ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

Лев Давидович Ландау (22 января 1908 г. – 1 апреля 1968 г.)

Л. Д. Ландау – один из величайших физиков-теоретиков ХХ века, лауреат Нобелевской премии по физике.

Лев Давидович Ландау родился 22 января 1908 г. в центре нефтяной промышленности – Баку, его отец был инженером-нефтяником, а мать – врачом. Способности его проявились очень рано – в четырнадцать лет он поступил на физико-математический факультет Бакинского университета, а с 1924 г. учится в Ленинградском университете. В 19 лет он окончил университет, занимаясь так интенсивно, что формулы ему даже снились по ночам.

В юности Ландау был очень застенчив, ему было трудно общаться с другими людьми. Тогда это было для него одной из труднейших проблем. Вместе с тем он выделялся среди других юношей суровой самодисциплиной и чувством ответственности перед собой. Это помогло ему стать человеком, полностью владеющим собой в любых обстоятельствах, и к тому же человеком веселым.

В октябре 1926 г. Ландау, как один из лучших аспирантов, уезжает за границу. В Берлинском университете он встретился с А. Эйнштейном. В Геттингене Ландау участвовал в семинаре М. Борна, а потом уехал в Лейден – к одному из создателей квантовой механики В. Гейзенбергу.

Еще один очень важный момент в биографии Ландау – поездка в 1930 г. в Копенгаген, в Институт теоретической физики Нильса Бора. Там он провел полтора года и с тех пор считал себя учеником Бора.

В мае 1930 г. вместе с Н. Бором Ландау едет в Англию, где работает в Кавендишской лаборатории Кембриджа, знакомится с Э. Резерфордом, П. Дираком и своим соотечественником П. Л. Капицей – любимым учеником Резерфорда.

В 1932 г., по возвращении на родину, Ландау был назначен заведующим теоретическим отделом Украинского физико-технического института (УФТИ) в Харькове. Харьков становится центром теоретической физики СССР, и не случайно в мае 1934 г. именно в Харькове состоялась международная конференция по теоретической физике. Большим событием стал приезд на эту конференцию Н. Бора.

С 1937 г. Ландау работает в Москве, в Институте физических проблем П. Л. Капицы.

Говоря о современной квантовой механике и об общей теории относительности, Ландау обычно подчеркивал, что самое большое достижение человеческого гения заключается в том, что человек «может понять то, что он уже не в состоянии представить себе». (Раньше все, что рассматривала физика ХК в., можно было наглядно представить.)

Невозможно, наверное, перечислить все, что сделал Ландау в науке. Нет ни одного раздела теоретической физики, в который бы он не внес заметного вклада. В наше время специализации его ученики стали специалистами в различных областях. Всех их Ландау держал в кругу интересов того нового, что рождалось в физике.

По выражению американского физика Мермина, «сборник трудов Ландау возбуждает чувства, подобные тем, что вызывает полное собрание пьес Шекспира… Безмерность совершенного одним человеком всегда представляется невероятной».

Любая сложная проблема, в обсуждении которой участвовал Ландау, всегда становилась интересной, решение ее – неожиданным.




Разговаривать с ним иногда было очень сложно, потому что он всегда хотел вникнуть в суть дела, все понять и изложить свою мысль. Убедить в чем-то Ландау было трудно, и когда это кому-то удавалась сделать, ученый первым признавал результат и пропагандировал его.

Ландау был не только великим ученым, но также великим учителем – учителем по призванию. Такое сочетание является очень редким. Эйнштейн, например, был, возможно, вообще самым выдающимся ученым из тех, которые когда-либо жили на Земле, но у него не было прямых учеников, которые сотрудничали с ним непосредственно. Ландау можно сравнить разве что с его учителем – Нильсом Бором, который тоже был не только гениальным ученым, но и непревзойденным учителем.

Пауль Эренфест, выдающийся физик-теоретик и друг Эйнштейна, в 1932 г. приехал в Харьков, где и познакомился с двадцатичетырехлетним Ландау. О своих впечатлениях он написал в Ленинград своему другу – знаменитому физику А. Ф. Иоффе: «Что же касается Ландау, то в последнее время я стал ценить его как совершенно необычайно одаренную голову. В первую очередь за ясность и критическую остроту его мышления. Мне доставляло большое удовольствие спорить с ним о разных вещах. И совершенно независимо от того, был ли я при этом не прав (в большинстве случаев – в основных вопросах) или прав (как правило, во второстепенных деталях), я каждый раз очень многое узнавал и мог при этом оценивать по достоинству, насколько ясно он «видит» и насколько большим запасом ясно продуманных знаний он располагает».

О преподавании физики Ландау начал думать, когда ему было чуть больше двадцати лет. Он мечтал написать учебники по физике на всех уровнях, начиная со школьного. До 1933 г. он разработал «программу теоретического минимума», которая включала то, что, по его мнению, должен знать каждый физик-теоретик. Экзамены были совсем неформальными: оценки не выставлялись. Результат – либо положительный, либо отрицательный, без промежуточных оценок. После того как человек сдавал теоретический минимум, Ландау уже считал его одним из своих учеников и пытался подыскать ему хорошую работу. В 1961 г., за несколько недель до трагической автокатастрофы, Ландау составил список сдавших теоретический минимум. Из сорока трех человек в списке четырнадцать позже стали академиками.

Ландау был в известной степени достаточно резким человеком, всегда говорил то, что думал. Но, собственно говоря, был демократичным и в повседневной жизни, и в науке. Он был доступен и для студентов, и для коллег – для всех, кто к нему обращался.

Вот что он ответил студентам, которые поинтересовались его мнением о том, какие разделы теоретической физики наиболее важны: «Должен сказать, что я считаю такую постановку вопроса нелепой. Надо обладать довольно анекдотической нескромностью, для того чтобы считать достойными для себя только «самые важные» вопросы науки. По-моему, всякий физик должен заниматься тем, что его больше всего интересует, а не исходить в своей научной работе из соображений тщеславия».

Ландау интересовался не только наукой. Он очень любил историю всех времен и прекрасно знал ее. Любил литературу и живопись. Не любил – точнее, не мог заставить себя полюбить – музыку, хотя и очень старался это сделать.

Ландау был выдающейся личностью и достаточно ироничным человеком. Льва Давидовича Ландау никто не называл Лев Давидович или Ландау – практически все коллеги и друзья звали его Дау. Сам Ландау объяснял происхождение своей фамилии так: она происходит по написанию его фамилии в виде Landau = L ’ane Dau, что в переводе с французского означает «Осел Дау». Отсюда понятно, по крайней мере, что Дау был веселым человеком.

Зимой 1962 г. Ландау попал в автомобильную катастрофу. Он провел в больнице два года, и по-настоящему к научной работе уже не вернулся.

В 1962 г. Л. Ландау стал лауреатом Нобелевской премии по физике.

Полученная тяжелая травма привела к тому, что 1 апреля 1968 г. выдающегося ученого не стало. Последними его словами были: «Я неплохо прожил жизнь. Мне всегда все удавалось».

 

Поиск

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Поделиться

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru