ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

Русская земля

 

 

Страна, в настоящее время называемая Россиею, издревле, как только запомнят люди, была большою дорогою для народов, шедших из Азии в Европу. Здесь перебывали и скифы, и сарматы, и готы, и гунны, и другие народы, но не останавливались надолго, почти не оставили после себя никаких следов в пройденном ими краю и не имели никакого заметного влияния на судьбу русского народа. Позднее сих народов потянулись в здешний край разные племена славянские, жившие в Македонии, Фракии и Иллирии. Движение славянских племен в здешний край, на север и северо-восток от Дуная, их древней родины, началось с того времени, как римляне, называвшиеся у древних славян волохами, стали выдвигать свои владения к Дунаю и теснить тамошних славян, поселяя между ними свои военные колонии и строя города. Но славяне поднялись с Дуная не все зараз, а частями и в разное время, по мере того как насилия римлян становились им невыносимы; и в продолжение нескольких веков они заняли своими поселениями берега Днестра, Восточного и Западного Буга, Днепра, Припяти, Десны, Сейма, Оки, Западной Двины, Приильменский край и верхнее течение Волги до впадения в нее Оки.

Подробнее...

Первые князья из племени варягов-руси

 

 

Прибывшим по приглашению варяго-русским князьям новгородцы по договору дали в непосредственное управление и для житья: Рюрику – Ладогу при впадении Волхова в Ладожское озеро, Синеусу – Белоозеро в земле, где новгородская колония была поселена в племени весь, и Трувору – Изборск подле Чудского озера, принадлежащий кривичам; во всех же прочих городах обширного новгородского владения управление осталось за новгородским вечем и новгородскими мужами, только от имени князей и с платежом князьям определенных сборов. Но через два года по прибытии Рюриковы братья Синеус и Трувор умерли; и Рюрик, усилившись их дружинами и городами, передвинулся из Ладоги к самому Новгороду и на противоположном берегу Волхова выстроил себе крепость, которую также назвал Новгородом, и начал раздавать своим мужам города – кому Полотск, кому Ростов, кому Белоозеро, приказавши им строить там себе крепости и управлять землею от его имени.

Подробнее...

Русская земля при первых варяжских князьях

 

 

Мы видели уже, что Рюрик с братьями быть приглашен в Новгород добровольно с тем, чтобы судить и рядить по исконным новгородским обычаям и правам, также добровольно был принять в Смоленске, Киеве и других сильных городах преемник Рюриков Олег, и также по добровольному согласию княжили Игорь, Ольга, Святослав и Ярополк. Все они судили и рядили по исконным обычаям и правам народным и для суда и расправы сажали своих посадников по городам, и каждый город, признавший над собою суд и управу князя, платил князю известную условленную дань; и для сбора этой дани каждую осень князья или сами ездили по городам и областям, или посылали своих дружинников, таковой объезд по тогдашнему назывался полюдьем. Князьям также были уступлены некоторые земли и угодья, с которых они пользовались доходами, как частные собственники; но тогдашние князья мало обращали внимания на уступленные им земли, а больше думали о походах на соседние непокорные племена, где им было приволье и показать свою удаль, и пограбить.

Подробнее...

Владимир и Ярослав

 

 

Владимир сделался великим князем Киевским, когда ему было едва ли 18 лет от роду, и за него и его именем всеми делами заправлял его воспитатель и дядя по матери Добрыня Любчанин, который, как истый туземный славянин, воспитанный в славянских обычаях, не очень жаловал буйных варяжских дружинников; ему хотелось, чтобы его племянник – князь был окружен дружиною из туземцев, а не из иноземцев и чтобы он любил и жаловал земщину и дорожил ею более, чем сбродною дружиною. А поэтому когда буйные варяги, пришедшие с Владимиром и Добрынею из Скандинавии, по занятии Киева сказали князю: «Киев наш, мы добыли его тебе, хочем иметь окуп с каждого киевлянина по две гривны», то Владимир, наученный Добрынею, отвечал им: «Пождите месяц, пока вам соберут деньги». Варяги, пождавши месяц, опять стали просить окупу, и когда Владимир опять не дал, то они сказали ему: «Ты обманул, по крайней мере отпусти нас в Грецию»; на что Владимир отвечал им: «Идите». И выбрав из них лучших, смышленых и храбрых мужей, оставил у себя и роздал им города для управления; а остальных отпустил и, согласно с договором деда своего Игоря, отправил вперед грамоту к греческому императору, в которой написал: «Идут к тебе варяги, не держи их у себя в городе, они народ буйный, чтобы не наделали у тебя зла, как и у меня, а разошли их в разные стороны, а назад к нам не пускай ни одного».

Подробнее...

Русская земля при Владимире и Ярославе

 

 

При Владимире и Ярославе Русская земля захватывала уже большое пространство: на юге она касалась берегов Черного моря в Тмутараканском княжестве, а по Днепру доходила на юг до порогов; на западе русскою границею были Западный Буг и Балтийское море; на севере русские, или собственно новгородские, колонии по разным местам доходили до Белого моря, Печоры и Уральских гор; на востоке русские владения частью доходили до земли камских болгар, частью ограничивались степями, лежащими за Сулою и Семью, и частью, в Тмутараканском княжестве, простирались до Кавказских гор и захватывали большую часть Хазарии. Разные племена, жившие на этом огромном пространстве, более или менее зависели от русского, или киевского, князя, и потому носили одно общее название Русской земли, и действительно составляли части одного общего целого, и управлялись посадниками или детьми киевского князя; так, по крайней мере, было при Владимире. При Ярославе это несколько изменилось; ибо Мстислав Тмутараканский и Черниговский и Брячислав Полотский были самостоятельными и независимыми князьями в своих довольно обширных владениях: но Ярослав умел держаться в постоянном союзе с сими двумя князьями, и посему при нем ежели не было единовластия, то не было и раздора, и русские владения продолжали составлять одно целое, и целое тем более прочное, что во всех владениях Руси была признана господствующею одна религия христианская и в церковном отношении все русские земли были подчинены одному киевскому митрополиту, который поставлял епископов по другим городам.

Подробнее...

Сыновья Ярослава

 

 

Русь, при Ярославе состоявшая из трех отдельных владений, самого большого Ярославова и потом Новгородского и Полотского, по смерти Ярослава разделилась на семь отдельных владений, независимых друг от друга. Новгородское и Полотское владения остались по-прежнему: Полотское за потомками Изяслава Владимировича, а Новгородское за самим господином Великим Новгородом при выборных князьях. Огромное же владение Ярославово по собственному завещанию самого старого князя разделилось на следующие отдельные княжества: 1-е, Киевское, которое обнимало собою весь правый берег Днепра, ему принадлежали как Киевская область полян, так и земли Древлянские и Туровские и, кажется, Червенские города; 2-е, Черниговское, ему принадлежали кроме Северянской области Чернигова еще Тмутаракань на юге и земля вятичей, также Рязань и Муром на северо-востоке; 3-е, Переяславское, состояло из Переяславской области на юге в Приднепровье и из северных областей, Ростова, Белоозера, Суздаля и других тамошних новгородских колоний; 4-е, Смоленское, заключало в себе древние земли кривичей, верхнее течение Днепра по обеим его берегам, а также колонии кривичей в южных пределах Литовской земли; 5-е, Владимиро-Волынское, которому принадлежала Волынь с частью Подолии, область сия простиралась от реки Горыни на запад до реки Западного Буга.

Подробнее...

Русская земля при Ярославичах

 

 

Мы видели отношения князей-братьев друг к другу и к племянникам и другим родственникам при сыновьях Ярослава; теперь посмотрим на их отношения к народонаселению и вообще на тогдашнее состояние русского общества. Княжеская власть, значительно усилившаяся при Владимире и Ярославе, при сыновьях Ярославовых, напротив, значительно ослабла: Владимир и Ярослав старались сжиться с русским обществом, соединить свои интересы с интересами общественными и сблизить дружину с земщиною сыновья же Ярослава все это совершенно опустили из вида, они вовсе не заботились о сближении с земщиною и всю свою надежду полагали на сбродной дружине и даже на наемных половцев. Русские же области считали только как бы местом временной оседлости и средством содержать дружину и заботились преимущественно о том, чтобы каким бы то ни было образом побольше собрать богатств, на которые бы содержать лучшую и многочисленнейшую дружину, как прямо говорил Изяслав, удаляясь из Киева со многим имением: «Яко сим налезу вои». В прежнее время старые князья Олег, Святослав, Владимир и Ярослав добывали себе богатства отдаленными походами в Грецию и Хазарию и нападениями на соседние независимые славянские племена; для сыновей же Ярослава этот источник доходов прекратился: соседние славянские племена уже вошли в состав разных русских княжеств, самая Хазария распалась, а походы на Грецию сделались почти невозможными при постоянной грозе диких половцев, именно занявших своими кочевьями степи на пути в Грецию.

Подробнее...

Внуки и правнуки Ярослава

 

 

Недаром народ был смущен разными предзнаменованиями пред кончиною Всеволода: за этой кончиной действительно последовали страшные бедствия, каких еще не было в Русской земле. Все, что было сдавлено могуществом Всеволода, все накипевшие неудовольствия, все вопиющие обиды поднялись и предъявили свои права, все обиженные и ограбленные начали требовать того, что у них отнято. Умнейший и знаменитейший из тогдашних князей Владимир Всеволодович Мономах, желая сколько возможно отдалить взрыв недовольных, как-нибудь прикрыть неправды отца и найти себе хорошего союзника на случай неминуемой войны с недовольными, вслед за похоронами Всеволода послал в Туров к тамошнему князю Святополку Изяславичу с известием, чтобы он шел занять киевский престол как свою отчину; сам же ушел в Чернигов, которым владел в последние годы отцовской жизни, а другой брат его, Ростислав, пошел в Переяславль. Таким благоразумным и хорошо рассчитанным распоряжением Мономах действительно отдалил взрыв недовольных до первого благоприятного случая, который, к несчастию, не замедлил представиться.

Подробнее...

Русская земля при внуках и правнуках Ярослава

 

 

Хотя внуки и правнуки Ярослава, подобно своим отцам, продолжали переходить из одного владения в другое и искать лучших волостей и по-прежнему продолжали рассчитывать преимущественна на свою дружину и наемных половцев; тем не менее при внуках Ярослава, и особенно при его правнуках, князья стали обращать внимание и на земщину в своих владениях, и благоразумнейшие из князей более уже не считали своих волостей только местом временной оседлости, а, напротив, стали признавать их опорою и источником своей силы и могущества. А посему при всех переменах владений они старались сколько возможно удерживать ежели не за собою, то по крайней мере за своим семейством, свои старые родовые владения. Так, ни Владимир Галицкий, ни Юрий Суздальский никогда не отступались от своих Галича и Суздаля, Всеволод Ольгович, утвердившись в Киеве, не думал также расстаться с своими отчинными старыми владениями в Черниговском краю, и своих родственников-союзников старался вознаграждать городами на правом берегу Днепра, и те жаловались на него: «Своей отчины вятич не дает». Изяслав Мстиславич, утвердившись на Волыни, постоянно старался удерживать ее за собою и в то время, когда владел Киевом.

Подробнее...

Суздальщина

 

 

Ростовцы и суздальцы, сии старинные колонисты Великого Новгорода в обширной стране финского племени мерь, были люди по своему характеру далеко не похожие ни на смольнян, ни на киевлян, ни на черниговцов, люди своего закала и особой выдержки, с одной стороны, вольнолюбивые и упрямые, как новгородцы, а с другой стороны, до того преданные своим князьям, что не знали границ своей преданности и без оглядок жертвовали для них всем. Долго, почти в продолжение 250 лет, от удаления Олега из Новгорода на юг, Ростовская и Суздальская земли почти не принимали никакого участия в делах Приднепровской Руси, долго этот край, отданный новгородцами Рюрику и его потомкам, оставался в каком-то забвении и даже не имел своих князей и управлялся вече и временно присылаемыми из Киева или Переяславля посадниками и даже данщиками; только Мономах обратил некоторое внимание на эту забытую князьями сторону и построил там в свое имя город Владимир на реке Клязьме, называвшиеся у современников Владимиром-Залесским, в отличие от Владимира-Волынского. Но с младшего Мономахова сына Юрия, по прозванию Долгорукий, положение Ростовской и Суздальской земель значительно изменилось к лучшему.

Подробнее...

Русская земля во время суздальщины

 

 

Во время Суздальщины, как мы уже видели из рассказа о междукняжеских отношениях, утвердился новый порядок, по которому князья стали заботиться о том, чтобы постоянно удерживать за собою свои отчинные владения и стараться об их увеличении и улучшении, а не менять их на другие, как бывало прежде при внуках и правнуках Ярослава. Этот новый порядок выдвинул вперед земщину и сильно изменил княжеские отношения к ней. В прежнее время князья заботились преимущественно о добывании высоких столов, как говорит Даниил Заточник, мало думали об устройстве своих волостей и о сближении с своею земщиною; и, как мы уже видели, их отношения к земщине ограничивались судом и управою, сбором установленных доходов и защитою волости от неприятельских нападений; мимо сих отношений князья жили сами по себе, а земщина сама по себе. Теперь же этот порядок сильно изменился; князья, живучи постоянно в своих отчинных владениях, по необходимости должны были более сближаться с земщиною, заботиться о лучшем устройстве своих волостей, принимать участие в чисто земских распоряжениях, хлопотать о заселении пустующих земель, о приискании жителей, о построении городов, слобод и сел.

Подробнее...

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru