ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

ТАЙНЫ НАЗВАНИЙ НЕКОТОРЫХ ОСТРОВОВ АТЛАНТИЧЕСКОГО ОКЕАНА

Воображаемое путешествие по островам Ат­лантического океана позволит нам познако­миться с топонимикой, ландшафтом, клима­том, флорой и фауной далеких островов, узнать много нового о людях, их населяющих, об их историй и культуре, раскрыть тайны географи­ческих названий известных архипелагов и от­дельных островов.

Азорские острова — архипелаг в Атлантике, состоящий из 9 островов (площадь 2,3 тыс. км2); был известен в древности карфагенским море­ходам, а в средние века — арабам, норманнам и генуэзцам. Между 1427 и 1432 годами острова были вновь «открыты» отважным португаль­ским капитаном Гонсалу Beлью Кабралом. Так как на них оказалось много ястребов — по-португальски acores,— острова назвали Азорскими (Ilhas dos Acores — Ястребиные острова).

У этих островов, в 1591 году английский кор­сар Ричард Гренвилл, командовавший кораблем «Ривендж» («Месть»), в течение пятнадца­ти часов вел неравный бой с целым испанским флотом. Попав в западню, он решил пробиваться сквозь строй из 15 испанских судов. «Ривендж» сильно повредил два вражеских галеона и унич­тожил артиллерийским огнем несколько судов поменьше. Но и сам он получил восемь прямых попаданий и в конце концов был взят на абор­даж. Израненного Гренвилла доставили на борт испанского флагмана. Перед смертью он сказал: «Я умираю с радостной и спокойной мыслью, что закончил свою жизнь, как подобает солда­ту, который сражался за родину, королеву, веру и честь. Душа расстается с телом без печали, ибо останется память о храбром и верном воине, до конца исполнившем свой долг». С тех пор имя Гренвилла и героический бой «Ривенджа» у Азорских островов были навеки вписаны в ан­налы британского флота.

Мадейру, как и Азоры, европейцы «открыва­ли» несколько раз. В древности эти острова бы­ли известны финикийцам, а в середине XIV ве­ка их вторично «открыли» генуэзские моряки.

Наконец, в 1419-1420 годах острова случайно обнаружили португальцы Жуан Гонсалвиш Зарку и Триштан Bain Тейшейра. Название ар­хипелага и самого крупного острова этой груп­пы происходит от португальского слова ma­deira — «лес», причем португальское название стало калькой с более раннего итальянского на­именования (на итальянской карте 1351 года самый большой остров архипелага показан под названием Isola de Legname — «Лесной остров»), Мадейра подарила миру мадеру — чудесное вино, поступавшее ко двору португальских ко­ролей. Секрет производства настоящей мадеры хранился за семью печатями и, кажется, утерян навсегда.

Канарские острова расположены в океане к западу от Марокко и принадлежат Испании. Их площадь 7,3 тыс. км2. В древности они называ­лись Insulae Fortunata, что в переводе с латинс­кого означает «Счастливые острова». По дан­ным римского автора Плиния, опиравшегося на рассказ правителя Мавритании Юбы, один из островов уже тогда назывался Канария (от ла­тинского canarius — «собачий») из-за водив­шихся на нем огромных собак (две из них были доставлены Юбе). В период средневековья архи­пелаг неоднократно посещали арабы, генуэзцы, португальцы, испанцы и французы. В 1402-1405 годах острова были завоеваны испанцами, которых возглавлял свирепый нормандский рыцарь Жан де Бетанкур. Так как существова­ла легенда, что на загадочных островах в Атлан­тике обитают люди с песьими головами, то мо­ряки, услыхав в лесной чаще вой собак, отнесли легенду к этим островам и назвали их Islas Саnarias — «Собачьи острова».

Самый большой остров архипелага — Тене­рифе (Белая гора). Он знаменит своим вулканом Тейде (3718 м) и церковью Зачатия, что в горо­де Санта-Крус; там хранятся трофейные флаги с кораблей контр-адмирала Нельсона, захвачен­ные в 1797 году во время неудачной попытки англичан завладеть испанским золотом. В этой акции Нельсону перебило правую руку, кото­рую пришлось ампутировать до самого плеча.

Остров Гран-Канария (Большая Канария) и его столицу Лас-Пальмас в XVI-XVII веках бес­престанно осаждали толпы пиратов, а нынче — с не меньшей настырностью — толпы иностран­ных туристов. Главная достопримечательность острова — парк Пальмитос с его питомником для попугаев, туканов, цапель, павлинов, вен­ценосных журавлей, фламинго и, конечно же, канареечных вьюрков, от которых пошли всем известные канарейки.

Острова Зеленого Мыса — архипелаг из 10 крупных и множества мелких островов — были открыты в 1456 году португальской экспе­дицией, которую возглавляли венецианец Аль- визе да Кадамосто и генуэзец Антонио Узодимаре. Их площадь составляет 4 тыс. км2. Свое название получили от мыса Зеленого, против ко­торого находятся. Сам мыс был открыт в 1445 го­ду и назван Зеленым Мысом (португ. Cabo Verde) португальским капитаном Динишем Диашем, впервые после пустынных берегов встретившим выступ Африканского материка, густо заросший пальмами.

21 декабря 1470 года португальские мореходы Жуан ди Сантарен и Педру ди Эскобар (Ишкулар) увидели вершины гор на неизвестном европейцам острове в Гвинейском заливе. Это произошло в день католического святого Томе (в православии — св. Фома), в честь которого ос­тров и был назван Сан-Томе (Sao Тоше). 17 ян­варя 1471 года, в день католического праздни­ка св. Антониу, португальцы открыли в 150 км к северо-востоку от Сан-Томе еще один остров, названный сначала Сан-Антониу, а позже пере­именованный в Принсипи (Principe — «принц») в честь одного из наследников португальского престола.

В российской литературе первое описание острова .Сан-Томе дал известный писатель А. С. Новиков-Прибой в романе «Цусима». Хотя остров вулканического происхождения, мягкий тропический климат способствует тому, что здесь в изобилии растут хлебное дерево, миндаль, манго, папайя, кокосовая пальма, ба­наны, кофе, сахарный тростник, кукуруза, им­бирь, авокадо и ананасы.

Корсары не давали житья островитянам на протяжении трех столетий. Правда, для многих разбойников острова Сан-Томе и Принсипи стали последним причалом. Здесь сложили свои буйные головушки голландцы Питер ван дер Дус и Корнелис Йол по кличке Деревянная Но­га, а позже знаменитый английский джентль­мен удачи Хоуэлл Дэвис.

Первые двое умерли не от ран, а от болезней. Когда Питер ван дер Дус в 1599 году захватил Сан-Томе, на его людей обрушилась эпидемия тропической лихорадки. Через две недели 1200 человек отдали богу души, и среди них — неустрашимый Питер ван дер Дус. От тропической лихорадки умер и Корнелис Иол. Он при­был на Сан-Томе в начале октября 1641 года, взял штурмом форт Сан-Себастьян, а затем и столицу острова — город Сан-Томе. Добыча оце­нивалась в 100 тысяч гульденов! Но эпидемия тропической лихорадки приковала Деревянную Ногу к койке. Он успел назначить своим преем­ником Матеуса Янсона и 31 октября скончался. Тело его похоронили в кафедральном соборе, но год спустя португальцы выбросили его оттуда и перезахоронили в безвестной могиле.

Здесь погиб и Хоуэлл Дэвис, который пенил океан на «Королевском пирате». В 1719 году пи­раты подошли к острову Принсипи, у входа в гавань подняли для маскировки английский флаг, и португальцы приняли их за британских военных моряков. Губернатор встретил Дэвиса весьма учтиво и разрешил ему свободно торго­вать на острове. Отремонтировав свой корабль, Дэвис решил хитростью заманить португальс­кого губернатора на борт судна и потребовать с него выкуп в 40 тысяч фунтов стерлингов. Но ночью какой-то негр, сбежавший с «Королев­ского пирата», явился в дом губернатора и вы­дал разбойников. На следующее утро Дэвис, сопровождаемый трубачом, корабельным хи­рургом и некоторыми другими членами коман­ды, отправился в дом губернатора, чтобы при­гласить его на судно пообедать. Однако возле дома пиратов уже ждала засада. Солдаты откры­ли огонь из мушкетов. Хирург и двое других были убиты на месте, трубач был ранен в руку и добит на пороге обители монахов-капуцинов. Дэвис, получив четыре пулевых ранения, все же пытался добежать до шлюпки, но пятое ранение сбило его с ног. Пораженные его силой и муже­ством, португальцы поспешили перерезать ему горло...   

Из Гвинейского залива отправимся к остро­вам Вознесения и Святой Елены, лежащим по­среди Атлантики. Они были открыты порту­гальской экспедицией Жуана да Нова Кастелья, посланного за пряностями в Индию с флотили­ей из 4 судов. Флотилия покинула Лиссабон в марте 1501 года и на пути к мысу Доброй Надежды натолкнулась на маленький скалистый остров, вторично обнаруженный португальца­ми в 1508 году в день праздника Вознесения Господня (отсюда и его название). Близ Каликута корабли Жуана да Нова подверглись нападению множества арабских судов, но смогли отбиться и, забрав в Кочине груз пряностей, легли на обратный курс.

В южной части Атлан­тики экспедиция открыла еще один необитае­мый остров. Так как в этот день (21 мая 1502 го­да) католическая церковь праздновала день св. Елены, остров был назван ее именем (совре­менное английское название — Saint Helena Island). Во всем мире этот клочок суши извес­тен благодаря Наполеону. Опальный император французов был сослан сюда англичанами в 1815 году и провел здесь остаток своих дней. Умер он 5 мая 1821 года. По свидетельству оче­видцев, в тот день Атлантический океан встал на дыбы, разбуженный жесточайшим штормом. Ураганный ветер вырывал с корнем деревья, снес несколько домов на острове и едва не развалил Лонгвудскую усадьбу, в которой лежало тело ве­ликого полководца. Через четыре дня гроб с пра­хом Наполеона опустили в могилу. Раздался гром орудийных салютов: англичане отдали покойно­му последнюю воинскую почесть...

От острова Святой Елены отправимся на юг, к островам Тристан-да-Кунья. Они получили свое название по имени португальского морехо­да Тристана да Куньи, наткнувшегося на них по пути в Индию в октябре 1506 года. Но честь от­крытия этой группы вулканических островов принадлежит в действительности не ему, а мо­рякам корабля Вашку Гомиша Абреу, увидев­ших их 6 февраля 1506 года.

Южные Сандвичевы острова открыл в 1775 году знаменитый английский путеше­ственник Джеймс Кук. Он назвал их Sandvich Land — «Земля Сандвича» в честь лорда-адмирала Джона Монтегю, графа Сандвича (1712-1792), возглавлявшего в то время Британское адмиралтейство. А название «Южные Сандви­чевы острова» дал им Ф. Ф. Беллинсгаузен в 1820 году. Этим он хотел избежать путаницы — ведь Гавайские острова Кук в 1778 году тоже назвал Сандвичевыми.

Южные Шетландские острова были откры­ты английским капитаном Уильямом Смитом. Этот бравый «пенитель моря» шел на бриге «Уильяме» из Монтевидео (Уругвай) в Вальпа­раисо (Чили) и у мыса Горн попал в шторм, отбросивший его на юг. 19 февраля 1819 года Смит обнаружил пустынную заснеженную зем­лю, которую он принял за Южный материк. Во время своего второго плавания — осенью того же года — капитан Смит, снедаемый любопыт­ством, снова приблизился к этой таинственной земле, высадился на ней и вступил во владение, назвав ее Новой Южной Британией. По воз­вращении из плавания Смита уговорили пере­именовать ее в Новую Южную Шетландию, Позже капитан Эдвард Брансфилд установил, что новооткрытая суша является не выступом материка, а архипелагом.

Остров Южная Георгия, лежащий к северо-востоку от Южных Шетландских островов, от­крыл в 1756 г. капитан испанского торгового судна, а исследовал в январе 1775 года Джеймс Кук. Вступив во владение этим мрачным субан­тарктическим островом, он назвал его в честь английского короля Георга III (1738-1820).

Фолклендские острова, случайно открытые в 1592 году английским корсаром Джоном Девисом, в 1594 году были названы другим анг­лийским корсаром; Ричардом Хокинсом, «Зем­лей Девы» — в честь королевы-девственницы Елизаветы I. В 1598 году голландский корсар капитан Себалд ван Веерт вновь «открыл» их, назвав «Себалдовыми». Примерно через сто лет, в 1690 году, английский капитан Джон Стронг назвал пролив между двумя главными острова­ми архипелага именем лорда Фолкленда (Falk­land), покровительствовавшего морским экспе­дициям, а в 1766 году это название распростра­нилось на весь архипелаг.

Архипелаг Огненная Земля (площадь около 72 тыс. км) обязан своим названием первой кругосветной экспедиции Фернана Магеллана. Когда испанские корабли вошли в октябре 1520 года в узкий пролив, носящий ныне имя руководителя экспедиции, на земле, простирав­шейся южнее, днем были видны дымки, а по но­чам — огни костров. Поэтому Магеллан назвал эту южную страну Tierra del Fuego — «Земля Огня». По другой версии, он присвоил ей имя Tierra de los Humos — «Земля Дымов» (так по­казано на испанской карте 1529 года). Однако испанский король Карлос I позже переименовал ее в «Землю Огней», заявив, что «нет дыма без огня».

Французское наименование островов — Мальвины (Малуицы) — связано с их посещением в конце XVII века корсарами-малуинами (выход­цами из портового города Сен-Мало). Эти сме­лые мореходы-авантюристы использовали ар­хипелаг в качестве промежуточной базы на пути в Чили и Перу. Впервые Фолкленды были обо­значены на карте как Мальвинские (Малуинские) острова путешественником и географом Амадеем-Франсуа Фрезье, совершившим в 1712-1714 годах плавание по Тихому океану вокруг мыса Горн.

 

 

Поиск

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Поделиться

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru