ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

Панцуи растут под Москвой

 

Он всю жизнь ходил по тайге, отыскивая волшебный корень жизни – по маньчжурски «панцуй» и «жень‑шень» по‑китайски. Он построил над молодым корешком навесик, он сторожил его много лет, чтобы выкопать в полной силе, сделать настойку и вернуть себе утраченную молодость…

Что говорила легенда дальше про этого вапанцуя – искателя «корня жизни», не так важно. Но что настойка жень‑шеня помогает при многих заболеваниях, укрепляет силы организма, становится на его сторону в борьбе со многими недугами – бесспорно.

Жень‑шень очень редкое растение. Найти его трудно, как и самородок золота. Ясно, что не каждый больной мог пользоваться чудесным лекарством.

И вот биологи решили выращивать «корень жизни» на плантациях. Много пришлось преодолеть им трудностей. Жень‑шень не растет там, где хоть однажды прошел пожар. Он не выносит прямых солнечных лучей и предпочитает места, где солнце только при восходе освещает его и как бы посылает прощальный привет на закате.

Что значит культивация жень‑шеня, видно хотя бы из того, что жители корейского города Кэсона поставили памятник своему земляку Сон Пон Сану, который первым покорил «корень жизни», заставив его расти не в глухой бездорожной тайге, а под присмотром человека.

Но что вы скажете про вапанцуев, которые прописаны в Подмосковье или Белоруссии? Правда, они скорее всего не искатели, а воспитатели «корней жизни», овеянных легендами и растущих на грядках.

Сейчас плантации жень‑шеня созданы у нас под Москвой, в Белоруссии и даже под Санкт-Петербургом.

Поиск

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Поделиться

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru