ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

ЭТИМОЛОГИЯ НАЗВАНИЙ МЫСОВ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И ЕВРАЗИЙСКОГО СЕВЕРА

Если от мыса Трафальгар двигаться вдоль Пиренейского полуострова на северо-запад и север, можно увидеть справа по борту мыс Сан-Висенти, названный в честь святого Винсента, мыс Рока — крайнюю западную точку Евразии (от португальского госа — «скала») и мыс Финистерре (от латинского finis — «конец» и terra «земля», то есть «край земли»). Последнее назва­ние можно обнаружить и во французском вари­анте — Финистер — на западной оконечности полуострова Бретань, и в английском вариан­те — Лендс-Энд (Lands End — «конец земли») — на крайнем юго-западе Великобритании, в Кор­нуэлле.

С данными географическими названиями связаны многие морские катастрофы. Штормы, коварные течения, туманы и ошибки судоводи­телей являлись причиной гибели сотен кораб­лей, по воле судьбы оказавшихся в этих гиблых местах.

Недалеко от мыса Лендс-Энд находится дру­гой коварный мыс — Лизард (англ. lizard — «ящерица»). В 1807 году здесь потерпел круше­ние английский фрегат «Ансон», в 1856 году — пароход «Оушн Хоум», в 1913 году — четырехмачтовый корабль «Кромандейл», в 1924 году — грузовой лайнер «Бардик», а в 1929 году — гре­ческий пароход «Архангел».

Много шума в морских кругах Англии и США вызвала гибель американской шхуны «Томас Лоусон», которая в 1907 году во время тумана со всего хода выскочила на скалы островов Силли к западу от мыса Лизард. Это была единст­венная в мире 7-мачтовая шхуна, и она имела «роковое» название. Дело в том, что при спуске на воду в 1902 году ее окрестили именем амери­канского писателя Томаса Лоусона, который выпустил и свет книгу «Пятница, тринадцатое число». И погибла шхуна именно в пятницу 13 декабря 1907 года.

На крайнем севере Европы, на острове Магере, в Норвегии, находится высокий скалистый мыс Нордкап. В переводе с норвежского Nord-kapp означает «северный мыс».

Если двигаться от него на восток, по морям российской Арктики, нельзя не удивиться оби­лию географических названий, в которых присутствует анатомический термин «нос». В северных российских диалектах слово нос упот­реблялось и употребляется в значении мыс, коса. Наиболее известные среди них — скалис­тый мыс Святой Нос на Кольском полуострове, мыс Канин Нос в Архангельской области (на­звание производят от ненецкого диалектного канинзъ — «мерзнуть»; по другой версии — от русского прозвищного имени Каня, происходя­щего от названия птицы каня, канюк— «сарыч»), мыс Болванский Нос на севере острова Вайгач (от древнерусского болван — «идол»; на­звание дано не позже XV века по деревянному идолу, поставленному на мысе).

Поражает также то, что среди географичес­ких названий Арктики преобладают личные имена. Особенно часто в топонимии Арктики встречаются фамилии ее исследователей и пер­вопроходцев. Несколько тысяч мысов, остро­вов, проливов, бухт, гор, ледников, полуостро­вов, подводных хребтов, а также несколько морей названы в честь этих людей, и едва ли не каждое имя заслуживает отдельного рассказа. Но мы вспомним лишь о Челюскине и Дежневе.

Самая северная точка Евразии — мыс Челюс­кин (77° 43' с.ш.). Своим названием он обязан Семену Ивановичу Челюскину (ок. 1707-1764), участнику экспедиции Харитона Прокофьевича Лаптева. 5 декабря 1741 года Челюскин и два его спутника — солдат Антон Фофанов и Андрей Прахов — вышли из Туруханска к устью реки Хатанги, а 3 апреля 1742 года начали дви­жение на север, чтобы установить, где находит­ся северная оконечность полуострова Таймыр. Почти через месяц они добрались до мыса Фад­дея — далее простиралась неведомая земля. Пасмурные дни сменялись ясными, иногда бу­шевала метель. 6 мая в ясную погоду Челюскин определил, что достиг 77° 27'с.ш.

Через два дня, продвинувшись еще на 16 км, он увидел мыс, от которого берег Таймыра по­ворачивал на юго-запад, и занес в свой поход­ный журнал короткую запись: «Сей мыс камен­ный, приярный, высоты средней. Около оного льды гладкие и торосов нет. Здесь именован мною оный мыс Восточно-Северный». Ныне этот мыс (77°41' с.ш.) носит имя другого участ­ника экспедиции Лаптева — геодезиста Никифора Чекина, а самая северная точка Европейско-Азиатского материка — мыс Челюскин — была пройдена Челюскиным в полночь с 8 на 9 мая после пересечения небольшого залива и не произвела на него никакого впечатления. В журнале он отметил, что берег здесь очень низ­кий и песчаный, с «небольшим выгибом». Лишь в 1919 году норвежскому геофизику Харалду Свердрупу удалось установить, что именно сей «невзрачный» мыс и есть «макушка» Евразии.

От этого мыса Челюскин повернул на юго-за­пад и, страдая от снежной слепоты и голода, за­кончил опись берега у 76° 42' с.ш.— пункта, до которого в 1741 году доходил с запада Лаптев. Засняв в общей сложности около 1600 км побережья. Челюскин через озеро Таймыр на соба­чьих упряжках добрался до верховьев реки Дудыпты, а оттуда на лодках, оленях и вновь на лодках 20 июля вернулся в Туруханск. Мыс Челюскин был назван в честь первооткрывате­ля только в 1843 году — в ознаменование сто­летия со дня открытия.

Крайний северо-восточный выступ Евра­зии — мыс Дежнева — носит имя русского ка­зака Семена Ивановича Дежнева (ок. 1605- 1673). Бронзовый бюст Дежнева венчает ныне четырехгранную башню — обелиск, установ­ленный в 1956 году на этом красивом и мрачном заснеженном утесе, круто обрывающемся в Бе­рингов пролив.

Кто же такой Дежнев? Он родился около 1605 года в Пинежской волости, а в 30-е годы XVII века начал отбывать казачьи службы в Си­бири. В 1638 году он объявился в Якутске. Был дважды женат, оба раза на якутках и, вероят­но, говорил по-якутски. В 1643-1646 годах Дежнев находился на Колыме, участвовал в по­стройке Нижнеколымска. Летом 1647 года при­нял участие в экспедиции холмогорского помо­ра Федота Алексеевича Попова, целью которой был поиск моржовых лежбищ и якобы богатой соболями реки Анадыри. Экспедиция провали­лась, но Попов не отказался от повторной по­пытки и летом 1648 года снарядил флотилию из 7 кочей. Казачий отряд Дежнева был придан экспедиции «для государева ясачного сбору и для прииску новых неясачных людей и для го­сударевых великих дел». 20 июня кочи из Ко­лымы вышли в море и повернули на восток. В проливе Лонга во время бури два коча разби­лись о льды. На 5 оставшихся судах Попов и Дежнев продолжали плавание на восток.

Вероятно, в августе мореходы оказались уже в проливе, отделяющем Азию от Северной Аме­рики, позже «окрещенном» Беринговым. Где-то в проливе разбился еще один коч, 20 сентяб­ря у мыса Чукотского или в районе залива Креста чукчи ранили в стычке Попова, а через несколько дней, по показаниям Дежнева, «того Федота со мною, Семейкою, на море разнесло без вести». Следовательно, четыре коча, обогнув северо-восточный выступ Азии, впервые в исто­рии прошли из Северного Ледовитого в Тихий океан. Северо-восточный выступ материка Деж­нев именовал «Большим Каменным Носом». В одной из челобитных он писал: «...а тот Нос вышел в море гораздо далеко, а живут на нем люди чухчи добре много... А тот Большой Нос мы, Семейка с товарищами, знаем, потому что разбило у того Носу судно служилого человека Ярасима Онкудинова с товарищами».

Назвать мыс именем Дежнева предложил в 1879 году полярный исследователь Нильс Адольф Эрик Норденшельд, первым прошедший на «Беге» Северо-восточным проходом из Атлантиче­ского океана в Тихий (1878-1879). Но офици­ально в честь Дежнева мыс был назван лишь через двадцать лет, в 1898 году, в ознаменова­ние 250-летия его открытия — по ходатайству Русского Географического общества и, в частно­сти, известного океанолога и картографа Юлия Михайловича Шокальского. Хотя с не меньшим основанием мыс мог называться в честь нача­льника экспедиции Федота Попова. Но, увы, с благодарной памятью потомков холмогорскому помору откровенно не повезло. Имя его на кар­тах не значится.

Поиск

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Поделиться

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru