ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

Соломинка, переломившая хребет верблюду

 

Люсия обратилась ко мне, чтобы убедиться, что она правильно решает свои проблемы со здоровьем. В детстве Люсия была крепким ребенком, а в средней школе ей прописали годичный курс тетрациклина от прыщей, которые были заметны, но не так уж бросались в глаза. В течение того года она чувствовала себя отвратительно: ее периодически тошнило, случались расстройства желудка и возник себорейный дерматит на затылке (желтоватая корка, которая часто встречается у новорожденных; как правило, результат грибковых инфекций). Никто не пытался связать себорейный дерматит с ее гастроэнтерологическими симптомами, никто не задумывался об их возможной связи с антибиотиками.

В возрасте двадцати с лишним лет Люсия обратилась к гастроэнтерологу с жалобами на приступы тошноты, которые усугубил прием оральных контрацептивов. Биопсия показала наличие бактерии хеликобактер пилори (Helicobacter pylori), которой ошибочно приписывают множество вредных свойств. При некоторых обстоятельствах этот микроб может спровоцировать язву и даже рак желудка, но вообще-то он тысячелетиями живет именно в желудке у половины населения всего земного шара. Только сейчас, в частности благодаря работам доктора Мартина Блэйзера, мы начали осознавать, что Helicobacter pylori – наш защитник, а поэтому излишнее рвение в истреблении этой бактерии может закончиться развитием воспалений и даже раком пищевода.

В случае Люсии причиной тошноты, конечно, была не Helicobacter pylori. После трех двухнедельных курсов антибиотиков симптомы тошноты стали еще более выраженными, кроме того, появились признаки кислотного рефлюкса, которых до того у нее не наблюдалось (а это распространенное осложнение после уничтожения популяции Helicobacter pylori). Затем гастроэнтеролог прописал антацидную терапию, ни на секунду не задавшись вопросом, откуда кислотный рефлюкс у стройной, в общем-то здоровой девушки, некурящей, непьющей и не склонной к перееданию на ночь глядя. Потом у Люсии проявился себорейный дерматит, как и в школьные годы, когда она принимала тетрациклин. Лечащий врач посоветовал местные противогрибковые препараты, которые устраняли сыпь на неделю-другую, после чего она появлялась вновь.

И тогда Люсия утратила веру в эффективность медицины и в компетентность медиков. Решив заняться собой самостоятельно, она отказалась от антацидов и оральных контрацептивов, перешла на строгую противогрибковую диету (только мясо, птица, рыба и зеленые овощи). Ей было трудно придерживаться такого режима питания, ведь она не любила мясо и предпочитала овощи. Но уже через неделю Люсия заметила существенные изменения: себорейный дерматит полностью исчез, приступы тошноты были уже менее сильными и частыми, специфический запах кожи также стал не таким выраженным. Через две недели она немного смягчила диету, но продолжала ощущать улучшения и все еще осторожничала с продуктами, богатыми сахаром и крахмалом (фрукты и бобовые).

Через два месяца после выздоровления Люсия заболела ангиной. Температура была довольно высокой, а мазок показал стрептококковую инфекцию. С неохотой она согласилась на недельный курс антибиотиков. Уже через несколько дней старые симптомы напомнили о себе, и Люсия снова почувствовала себя отвратительно. На этот раз ей потребовался месяц строгой диеты, чтобы вернуться к нормальному самочувствию. Когда она обратилась ко мне, у нее был вполне здоровый вид и никаких признаков расстройств желудочно-кишечного тракта или грибковых заболеваний. Я посоветовала постепенно смягчить диету и начать добавлять в рацион фрукты и бобовые с небольшими дозами пробиотиков для компенсации последствий последнего курса лечения, который только усугубил ее старые проблемы.

Пятидневный курс антибиотиков способен погубить порядка трети ваших кишечных бактерий, и хотя многие их виды постепенно восстанавливаются, это происходит далеко не со всеми. Для некоторых пациентов, таких как Люсия, излишняя терапия против Helicobacter pylori стала той соломинкой, что переломила хребет верблюду, добивая и без того травмированный микробиом. К счастью, Люсия сумела изменить рацион питания – и это помогло ей контролировать состояние своего здоровья.

Конечно, дисбактериоз не является корнем всех наших проблем со здоровьем. Но я надеюсь, что, прочитав эту главу, вы осознаете: в основе многих распространенных и повторяющихся болячек лежит именно он. Причем список этих заболеваний пополняется ежедневно. Поддерживать свой микробиом и заботиться о нем значительно проще, чем восстанавливать его после серьезных повреждений. А тем, кто уже столкнулся со всеми «прелестями» микробиотических нарушений, могут помочь изменения в рационе питания и ежедневных привычках, понимание роли пробиотиков (а иногда и фекальной трансплантации) и умение избегать риска микробного дисбаланса.

Поиск

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Поделиться

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru