тех безличных предложениях, которые включают инфинитив (Возвращаясь домой, нужно зайти по дороге в булочную).

3. По указанной выше причине не допускается использование деепричастия в пассивных (страдательных) конструкциях, то есть в тех предложениях, где подлежащее указывает не на реальный субъект (он обычно выражен дополнением в творительном падеже), а объект действия.

Сказуемое в таких предложениях обычно выражается либо страдательным причастием (ср.: Боец ранен в голову осколком гранаты), либо возвратным глаголом с суффиксом -ся (ср.: Дом строится рабочими). Грамматически неправильными будут предложения типа:

Выходя из окружения, боец был ранен в голову; Изыскав необходимые средства, дом строится рабочими нашего треста.

Чтобы сделать такие предложения корректным, надо либо заменить деепричастный оборот на синонимичную конструкцию, либо преобразовать пассивную конструкцию в активную:

При выходе из окружения боец был ранен осколком в голову; Когда боец выходил из окружения, он был ранен; Изыскав необходимые средства, рабочие нашего треста начали строительство дома.

4. Не рекомендуется употребление деепричастий в предложениях, где глагол-сказуемое стоит в форме будущего времени.

Ср.: Приехав в город своего детства, я обязательно встречусь со школьными друзьями и моей первой учительницей.

5. Деепричастия обычно не могут сочетаться в качестве однородных членов с другими обстоятельствами или со сказуемым. В настоящее время грамматически некорректными будут предложения, которые можно встретить в литературе XIX века:

Печорин, закутанный в шинель и надвинув на глаза шляпу, старался пробраться к дверям (Лермонтов); Кавалергарды скакали, но ещё удерживая лошадей (Л. Толстой).

Исключения составляют деепричастия (чаще всего в форме совершенного вида со значением состояния как результата предшествующего действия), которые начинают приобретать признаки наречия. Обычно это обстоятельства образа действия. Но однородными они могут быть только с обстоятельствами, выполняющими ту же функцию в предложении!

Дама усаживалась в кресло то боком, то поджав ноги (А.Н. Толстой).

6. Место деепричастного оборота в предложении относительно свободное. Вместе с тем есть определённые тенденции в постановке деепричастия перед сказуемым или после него.

Перед глаголом-сказуемым обычно ставится деепричастие, которое обозначает действие, предшествующее действию, выраженному глаголом-сказуемым:

Достав платок, Сергей протянул его мне (Сергей сначала достал платок, а затем протянул его мне).

Перед глаголом-сказуемым обычно стоит и деепричастие, указывающее на причину или условие действия, поскольку причина или условие всегда предшествуют следствию:

Испугавшись, Тоня вскрикнула (Тоня вскрикнула потому, что испугалась, причём она сначала испугалась, а потом уже вскрикнула).

После глагола-сказуемого обычно ставится деепричастие со значением последующего действия:

Лошадь упала, придавив мне ногу (Сначала лошадь упала, а затем придавила мне ногу).


7.
При употреблении деепричастия совершенного или несовершенного вида необходимо учитывать его смысловые отношения с глаголом-сказуемым и форму, в которой стоит глагол.

Деепричастие несовершенного вида обычно используется в том случае, если действие, выраженное деепричастием, совпадает по времени с действием, выраженным глаголом-сказуемым:

Улыбаясь, она протянула мне руку; Улыбаясь, она тянула ко мне обе руки.

Деепричастие совершенного вида указывает на действие, предшествующее действию, выраженному глаголом-сказуемым:

Улыбнувшись, она протянула мне руку.

При употреблении деепричастия совершенного и несовершенного вида следует учитывать порядок слов и другие факторы. Кроме того, необходимо обращать внимание на то, какое из действий выражено деепричастием и какое – глаголом-сказуемым. В противном случае предложение может стать некорректным или неточным с точки зрения выражаемого им смысла.

Так, в предложении: Подъезжая к реке, всадники остановили лошадей – есть смысловая неточность. Деепричастие несовершенного вида указывает на совпадение по времени двух действий, выраженных глаголом и деепричастием, а в действительности всадники сначала подъехали к реке, а затем остановили лошадей. Поэтому уместнее использовать деепричастие совершенного вида: Подъехав к реке, всадники остановили лошадей.

Приведём ещё один пример: Газеты сообщают, что Кент сошёл с ума, выбросившись из окна двадцатого этажа. В данном случае следовало бы заменить глагол деепричастием, а деепричастие – глаголом (Сойдя с ума, Кент выбросился из окна). Иначе ситуация, выраженная в предложении, будет диаметрально противоположной той, которая была в действительности. Деепричастие совершенного вида указывает на действие, которое предшествует действию, выраженному глаголом-сказуемым. Следовательно, если оставить первоначальную конструкцию (Кент сошёл с ума, выбросившись из окна двадцатого этажа), то можно решить, что Кент сначала выбросился из окна и лишь затем (в полёте) сошёл с ума. А это бессмыслица!

 

 

3.7. Некоторые особенности употребления сложных предложений, прямой и косвенной речи

 Среди ошибок и недочётов, связанных с употреблением сложных предложений, прямой и косвенной речи, наиболее распространёнными являются следующие: неправильное построение самой конструкции предложения, использование излишне громоздких конструкций.

1. Одним из самых распространенных недочётов является загромождение сложного предложения придаточными предложениями.

Ср.: Заявление представителей иностранных кругов, игнорирующее тот факт, что торговые отношения, которые в последние годы неуклонно развивались и проявляют тенденцию к дальнейшему росту, свидетельствует о том, что кто-то по-прежнему заинтересован в сохранении атмосферы «холодной войны» и ликвидации массового стремления к дружбе, которое охватило народы Европы и Америки, а это не может не отразиться на действиях нашего государства, которое продолжает рассчитывать на успех переговоров, хотя понимает, что достичь прогресса в таких переговорах будет нелегко, но мы привыкли преодолевать трудности.

Неуместно также нанизывание однотипных синтаксических конструкций сложносочинённого или сложноподчинённого предложения.

Ср.: Кай старался отцепить санки, а они точно приросли, а седок поворачивался и мотал головой, а Герда только глядела вслед другу.

2. В ряде случаев одна и та же ситуация может быть выражена с помощью как сложносочинённых, так и сложноподчинённых предложений.

Ср.: Он вошёл, и мы встали; Когда он вошёл, мы встали.

В то же время в речи часто наблюдаются случаи «сбоя структуры»: предложение, начатое как сложноподчинённое, заканчивается как сложносочинённое, и наоборот. Это недопустимо!

Ср.: Когда Мурке надоедало возиться с котятами, и она уходила куда-нибудь поспать.

3. К грамматическим ошибкам относится также использование разнотипных частей сложного предложения.

Например: Представитель нашей делегации выдвинул два положения: 1) без России Совет Европы не может полноценно функционировать; 2) необходимость стабилизации положения на Кавказе. В данном бессоюзном предложении при пояснении в первом случае используется двусоставное предложение (Совет не может функционировать, во втором – назывное предложение с одним главным членом – подлежащим необходимость (эта часть может быть охарактеризована и в качестве словосочетания, а не предложения).

4. Речевым недочётом при построении сложного предложения является так называемое смещение конструкции.

Например: Последнее, о чём я скажу, это о перерасходе средств. В данном случае в главном предложении (Последнее... это о перерасходе средств) произошло смещение конструкции под влиянием придаточного предложения (о чём я скажу). Грамматически более корректной была бы конструкция: Последнее, о чём я скажу, это перерасход средств.

5. Очень распространены в речи ошибки и недочёты, связанные с неправильным употреблением союзов и союзных слов:

а) использование одновременно нескольких союзов, союзных слов, лишней частицы бы при союзе чтобы.

Например:

1. Мать заболела, но тем не менее, однако, она не осталась дома. Корректная конструкция: Мать заболела, но тем не менее не осталась дома.

2. Он подумал, что кончена ли жизнь в тридцать лет. Корректная конструкция: Он подумал, кончена ли жизнь в тридцать лет.

3. Надо, чтобы он зашёл бы ко мне. Корректная конструкция: Надо, чтобы он зашёл ко мне;

б) неуместная вставка или, напротив, неправомерное опущение указательных слов: тот, то, такой и др.

Например:

1. Ваша ошибка заключается, что вы слишком торопитесь опубликовать свои стих – опущено указательное слово. Корректная конструкция: заключается в том, что...

2. Необходимо то, чтобы ты зашёл ко мне – указательное слово то ошибочно употребляется при наречии, не требующем такого распространения;

в) неуместное использование одного союза или союзного слова вместо другого:

Нельзя мириться с таким положением, когда работы выполняются наспех – следовало бы: Нельзя мириться с тем, что работы выполняются наспех;

г) неуместное использование одновременно союза и союзного слова при однородном подчинении:

Писатель понял, что Булька бежал за ним 20 вёрст и какой преданный друг у него есть – следовало бы: Писатель понял, что Булька, бежавший за ним 20 вёрст, – преданный друг; Писатель понял, что Булька бежал за ним 20 вёрст и что пёс – преданный друг.

6. В некоторых типах сложноподчинённых предложений могут использоваться инфинитивные предложения (сказуемое выражено в них независимым инфинитивом). Это возможно только в том случае, если в главном и в придаточном предложениях говорится об одном и том же действующем лице:

Чтобы не опоздать на поезд, мне пришлось взять такси.

Нельзя использовать инфинитивные конструкции в тех случаях, когда в главном и в придаточном предложениях действуют разные субъекты.

Например: Чтобы написать сочинение, учительница рассказала нам о плане. В данном случае сочинение будут писать школьники, а о плане им рассказала учительница! Поэтому грамматически корректной будет конструкция: Чтобы мы смогли написать сочинение, учительница рассказала нам о плане.

Не рекомендуется также использовать целевые придаточные с союзом чтобы (особенно в позиции – после главного предложения!) в том случае, если главное предложение выражает не активное действие, а пассивное состояние, отношение и т.п.:

Лампочки на катке горят ровно, чтобы освещать каток.

7. Невыраженность существенного звена мысли, связанного с восприятием какого-либо явления или его оценкой, часто приводит к речевым недочётам, которые выглядят как логические ошибки:

В библиотеке холодно, потому что на стул надета шаль.

8. При использовании определительных придаточных предложений типичными являются следующие ошибки и недочеты:

а) придаточные предложения отрываются от определяемого слова:

Тёплый дождик смочил землю, в котором так нуждались посевы;

б) союзные слова ошибочно согласуются не с тем существительным, которое является определяемым:

Белка – зверь, которая живёт на дереве;

в) союзное слово который неправомерно переносится в середину придаточного предложения:

Мцыри – это грузинский юноша, в детстве который был взят в плен русским генералом;

г) неправомерно опускается определяемое слово в главном предложении.

Например: Офицер пригласил, кто спас мальчика. В данном случае придаточное предложение должно соотноситься либо с существительным, либо с местоимением: Офицер пригласил человека, который спас мальчика; Офицер пригласил того, кто спас мальчика.

Кроме того, следует учитывать, что союзные слова который, какой, чей замещают ближайшее к ним существительное. Особенно важно учитывать это в том случае, если придаточное предложение стоит после словосочетания, включающего несколько существительных одного рода или стоящих во множественном числе.

Например: Впереди неслись лошади казаков, которые были покрыты пеной. При таком порядке слов следует сделать вывод, что казаки, а не их лошади были покрыты пеной. Чтобы скорректировать высказывание, можно поставить причастный оборот перед тем словом, к которому относится действие причастия (ср.: Впереди неслись покрытые пеной лошади казаков).

В целом при построении сложного предложения необходимо следить за тем, чтобы мысль развертывалась логически точно! Иначе могут появиться не только логические, но и грамматические ошибки.

9. При переводе прямой речи в косвенную очень часто не учитывается, что это разные конструкции.

В частности, типичной ошибкой является сохранение формы первого лица подлежащего и глагола-сказуемого.

Ср.: Сергей сказал, что я вернусь на следующей неделе. Корректная конструкция: Сергей сказал, что он вернётся на следующей неделе.

Достаточно часто в косвенной речи ошибочно сохраняется без изменения конструкция прямой речи.

Ср.: Он спросил, знаю я о болезни матери. Корректная конструкция: Он спросил, знаю ли я о болезни матери.

 

 

 

Раздел 4. Социальные варианты русского языка

Любое современное общество внутренне неоднородно по своему социальному составу. В нём можно выделить отдельные группы людей – по полу, возрасту, территории проживания, уровню образования, общественному положению, профессии и т.д. Каждая из социальных групп имеет свои особенности, пользуется языком по-своему, в разных условиях и с разными целями, что не может не отразиться в их речи. Так формируются социальные варианты языка (страты). Эти подсистемы общенационального языка исторически изменчивы, подвижны, как изменчиво и подвижно само общество.

В современном русском языке можно выделить несколько основных страт, то есть социальных разновидностей (вариантов) языка: литературный язык, территориальные и социальные диалекты, просторечие.

Литературный язык не ограничен ни территориально, ни социально, поскольку его должны понимать все говорящие на русском языке. Литературный язык может использоваться в обиходном общении (литературная разговорная речь), но основная его функция – обслуживать высокие сферы общения: государство, политику, науку, религию, образование, искусство и т.д. Именно поэтому он не может существовать стихийно. Напротив, общество (прежде всего с помощью специалистов) постоянно следит за его совершенствованием и поддержанием в «пригодном» состоянии. Этим обеспечивается единство, точность, выразительность и стабильность литературной речи.

Литературный язык – язык, обработанный «мастерами слова» и нормированный. Его нормы отражены в грамматиках, различного типа словарях (грамматических, толковых, орфоэпических и др.). Он существует как в устной, так и в письменной форме. Однако основной для литературной речи все же является письменная форма. Это вполне естественно, поскольку для высоких сфер общения (государство, наука, искусство и т.д.) эта форма является основополагающей.

Территориальные диалекты (говоры) – разновидности общенационального языка, характерные для определённой сельской местности. Русский язык распространён на огромной территории. Поэтому у нас существует целая система диалектов, причем различия между ними иногда весьма значительны.

Например, на юге России «акают» и «якают», произносят г фрикативное (γ), конечный согласный т в глаголах настоящего и простого будущего времени произносится мягко. Есть даже такая «дразнилка»:

А у нас в Рязани
Ядять γрибы с γлазами.
Их ядять –
Ани γлядять.

На севере России – «окают», часто в форме творительного падежа множественного числа существительных используется окончание дательного падежа (сделал своим рукам). В Архангельской области во многих деревнях «цокают», то есть на месте ч произносят ц, причем часто – мягкий: не чудо, а цюдо, не молочный, а молоцьный и т.д. В Новгородской области на конце слова некоторые согласные произносят только твёрдо, например: сем вместо семь.

Много различий в наименовании предметов, явлений.

Например, в Архангельской области биспой – это «седой, серебристый», виска – «ручей, проток», заберега – «первый лёд у берегов»; в Рязанской области зобать – «есть», махотка – «глиняный сосуд для молока», дурнишник – «багульник»; в Псковской области дрянина – «нежирное мясо», гукало – «выпь», блудить, лукаться, блыкаться – «ходить, бродить».

Слова, входящие в состав отдельных диалектов, называют диалектизмами. Этот же термин используется для обозначения диалектных слов, употребляемых в художественной литературе.

Языковые системы говоров охватывают все уровни языка (фонетику, грамматику, лексику). Но их нормы существуют стихийно, они не так устойчивы, как в литературном языке. Основной формой существования говора (в отличие от литературного языка) является устная форма.

Главное же отличие говоров от литературного языка заключается в том, что они используются только в бытовом общении, как правило, необразованными и малообразованными слоями сельских жителей. В то же время многие из тех, кто заканчивает школы, получает среднее специальное или даже высшее образование, уезжает из родной деревни в город, отдельные диалектные черты сохраняют. Самым трудным для выходцев из тех мест, где распространены диалекты, как правило, бывает усвоить литературное произношение.

Социальные диалекты (арго, жаргоны) – это варианты языка, которые служат средством общения различных социальных и профессиональных групп. Первоначально жаргон использовался как «тайный» язык, цель которого – распознать «своих» и «чужих», скрыть смысл произносимого от чужака. Пример использования именно с этой целью жаргона офеней, то есть торговцев раскольничьими книгами и иконами, можно, в частности, встретить в произведениях П.И. Мельникова-Печерского, знатока раскольнического быта:

Прибежит в лавку... какой-нибудь паренёк... и крикнет хозяину:
– Хлябышь и дудоргу хандырит, пельмиги шишлять!..
И хозяин вдруг встревожится, бросится в палатку и почнет там наскоро подальше прибирать, что не всякому можно показывать. Кто понял речи прибежавшего паренька, то, ни слова не молвив, сейчас же из лавки вон... Сколько бы кто ни учился, сколько бы он ни знал языков, ежели он не офеня и не раскольник, ни за что не поймёт, чем паренёк так напугал хозяина. А это он ему по-офеньски вскричал: «Начальство в лавку идёт бумагу читать».

Функция «тайного языка» сохраняется у воровского арго, речи деклассированных элементов (ср.: перо – «нож», театр – «тюрьма»). Другие жаргоны – школьный, студенческий, молодёжный, жаргон спортсменов, полиграфистов и т.д. – практически утратили эту функцию. Однако очень часто жаргон сохраняет «опознавательную» функцию – отделить «своих» от «чужих». Особенно это характерно для некоторых молодёжных групп. Например, проведенные среди молодёжи опросы показывают, что жаргон используется ею с целью самоутвердиться, выделиться из круга взрослых, войти в нужную компанию.

Использование жаргона, как и территориальных диалектов, ограничено тематически. Предмет разговора обычно не выходит за рамки узкого круга тем, так или иначе связанных с профессиональными и социальными интересами этого коллектива, причем это всегда устное неофициальное общение. Но, в отличие от диалекта, свою специфику жаргон обнаруживает не на всех уровнях языка, а, как правило, только в лексике.

Жаргонизмы и профессионализмы обычно называют явления, которые так или иначе связаны с профессиональной деятельностью и социальными интересами определенной социальной группы.

Например, в речи авиаторов: на карачках – «разбег самолета с прыжками», девичьи глазки – «локатор», хозяин неба – «диспетчер», прогнозка – «метеостанция», бормотолог – «связист», окурок, свисток – «самолет ЯК-40»; в речи студентов: шпора – «шпаргалка», хвост – «академическая задолженность», плавать – «плохо отвечать на экзамене», удочка – «удовлетворительная оценка».

Просторечие – это в основном обиходная речь необразованных слоёв городских жителей. Наиболее ярко специфика этого социального варианта языка проявляется в лексике.

Например: капать – «доносить», вагон – «о большом количестве чего-либо», съесть – «выслушать, безропотно снести обидное, оскорбительное».

Отличия от литературного языка проявляются также в особенностях произношения, образования отдельных слов и конструкций.

Например: транвай вместо литературного трамвай, ква́ртал вместо литературного кварта́л, текёт вместо течёт и т.д.

Однако собственной особой системы просторечие не имеет. Фонетика и грамматика, как правило, совпадают с литературными нормами. А если есть отличия, то они заимствованы из диалектов.

Например, в Ростове, как и в окружающих донских говорах, будет произноситься г фрикативный, на Севере будут «окать» и т.д.

Присутствие различных социальных вариантов языка исторически обусловлено – это свидетельство богатства языка, высокого творческого потенциала народа. Особое место в системе социальных вариантов принадлежит территориальным диалектам. Именно один из них лёг в основу русского литературного языка. Диалектизмы достаточно регулярно пополняют словарный состав литературного языка:

батрак, вобла, мямлить, филин, хилый и др.

Говоры – бесценное хранилище национального своеобразия и народной культуры. В настоящее время диалекты постепенно утрачиваются. Поэтому во многих странах, например, во Франции, разработаны специальные программы по сохранению и развитию говоров.

Одним из выдающихся учёных, посвятивших свою жизнь изучению русских диалектов, был Владимир Иванович Даль (1801–1872). Он составил «Толковый словарь живого великорусского языка» в четырёх томах, содержащих 200 тысяч слов, не только литературных, но и областных (диалектных). Словарь В.И. Даля – наше национальное достояние.

В то же время закономерность сосуществования различных социальных вариантов (страт) национального языка не означает их равноправия. Важнейшим в жизни страны является литературный язык. Это связано не только с тем, что только данный вариант языка может быть языком государства, науки, средств массовой информации, художественной литературы. Эта страта не ограничена территориально и социально. Поэтому, изъясняясь на литературном языке, человек может быть достаточно уверен в том, что он будет хорошо понят любым адресатом.

Использование других социальных вариантов ограничено территориально и функционально, тематически и ситуативно. Общение на жаргоне, диалекте, просторечии уместно и целесообразно только в неофициальной обстановке и только в том случае, если в нём участвуют хорошо понимающие его представители одного коллектива, а предмет разговора не выходит за рамки довольно узкого круга тем. На жаргоне, диалекте и просторечии невозможно адекватно изложить какую-либо научную теорию, президентский указ и т.п.

Кроме того, использование нелитературных вариантов языка даже в неофициальном общении в социально неоднородном коллективе может привести к коммуникативной неудаче. Во-первых, говорящего могут просто не понять. Во-вторых, он сам может быть воспринят как необразованный и невежливый человек, которого не интересует реакция слушающих. Пример подобной коммуникативной неудачи описан сатириком Л. Измайловым в рассказе «Ненужные словечки»:

Однажды я встретил соседского мальчишку Ваню Сидорова, и у нас с ним произошёл такой разговор:
– Здравствуй, Ваня, как дела?
Он говорит:
– У-у, дела моща.
– Что-что?
– Классно, говорю. Ща один фитиль такое сморозил, подкатывается к одному шкету, дай, говорит, велик погонять, сел и почесал, а тут училка, он и давай выпендриваться, варежку разинул, вот и дерябнулся. Сам с фингалом, училка чуть не с катушек, а велик гикнулся. Во ржачка, клёво, да?
Я говорю:
– А что, там лошадь была?
– Какая лошадь?
– Ну, которая ржала, или я не понял ничего. Ну, давай сначала.
– Давайте. Значит, один фитиль...
– Без свечки?
– Без.
– А что же это за фитиль?
– Ну парень один, длинный, подкатывается к шкету. Дай, говорит, велик погонять, сел и почесал...
– К какому шкету?
– Ну, шибзик один. Да вы его знаете, ходит здесь вот с таким шнобелем.
– С кем, с кем?
– Да не с кем, а с чем. Нос у него вроде шнобеля. Рубильник такой вроде паяльника. Дай, говорит, велик погонять. Сел и почесал.
– У него что, чесалось что-нибудь?
– Да нет, попилил он...
– Ну и как, распилил?
– Что распилил?
– Ну, шнобель.
– Да нет, шнобель у шкета был, а у фитиля – фингал, ему бзик в голову ударил, он и стал кочевряжиться, варежку разинул, вот и гикнулся. Теперь поняли?
– Я понял, что ты совершенно не знаешь русского языка.

Принцип уместности и целесообразности использования внелитературных элементов не менее важен и для художественной литературы. Диалектизмы, жаргонизмы, просторечные слова можно обнаружить в произведениях А.С. Пушкина, И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого, М.А. Шолохова, М.М. Зощенко, А.И. Солженицына и др. Подобные элементы могут понадобиться для создания местного колорита, речевых характеристик персонажей, усиления выразительности текста и т.д.

Однако нарушение принципа уместности и целесообразности может привести и к коммуникативной неудаче. К.Г. Паустовский, например, так писал об использовании диалектизмов в художественном тексте: «Местное слово может обогатить язык, если оно образно, благозвучно и понятно. Для того чтобы оно стало понятным, совсем не нужно ни скучных объяснений, ни сносок. Просто это слово должно быть поставлено в такой связи со всеми соседними словами, чтобы значение его было ясно читателю сразу, без авторских ремарок». В целом, как очень тонко заметил А.С. Пушкин, «истинный вкус состоит не в безотчётном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмеренности и сообразности».

Особое значение эти мысли А.С. Пушкина имеют в настоящее время, когда наблюдается явная тенденция к принижению роли литературного языка. Его границы размываются, и он испытывает сильное влияние со стороны жаргонов и просторечия.

 

 

5.1. Общая характеристика стилей. Стилевое расслоение лексики. Эмоционально-экспрессивная окраска слова

Как уже отмечалось, литературный язык может использоваться в любой ситуации общения: в официальной и неофициальной обстановке, в сфере науки, делопроизводства, в средствах массовой информации, в художественной литературе, в повседневной жизни. Естественно, что такое разнообразие выполняемых функций не может не приводить к тому, что в литературном языке постепенно формируется несколько вариантов, каждый из которых предназначен для общения в определённой сфере деятельности человека.

В современном русском литературном языке выделяют обычно пять стилей:

научный,

официально-деловой (деловой),

газетно-публицистический (публицистический),

художественный,

разговорный.

Каждый из стилей имеет целый ряд специфических речевых характеристик, которые формируются в зависимости от того, в какой сфере происходит общение и какие функции выполняет при этом язык.

Основная функция

Сфера общения

Основная форма речи

Типичный вид речи

Основной способ общения

Научный стиль

Информативная (сообщение)

Наука

Письменная

Монолог

Массовый, неконтактный

Деловой стиль

Информативная (сообщение)

Право

Письменная

Монолог

Массовый, неконтактный и контактный

Публицистический стиль

Информативная и функция воздействия

Идеология, политика

Письменная и устная

Монолог

Массовый, неконтактный и косвенно-контактный

Художественный стиль

Эстетическая* и функция воздействия

Словесное искусство

Письменная

Монолог, диалог, полилог**

Массовый, неконтактный и косвенно-контактный

Разговорный стиль

Обмен мыслями и чувствами (собственно общение)

Бытовая

Устная

Диалог, полилог

Личный, контактный

Научный, официально-деловой и публицистический стили сближает то, что они предназначены для передачи достаточно сложного содержания и функционируют в сфере официального общения, преимущественно в письменной форме. Поэтому их именуют книжными стилями.

В частности, это проявляется в стилевом расслоении русской лексики. Так, наряду с общеупотребительными словами, то есть словами, которые употребляются всеми и в любых случаях (например: мать, земля, вода, бежать), в книжных стилях используется книжная лексика, то есть такая, которая выглядит чужеродной в непринуждённой беседе.

Например, в дружеском письме вряд ли уместно использование терминов, канцелярских слов и т.д.: На зелёных насаждениях появились первые листочки; Мы гуляли в лесном массиве и загорали у водоёма.

Всем книжным стилям противопоставлен разговорный стиль, который используется в неофициальном, бытовом, повседневном общении, обычно – в заранее не подготовленной устной речи. И здесь, наряду с общеупотребительными словами, частотно использование разговорной лексики, то есть такой, которая является неуместной в книжных стилях, но присуща именно неофициальной повседневной речи.

Например, в быту мы употребляем слово картошка, печёнка, а в учебнике по ботанике, биологии они неуместны именно в силу своей разговорности. Поэтому там будут использованы термины картофель, печень.

Расслоение лексики по употреблению в определённых стилях (общеупотребительная лексика –книжная и разговорная лексика) не следует смешивать с расслоением лексики по наличию или отсутствию у слова оценки и эмоционально-экспрессивной окраски (хотя в ряде случаев эти характеристики накладываются друг на друга). Эмоциональный – значит основанный на чувстве, вызываемый эмоциями, чувствами. Экспрессивный – выразительный, содержащий выражение чувств, переживаний (от латинского expressio – «выражение»). С этой точки зрения противопоставляют нейтральную лексику и оценочную, эмоционально-экспрессивную лексику.

Нейтральная лексика – это слова, лишенные стилистической окраски. Они могут указывать на эмоции, выражать оценку явлений (радость, любить, хороший, плохой), но в данном случае выражение эмоций или оценка составляют само значение слова, а не наслаиваются на него.

Особенностью эмоционально-оценочной и эмоционально-экспрессивной лексики является то, что оценка, эмоционально-экспрессивная окраска «накладываются» на лексическое значение слова, но не сводятся к нему. Такое слово не просто называет то или иное явление, но и выражает оценку, отношение говорящего к этому предмету, явлению, признаку и т.д. Это легко продемонстрировать, сравнив нейтральные и эмоционально-экспрессивные синонимы, то есть слова, близкие или тождественные по значению:

глаза – очи, шары; лицо – морда, лик; сын – сыночек; глупец – дурак.

Эмоционально-экспрессивную лексику обычно подразделяют на высокую и сниженную. Высокая лексика употребляется в патетических текстах, в торжественных актах коммуникации. Сниженная – объединяет слова низкой социальной значимости и, как правило, содержащие элементы резкой оценки. Помимо этой общей характеристики экспрессивно окрашенные слова могут приобретать различные стилистические оттенки, на что указывают пометы в словарях.

Например: иронически – демократка («резиновая дубинка» в разговорной речи); неодобрительно – митинговщина; презрительно – подхалим; шутливо – новоиспечённый; фамильярно – недурственный; вульгарно – хапуга.

Эмоционально-экспрессивная лексика требует внимательного к себе отношения. Её неуместное использование может придать речи комическое звучание. Это нередко проявляется в ученических сочинениях.

Ср.: Гаев и Раневская – паразиты общества, оторванные от жизни и не имеющие сил вновь к ней присосаться; Жуткая жизнь в слободке вызывала стихийный протест рабочих.

Особое место в системе стилей занимает язык художественной литературы. Поскольку литература отражает все сферы жизни, она может использовать в эстетических целях, для создания художественных образов средства любых стилей литературного языка, а при необходимости – не только их, но и диалекты, и жаргоны, и просторечие. Основная функция художественного стиля – эстетическая. И здесь всё определяется конкретными задачами, чувством меры и художественным вкусом писателя.

Разумеется, специфика каждого стиля проявляется не только в лексике, но и в грамматике, в особенностях построения текста и др. Но все эти языковые черты обусловлены именно теми функциями, которые выполняет каждый стиль, и теми сферами общения, в которых этот стиль употребляется. Это приводит к тому, что у каждого стиля выделяется определённая доминанта, то есть организующий признак данного стиля.

 

 

5.2. Научный стиль

Основная функция научного стиля речи – передача логической информации и доказательство её истинности (при полном отсутствии выражения эмоций). В зависимости от тематики обычно выделяют научно-техническую, научно-естественную, научно-гуманитарную разновидности научной речи. Кроме того, в зависимости от конкретных задач и сферы использования можно выделить такие подстили, как: собственно научный, научно-информативный, научно-справочный, патентный, учебно-научный, научно-популярный. Эти подстили используются в разных жанрах научной речи:

а) собственно научный – монография (научный труд, углубленно разрабатывающий одну тему, один круг вопросов), статья, доклад и др.;

б) научно-информативный – реферат (краткое изложение содержания научной работы), аннотация (краткая характеристика книги, статьи и т.п.), учебник, учебное пособие и др.;

в) научно-популярный – очерк, книга, лекция и др.

При всём разнообразии разновидностей и жанров научный стиль речи характеризуется единством своей доминанты, то есть наиболее важного, организующего стиль признака. Доминанта научного стиля – понятийная точность, подчёркнутая логичность речи.

Точность научной речи предполагает отбор языковых средств, обладающих качеством однозначности и способностью наилучшим образом выразить сущность понятия, то есть логически оформленной общей мысли о предмете, явлении. Поэтому в научном стиле избегают употреблять (но всё же иногда используют) различные образные средства, например, метафоры. Исключение составляют лишь термины-метафоры.

Ср.: в физике – ядро атома; в ботанике – пестик цветка; в анатомии – глазное яблоко, ушная раковина.

Обобщённость и отвлечённость языка науки диктуется спецификой научного познания. Наука выражает абстрактную мысль, поэтому язык её лишён конкретности. Слово в научной речи называет обычно не конкретный, индивидуально неповторимый предмет, а целый класс однородных предметов, явлений, то есть выражает не частное, не индивидуальное, а общее научное понятие. Поэтому в первую очередь отбираются слова с обобщенным и отвлечённым значением.

Например, в определении: «Согласование – способ связи, при котором зависимое слово ставится в тех же формах, что и главное», – почти каждое слово обозначает общее понятие (слово вообще, способ вообще, связь вообще и т.д.).

Интеллектуальный характер научного познания обусловливает логичность языка науки, выражающуюся в предварительном продумывании сообщения и в строгой последовательности изложения. Цель любого научного сообщения – изложение определённых научных сведений и их доказательство. Роль авторского «я», говорящего, в научной речи весьма незначительна. Главное – само сообщение, его предмет, результаты исследования, изложенные чётко, ясно, объективно, независимо от тех чувств, которые испытывает автор по этому поводу. Чувства и переживания автора выносятся за скобки, не участвуют в речи. Вряд ли возможны в современной научной статье фразы типа:

Я бился над решением этой проблемы пять лет; Я горд, что первым сумел решить эту сложную научную проблему.

Личные эмоции здесь недопустимы. Именно поэтому в научной речи используются только нейтральные средства и недопустимы экспрессивные. А это, в свою очередь, определяет другие речевые особенности научного стиля.

Языковые средства

Примеры

Уровень языка: Лексика

Термины – точное название какого-либо понятия из области науки, техники, искусства, общественной жизни и т.д. (однословные и словосочетания).

Медицина: диагноз, наркоз, отоларингология, рецепт.
Философия: агностицизм, базис, диалектика, материя.

Общенаучная лексика, а также книжная (но не высокая) лексика абстрактного значения.

Число, система, функция, процесс, элемент, представлять, рассматривать, являться, заключаться.

Уровень языка: Морфология

Преобладание имени существительного над другими частями речи.

Основу проблематики социальной лингвистики составляет исследование влияния общества на язык и языка на общество.

Частотность существительных в именительном и родительном падежах.

Социальная лингвистиканаука об общественном характере возникновения, развития и функционирования языка.

Широкое использование абстрактных существительных среднего рода.

Движение, количество, явление, отношение, образование, изменение.

Преобладание глаголов несовершенного вида настоящего времени.

Среди стилистически окрашенных средств выделяются такие, которые довольно регулярно используются в определённых функциональных стилях.

Отсутствие форм глагола 2-го л. ед. и мн. ч.; использование формы 1-го л. мн. ч. при указании на автора. Соответственно использование местоимения мы вместо местоимения я.

Мы получаем эту формулу с помощью теоремы о разложении определителя по элементам какого-нибудь столбца.

Употребление указательных местоимений.

В данном случае, этот процесс.

Употребление причастий и деепричастий.

Варианты – разновидности одной и той же языковой единицы, обладающие одинаковым значением, но различающиеся по форме. Сгруппировав слова со сходными значениями, мы полнее почувствуем своеобразие стилистических категорий.

Уровень языка: Синтаксис

Грамматически полные предложения, повествовательные невосклицательные предложения с прямым порядком слов.

Стилистическая норма относится к общеязыковой как частное к общему.

Пассивные конструкции (с возвратными глаголами и краткими страдательными причастиями) и безличные предложения.

К деловым текстам предъявляются те же требования, что и к текстам других функциональных стилей. Все названные средства сконцентрированы в начале абзаца. Можно обозначить эту функцию также через XY.

Предложения, осложнённые однородными, обособленными членами, вводными словами и конструкциями; сложные предложения.

В социальной лингвистике изучаются дифференциация языка, вызванная социальной неоднородностью общества, формы существования языка, сферы и среды его использования, социально-исторические типы языков (язык-диалект племени, язык народности, национальный язык), языковая ситуация, разные виды двуязычия и диглоссии (использование двух форм существования одного и того же языка), социальный характер речевого акта, а также – и в этом социальная лингвистика смыкается со стилистикой – функционально-стилистическая дифференциация литературного языка.

Вводные и вставные конструкции.

По мнению автора; как отмечает автор; во-первых; во-вторых; с одной стороны; с другой стороны; например; напротив; итак; таким образом.

Разнообразные средства связи отдельных абзацев в одно композиционное единство.

Вначале попытаемся...; сказанное, разумеется, не означает...; как мы уже знаем...; как было подчёркнуто...

 

 

 

5.3. Официально-деловой стиль

Официально-деловой (деловой) стиль обслуживает сугубо официальные человеческие взаимоотношения: отношения между государственной властью и населением; между странами; между предприятиями, организациями, учреждениями; между личностью и обществом; между человеком и различными организациями.

Официально-деловой стиль речи можно подразделить на две разновидности – два подстиля:

а) официально-документный, то есть язык дипломатии, законов: международный договор, нота (дипломатическое обращение одного правительства к другому), коммюнике (официальное сообщение, преимущественно по вопросам международного характера), меморандум (дипломатический документ с детальным изложением взглядов правительства на какой-нибудь вопрос), закон, устав, гражданский акт, официальное сообщение и др.;

б) обиходно-деловой, то есть канцелярский (распоряжение, приказ, служебная переписка, деловые бумаги: заявление, характеристика, автобиография, доверенность, расписка, справка, отчёт, протокол, докладная записка и др.).

Основным, определяющим признаком такого текста, доминантой официально-делового стиля в целом является предельная точность, не допускающая инотолкований. Это определяет такие признаки стиля, как строгая тональность, стандартность средств выражения. В целом официально-деловому стилю присущи стилистическая однородность и строгость, объективность и отчасти бе